Иркутск
21 сентября 18:39 Юбилей комсомола

Последние новости

Владислав Поздняк: Я и сейчас комсомолец

11:18, 27 июн

– У меня принцип такой: не будешь злым – будешь вечно молодым. Вот и все. Надо жизнь свою и людей, которых встречаешь, воспринимать как благо свыше, – считает первый секретарь Шелеховского горкома ВЛКСМ в 1970-х годах, мэр Шелехова и Шелеховского района в 1990–2002 годах, член президиума Иркутского регионального отделения общества дружбы «Россия – Япония» – «Байкал – Япония» Владислав  Поздняк. Успев в молодости поработать и в Бурятии, и в Иркутске, свою жизнь он все же связал с Шелеховом – от самого начала его строительства и до сегодняшнего дня. О непростом детстве, комсомольской юности и любимом городе металлургов Владислав Викторович рассказал агентству «Альтаир» и газете «Байкальские вести».

«Детство – это мама, мое село и война»

Я из поколения детей войны. Родился в 1941 году в селе Михалево в 20 верстах от Иркутска и 25 верстах от порта Байкал. Старая деревня, триста лет. Кругом была прекраснейшая природа, и люди жили в гармонии с ней. Отец мой был председателем сельского совета, он сам мне выписал свидетельство о рождении, метрику, как тогда называли.  В 1943-м он ушел на фронт и в том же году погиб. Мама говорила, что на прощание он поцеловал ее, меня и корову Беляшку, потому что понимал, что это наше материальное благо, семья держалась на этой корове.

Все мое детство – это мама, которая меня родила и воспитала, мое село и война. Голод, тяжелое моральное состояние. Все были сосредоточены  на том, как выжить и победить врага. Все заточено было на то, чтоб люди все отдали фронту.

В своей деревне я прожил до 1954 года, ее останки теперь покоятся на дне Иркутского водохранилища. И красота природы, и самобытность наша были отданы в угоду индустриализации.

Еще в Михалево я вступил во Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи, причем досрочно – мне еще не было 14 лет. А почему вступил? Мы уже знали, что деревню придется оставить. И наша классная руководительница Анна Васильевна к мальчикам обратилась: «Ребята, вам предстоит очень трудная жизнь, вам нужно быть настоящими мужчинами, поэтому я вам советую вступить в комсомол». И у нас три человека «недоросших» вступили. Ее предсказания сбылись.

Разобрали мы с мамой наш дом, погрузили на платформу и переехали в Большой Луг. Дрова еще с собой везли, не зная, что там в этом Большом Луге дров – можно продавать. Если в Михалево я освоил профессию пастуха – мы, мальчишки, с 10–12 лет все по очереди человека по три-четыре пасли коров, то в Большом Луге я освоил плотницкое дело, когда мы с мужчинами, которых мама наняла, ставили дом. Вот так и переехали.

40-1.jpg
Владислав Поздняк. Фото Яны Ушаковой

«Дорога тебе комсомольская!»

Потом я поступил в школу военных техников в Иркутске, там готовили специалистов, чтобы шли за войсками и восстанавливали мосты, тоннели. Правда, окончил я уже гражданский техникум – Иркутский строительный техникум транспортного строительства. Я горжусь учебой в этом заведении, там я получил военную выдержку, хоть и вышел без звания. После выпуска передо мной стоял выбор: в Киев метро строить или в Бурятию на завод. Я выбрал второе – поехал на станцию Таловка, но не переставал думать о своем будущем.

В техникуме все было по-военному, и меня это всегда увлекало. Мечта моей юности – стать летчиком. И до сих пор она не прошла, смотрю, как летят наши самолеты, думаю: вот бы я там сейчас был. Шел 1961 год. Через военкомат я подал документы в Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков-истребителей. Я был окрылен, но человек предполагает, а бог располагает – я сломал обе ноги. А Гагарин тогда в космос полетел. У меня есть снимок: я сижу в гипсе и держу газету «Комсомольская правда» с этой новостью. После травмы сказали мне: «Владислав, небо твое закрыто».

