Иркутск
02 октября 4:25 Общество

Жители Большого Луга добились справедливости

10:15, 13 июл 2020

Прошел год после масштабного наводнения в Иркутской области. Очень многое сделано для восстановления пострадавших территорий. Но не все жители, чьи дома попали под воду, признаны пострадавшими.  В частности, жители Большого Луга долгое время не могли достучаться до властей, потому что поселок не включен в зону пострадавших из-за ЧС территорий. Поэтому владельцы даже признанных непригодными для жизни домов, практически уничтоженных наводнением, не могут претендовать на компенсацию. Точнее, не могли, пока к ситуации не подключился и.о. первого заместителя губернатора Иркутской области Дмитрий Бердников.

Татьяна Петровна и Виталий Леонидович Стройковы живут в поселке Большой Луг, Шелеховского района. Несколько лет назад супруги купили там дом, чтобы быть подальше от городской суеты и людей, выращивать свой урожай, принимать в гости детей и внуков, а потом спокойно встретить в этом уютном уголке старость. Все изменилось в считаные часы летом 2019 года, когда Большой Луг накрыло наводнением.

Вода пришла в поселок ровно через месяц после трагедии в Тулуне и Нижнеудинске, в ночь с 28 на 29 июля  и покрыла практически половину поселка. Перед этим двое суток шли ливни, но никто не мог предположить, какие будут последствия.

– Когда в Тулуне случилась трагедия, мы всей душой сопереживали, но успокаивали себя: «Тулун далеко, нас не затопит». Бог знает, почему случилось иначе. Вечером 28 июля, после двухдневных ливней, мы были уже наготове. Сын, который живет неподалеку, не стал ложиться спать, потому что уровень воды в реке Олхе все поднимался. Через некоторое время он подъехал к дому, позвонил: «Мам, вынеси сапоги, я уже к вам пройти не могу, вода высоко». Я потом пошла еще немного полежать, но в одежде, вещи первой необходимости были готовы. Через полчаса сын закричал, что вода поднимается уже из подполья, пора уходить. Только мы оградили погреб пуфиками, чтобы не провалиться туда, отключился свет – наводнением повалило электростолбы. Мы в темноте собирали вещи, вытаскивали технику, пытаясь спасти хоть что-то. Уровень воды поднимался моментально, – рассказала Татьяна Стройкова.

Все это чуть не закончилось трагедией – еще один сын Татьяны и Виталия, инвалид детства по слуху, в ту ночь остался ночевать в предбаннике. Когда вода стала подниматься, он уже спал и не слышал всего, что происходит вокруг. Супруги попытались пробраться к нему самостоятельно, но оказалось, что воды уже по грудь и своими силами спасти сына не получится. Помогли дежурившие спасатели, они не дали молодому мужчине утонуть. 

Несмотря на то что прошел уже почти год с той страшной ночи, женщина помнит все до мелочей. Описывая произошедшее, волнуется, потому что боль даже спустя столько времени никуда не делась. Вмиг потерять и дом, и нажитое многолетним трудом имущество – такое не забывается.  

– Когда паводок начался, вода шла к нам с двух сторон, с двух улиц. Оба потока – прямиком под наш дом. Поэтому под ним образовались большие вымоины. В самом доме воды было по колено, в других постройках, бане и мастерской мужа – вообще по грудь. Знаете, когда бушует стихия, ее не остановить. Плыли бревна, плыло все. И все это – к нам. Напор был такой, что даже дворовые ворота «вывернуло». Обычно они открываются в одну сторону, но под давлением потока они стали открываться в другую. Во дворе стояли покрышки с ободами от машины мужа, их тоже унесло. Было так страшно, – с тревогой продолжает историю Татьяна Стройкова.