Из Таловки я вынужден был уехать, но работу не оставлял, был мастером. В Иркутске есть мои «отметины». Где сейчас Площадь Декабристов, было тепличное хозяйство совхоза Иркутского завода тяжелого машиностроения имени В.В. Куйбышева. Прямо рядом с домами-«сталинками». Начальство сказало: «Эйзенхауэр едет. Надо сделать так, чтобы не стыдно было первому секретарю обкома партии его мимо провезти». Вот мы там и вкалывали. Еще тогда делали сквер имени Кирова, тоже был мой участок, и дорогу на Листвянку. Из Ушаковки весь гравий выгребли на эту дорогу, почему она и помелела. А Эйзенхауэр не приехал.

Но меня эта работа не до конца устраивала. Помню, как военком мне сказал: «Дорога тебе комсомольская!»

Именем купца и мецената

Так я поехал в Шелехов. 22 июня 1961 прибыл к начальнику отдела кадров майору Анатолию Александровичу Воронову, мы с ним потом стали большими друзьями, а когда я был мэром, он был председателем районного совета ветеранов войны и труда. Месяц я проработал в конторе, но хотел и в итоге попал на стройку. Был мастером, потом стал прорабом. Работал на объектах Иркутского алюминиевого завода.

Стройка начиналась очень сложно. Людей не было, собирали из всех наших окрестных сел – кто из Тальцов, кто из Олхи, Шаманки или Баклашей, из Иркутска тоже, конечно. Но все равно было мало. И объявили оргнабор, который привлек к строительству массу, по сути дела, тунеядцев. Это была не самая плодотворная мера. Тогда областной комитет комсомола призвал молодежь ехать строить алюминиевый завод, стройка была объявлена ударной комсомольской областного уровня. Но и этого было мало. Тогда было принято постановление Центрального комитета комсомола об объявлении строительства завода и рабочего поселка всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Призыв к молодежи всей страны!

Серьезная мобилизационная работа прошла в Орловской области:  на заводах, на стройках, везде этот призыв прозвучал. И появилось много желающих приехать сюда. Существуют разные оценки, но в общем приехали около тысячи человек за два приезда. Они и стали костяком общественно-политической и экономической жизни Шелехова, они приехали построить город и остаться жить. У нас такие диспуты были! Какой это будет город? Сколько в нем будет тысяч человек? Орловские комсомольцы (хоть первыми и пришли сибиряки) стали мобилизующей силой, и не только физической, но и моральной – для поднятия духа, сплочения коллектива.

Почему алюминиевый завод называется Иркутский, а не Шелеховский? Когда его строить начали, города не было еще и названия тоже. Но была уже Иркутская ГЭС. И только в 1956 году образовался рабочий поселок. Для него предлагали разные современные названия, а потом заместитель председателя облисполкома предложил имя купца и мецената, путешественника Григория Шелихова. Очень нам это имя помогло и помогает до сих пор.

Хочу сказать, что для меня честью было работать с нашим управляющим трестом «Иркутскалюминстрой», Героем Социалистического Труда Петром Красильниковым. Он нас ежемесячно собирал и рассказывал, как было на фронте, поучал жизни. А Михаил Стрижевский, главный инженер, был с нами строг в технических вопросах. Так они делали нас специалистами. Трест наш в итоге в 1971 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Задача комсомола – дать человеку точку опоры

– Секретарем комитета ВЛКСМ Всесоюзной ударной стройки я стал в сентябре 1963 года. До двух ночи шла конференция в клубе «Строитель», серьезная конкуренция была, с каждого спрашивали за все промахи, страсти кипели! И меня избрали. Что была за обстановка: власти в городе еще нет, наша стройка, наш трест – это было всё. Клуб у него, баня, вообще вся инфраструктура была у треста. У меня комитет 15 человек, две с половиной тысячи комсомольцев, пять тысяч молодежи на стройке. Так что должность ответственная.

Сейчас нет целостного представления, что такое комсомол. А ведь его главная задача – дать человеку точку опоры. Обычная картина: вечер, стук в дверь, заходят два хлопца, я руку жму, комсомольские путевки смотрю, и в общежитие – коечки у нас уже подготовлены. А на что питаться? На следующий день даем им работу, а главное – устойчивое положение в рабочем коллективе, наставников. Всё, чтобы человек сразу адаптировался в обществе, в быту, в производственной среде.

Самое страшное сегодня, когда человек в своем государстве не может себя прокормить собственным трудом. Тогда этого не было. Конечно, можно сказать, что все было ради производства, чтобы получить для Родины крылатый металл. Но это не делалось бесчеловечным способом. Нет, люди были на первом месте и ценились как основа для создания производственной мощности наших городов.

Было социалистическое соревнование – институт трудового воспитания, который ничто не заменит. Знаете, как все боролись за первое место, за вымпел «Передовик»? И сто рублей ко Дню строителя передовикам полагалось. Моя первая награда – отличник соцсоревнования.

Строили дома, люди стояли в очереди на жилье, но это никого не пугало, все работали и получали свое. Это тоже было подспорьем. Шелехов строился ударными темпами, по 30 тысяч кв. м. жилья сдавали в год. Я мастером стал работать в июне, а в сентябре уже получил двухкомнатную квартиру.

40-2.jpg
Конец 1950-х. На строительстве Иркутского алюминиевого завода. Фото из фотоальбома «Шелехов – судьба моя»

Ступень за ступенью

В январе 1966 года меня избрали первым секретарем Шелеховского горкома комсомола. Город создали в 1962-м, и до меня был только один секретарь. А я работал на этом посту до 1969 года. В 68-м встретили 50-летие комсомола, 29 октября Шелехов получил переходящее Красное знамя ЦК ВЛКСМ.

Звали меня в КГБ, но вмешался обком партии, там не хотели отдавать меня в органы. И в 1969-м я возглавил отдел областного комитета комсомола по оборонно-массовой и спортивной работе. Эта новая ступенька – работа в обкоме – была еще интереснее, чем все, что было прежде.

Шел второй этап внедрения комплекса ГТО, и мы сделали специальное место для сдачи норматива по плаванию в прохладных водах Ангары – по современным меркам это, наверное, недопустимо. Другая составляющая – патриотическая работа. Тогда был переломный момент. Впервые принялись за воспитание молодежи на революционных боевых и трудовых традициях. Ветераны были призваны воспитывать новое поколение, а комсомол был связующей структурой. Мы стали проводить встречи, чествовать участников войны. Тогда же начали создаваться советы ветеранов войны.

Довелось мне познакомиться со знаменитыми личностями, которые приезжали в Иркутскую область: генерал-майор Иван Суслопаров, трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин, генерал армии Иван Федюнинский, генерал-лейтенант Александр Молодчий.

В 1974 году я окончил высшую партийную школу при ЦК КПСС и стал проситься опять в Шелехов. Отправили меня туда секретарем парткома КПСС треста «Иркутскалюминстрой», работали на всю область. Позже я трудился заместителем директора по капитальному строительству на заводе «Иркутсккабель», а потом был избран первым заместителем председателя горисполкома по строительству и ЖКХ.

«Политикой заниматься не стану»

Май 1990 года запомнился митингами, требованиям закрыть алюминиевый завод из-за плохой экологии. Хлеба все меньше становилось, а город заточен на одно только производство. 16 мая меня избрали председателем горисполкома. Почему? Конечно, меня знали в городе, но самым главным, думаю, стало то, что я сказал: «Политикой занимать не стану. Буду работать, чтобы город был чистый, сытый, здоровый, чтоб были тепло и свет, чтоб была работа». А в январе 1992 года меня по указу президента назначают главой администрации города Шелехова. Потом новые реформы местного самоуправления, выборы в марте 1994-го, и я побеждаю. А выборы не то, что сейчас. И фальсификаций не было, и явка высокая: люди шли, не отучены еще были.

Важно, что создали мы тогда Шелеховский район на исторически сложившейся территории. Меня губернатор Юрий Абрамович Ножиков в этом решении резко поддержал. Председатель Иркутского областного Совета народных депутатов Виктор Игнатенко в декабре 1992 года подписал указ о создании района, а я стал уже не главой Шелехова, а мэром города и района – Шелеховского муниципального образования. Мы подняли все села за счет городского бюджета. У Подкаменной собственные доходы были 7 процентов, а 93 процента мы давали за счет города, у Олхи своих доходов  20 процентов и так далее. Мы неоднократно становились лауреатами в областном конкурсе на лучшее муниципальное образование, и по всей стране тоже. Но в 2006 году, не подумав, как мне кажется, город и район разделили. Нецелесообразно содержать две администрации, я это до каждого губернатора стараюсь донести, но пока все остается, как есть.