Все это привело к тому, что фундамент дома и печки размыло. Из-за этого строение покосилось, а печь перестала в полной мере выполнять свои функции. Минувшей зимой семью Стройковых спасло лишь то, что основание печи было из чугуна, она худо-бедно, но отапливала дом. Кроме того, холодов в этом году почти не было, это тоже помогло супругам перезимовать. Однако дом по-прежнему оставался непригодным для жизни: фундамент размыт, деревянные конструкции, балки, перекрытия, лаги продолжают гнить и разрушаться, несмотря на просушку, в доме по-прежнему сыро, его съедают плесень и грибок.

– Запах плесени чувствуется до сих пор. Часто просыпаемся с головной болью. А покрывший все грибок уничтожает не только дом, но и нас самих изнутри. Мы много раз обращались во все возможные инстанции за помощью, однако год прошел, а мы все еще живем здесь и дышим этим ядовитым воздухом. Когда мы обратились за помощью, даже особо и не надеялись, что помогут. И поначалу на нас действительно смотрели свысока, как на попрошаек, которые пришли просить милостыню. Мы долго собирали документы, то одни, то другие, во всех инстанциях был тупик. У нас была куча комиссий, специалисты обследовали дом. Последняя приходила в середине октября, к этому моменту вода из подполья никуда не ушла, несмотря на то, что ее откачивали, дом просушивали. В итоге выдали заключение, что дом поврежден на 59 процентов и непригоден для жизни. Нам пришлось пройти через все круги ада, чтобы это доказать. Но даже после всего мы не могли получить сертификат, – рассказала Татьяна Стройкова.

В заключении, которое выдало министерство строительства и дорожного хозяйства Иркутской области, четко сказано, что выплаты на ремонт или покупку нового дома положены тем, кто подтвердит, что жилье утрачено в результате ЧС.

– Постановлением Большелугского муниципального образования дом признали непригодным для жизни, но не из-за ЧС. В этом случае прав на получение социальных выплат у хозяев нет.

Семья Стройковых сначала едва не опустила руки, получив такой ответ. Но бороться решили до конца – не зря же столько сил и нервов потрачено. Да и зимовать второй раз в доме, который вот-вот развалится, просто опасно для жизни.

– Прошли все инстанции: обратились в прокуратуру, к врио губернатора Игорю Кобзеву. Он пообещал проблему решить, но понятно, что область большая, у него забот много. Тогда моя дочь вышла на Дмитрия Бердникова. Он выслушал нашу историю с пониманием, какой-то человеческой добротой, отзывчивостью. Почти все чиновники смотрели свысока, а мы даже не столько надеялись получить компенсацию, сколько просто хотели понимания и сочувствия. Нашли это только в лице Бердникова. Он все внимательно изучил, все наши документы, рассказал, что надо сделать, куда обратиться. Только с его помощью, подсказкой и пониманием началось движение. Мы все сделали, что он советовал, и дело сдвинулось. Спустя год мучений мы получили сертификат и ищем новый дом, – рассказывает Татьяна Петровна.

Женщина призналась, что к Большому Лугу так прикипели, что новое жилье подыскивают здесь же. Правда, теперь подальше от Олхи и в местности повыше, а то мало ли что. Дочь советовала перебраться в другой поселок или даже город. Но Стройковы не хотят, слишком уж любят свой поселок. Да и подходящий вариант уже вроде как найден.

– Я очень благодарна Дмитрию Бердникову. Редко встретишь людей, которые относятся с таким пониманием. Если бы не он, мы бы до сих пор ничего не получили и, наверное, перестали бороться, потому что силы и нервы дороже. Он единственный от нас не отмахнулся и пришел на помощь, за это мы не устанем говорить ему спасибо, – заметила Татьяна Стройкова. 

Дмитрий Бердников помог еще четырем семьям из Большого Луга, кроме Стройковых, решить проблемы с пострадавшим от наводнения жильем. Их документы уже поступили в соцзащиту, и скоро вопрос с сертификатами будет решен окончательно.


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое из ожидаемых общественно-политических событий до конца 2020 года вы считаете наиболее важным?

Яндекс.Метрика