 За экономический подъем территории я получил орден Почета, в 1996 году мне его вручил губернатор Ножиков, и я горжусь этим. Награжден и знаком отличия «За заслуги перед Иркутской областью». А в Шелехове я – почетный гражданин города, и это для меня наивысшая оценка.

Дружба с Японией

– С 1975 года я связан с Японией. Дружбу между городами Шелехов и Нэагари начали еще раньше председатель Шелеховского горисполкома Маина Архипова и мэр Нэагари Сигэки Мори. Мы с Маиной Степановной потом вместе развивали это направление.

Мори приехал в Шелехов, и ему понравился молодой растущий город. Когда он проникновенно выступал на заводе, то сказал, что мы должны обмениваться детскими делегациями, потому что дети – это будущее и что когда он умрет, то завещает похоронить часть его праха в шелеховской земле. 19 ноября 1989 года он скончался. Мы стали думать, как быть с мемориалом, разработали проект своими силами. И когда в августе 1990-го приехала делегация с детьми Сигэки Мори и его супругой, ныне уже покойной, они высоко оценили наши зодческие способности. Его жена Акико Мори, кстати, продолжала его дело, активнейшая и добрейшая женщина была. Она такое же завещание написала. Часть ее праха захоронена в Шелехове рядом с частью праха супруга.

В марте 2001 года в Шелехов приезжал президент России Владимир Путин,  вместе с ним премьер-министр Японии Ёсиро Мори, сын Сигэки, посетил могилу отца. Когда подъехала машина премьер-министра, он вышел, снял пальто, отдал его помощнику и обнял меня. Владимир Путин и Ёсиро Мори возложили к памятнику цветы, а потом Владимир Владимирович сказал: «Друзья мои, вы большое дело делаете. Если бы наше министерство иностранных дел так работало, то мы уже давно мирный договор подписали».

С 2009 года возглавлял я правление Иркутского регионального отделения общества дружбы «Россия – Япония» – «Байкал – Япония», в 2016-м передал руководство Сергею Дубровину. Однако до сих пор остаюсь председателем общества дружбы «Шелехов – Номи».

Принципам верен

Вот уже 15 лет я председатель общественной организации «Ветераны шелеховского комсомола».  Я до сих пор комсомолец. Ведь мы давали присягу, обещали служить Родине. И я своей клятве до сих пор верен, как жил, так и живу. Комсомол стал для меня школой труда, ответственности и созидания, и по сей день мое главное стремление – служить людям и приносить пользу.


Просмотров: 485

13:44, 21 сен 2018 г.

Байкальский водный форум: все готово к внедрению

Второй день II Байкальского международного экологического водного форума открылся тематической секцией, посвященной экологическому просвещению, и молодежным саммитом молодежных лидеров в области водных ресурсов.

08:17, 21 сен 2018 г.

«Шаг вместе» ради детей

20 сентября вечером в иркутском Дворце спорта «Труд» во второй раз прошел благотворительный баскетбольный матч «Шаг вместе» в рамках II Байкальского международного экологического водного форума.

17:00, 20 сен 2018 г.

Иркутская область и «ТВЭЛ» утвердили план по созданию индустриального парка

Дорожную карту по созданию индустриального (промышленного) парка с использованием инфраструктуры Ангарского электролизного химического комбината подписали губернатор Иркутской области Сергей Левченко и президент АО «ТВЭЛ» Наталья Никипелова на рабочей встрече 19 сентября, сообщает пресс-служба регионального правительства.

15:37, 20 сен 2018 г.

«Системный подход к комплексной проблеме»

Пленарное заседание Байкальского международного экологического водного форума, проходящего в Иркутске 20–21 сентября, было посвящено максимально широкой теме «Байкал — источник жизни».

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За кого бы вы проголосовали на выборах губернатора Иркутской области?