Иркутск
23 мая 1:44 Обзор событий

Последние новости

БАМ: звездные годы Звездного

15:36, 04 мая 2018 г.

Жизнь тысяч людей изменила Байкало-Амурская магистраль, ведь очевидно, что ее значение касается не только экономики. Вот и семья Губаевых образована именно здесь — не будь мощного притяжения БАМа, родившийся в Грузии Жора Губаев и иркутянка Елена Бирюкова вообще могли бы не встретиться. Но в судьбе их ждал легендарный поселок Звездный, над которым в знаменитом хите ВИА «Самоцветы» кружит вертолет…

«Год поработаете — приедете героями!»

Хороший, знающий свое дело врач принимал появлявшихся на свет новых жителей лежащего высоко в горах древнего, славного своим чудесным хлебом Згудери. В благодарность многие семьи называли сыновей в честь этого медика, имя Жора в селе стало нередким.

Губаевы, когда Жоре было около двух лет, переехали на родину Сталина, в Гори, современный город в 64 км от Тбилиси. А потому на фотографиях из 70-х молодой осетин Жора Губаев парнем предстает модным — недаром жгучий брюнет в куртке с бархатным воротником и актуальных ботинках на микропоре смог сразу запасть в сердце русоволосого химика-биолога Елены!

…Путь нашего героя в Сибирь начался с объявления на дверях местного горкома комсомола, приглашавшего молодежь на большую стройку. Где она, та указанная на листочке Сибирь, представлялось смутно. Уже отслуживший в армии Жора Губаев долго не размышлял по поводу дальней поездки еще и потому, что совсем уж надолго покидать дом не собирался. Родителей, испугавшихся решению сына, удалось уговорить именно по этой причине. Вот и первый секретарь горкома напутствовал двоих бойцов от Гори так: «Не подведите там. Год поработаете, приедете героями — а там устроим вас…».

В Тбилиси представителей республики собралось 15 человек, из них одна девушка. После строгих напутственных консультаций они полетели в Москву. Шел апрель 1974 года. В столице они влились в первый Всесоюзный ударный отряд имени VII съезда ВЛКСМ, куда комсомол мобилизовал около 300 человек. События и лица, врезавшиеся в память, сменялись как в калейдоскопе: Кремлевский дворец съездов, доклад командира отряда Виктора Лакомова, слова коллективной клятвы, главный идеолог страны Михаил Суслов и, конечно, сам Леонид Ильич… Прямо оттуда 27 апреля отряд направился к поезду, где все дышало роскошью — сверкающая чистота, ковры, цветы. Провожали их с размахом, брали автографы. Даже космонавты и другие знаменитости были не главнее них, бойцов отряда! «Работать же едем — а везут как королей», — вспоминает свои ощущения Жора Иосифович.

Не менее горячий, восторженный прием ждал на каждой остановке по пути в Сибирь. 1 мая — Тайшет, 2-го — Усть-Кут, где Жора с земляками до глубины души поразился огромным льдинам, оставленным Леной после ледохода на берегах. 3 мая началась переброска бойцов вертолетами в расположенный примерно в 45 км по прямой от Усть-Кута Звездный — так ребята в прямом смысле стали героями гремевшей на весь Союз песни «Самоцветов», где «выпало нам строить путь железный, а короче — БАМ».

В Звездном их встречали палатки, установленные квартирьерами на высоком берегу хрустальной Таюры, в месте впадения в нее речки Нии (первопроходцы высадились здесь всего несколько месяцев назад, зимой). Выбор бойцам предложили простой — в плотники либо в лесорубы. Первым предстояло в краткие сроки обеспечить товарищей жильем посерьезнее, чем палатки, благо переброска щитов для строительства по воздуху началась сразу же. Вторым поставили задачу очистить от тайги путь для зимника к Усть-Куту, и именно это стало первым делом Жоры Губаева на БАМе. Для освоения пилы «Дружба» в незнакомую с лесоповалом осетино-грузинскую бригаду ввели русского специалиста Славу, и тот быстро посвятил их в тонкости обращения с инструментом. И что вы думаете — бригада, несмотря на отсутствие опыта, быстро вышла в передовики!

Учитель «поневоле»

…Поступив на биолого-почвенный факультет Иркутского госуниверситета, Елена намеревалась заниматься научной работой, поэтому работу после окончания вуза по распределению своим жизненным предназначением не считала. Думала в обозримом будущем вернуться к маме, тоже, кстати, учителю, в Иркутск — она на то время недавно осталась одна после смерти мужа, отца Елены, проработавшего долгие годы на радиозаводе, в том числе главным инженером.

Определено было свежеиспеченному специалисту учить ребятишек в поселке Бобровке, что в Усть-Кутском районе, куда девушка и собиралась в августе 1974-го с астрономической суммой подъемных в 200 рублей. Но в Усть-Куте ее завернули в кадрах — мол, все места заняты. И в тот же день в общежитие, где Елена квартировала до предполагаемого скорого отъезда домой, на августовскую конференцию прибыла учительская делегация из юного Звездного. На молодых, горевших энтузиазмом и романтикой коллег смотрела буквально с открытым ртом, те, конечно, быстро ее «взяли в оборот», и скоро коллектив еще даже не введенной в строй школы Звездного пополнился учителем химии.

…Брусовую школу, которую летом 1974-го начали и тогда же заканчивали, учителя доводили до ума сами, краска плохо сохла, и процесс пытались ускорить строительными фенами. Потому и День знаний пришел сюда на неделю позже. Зато оборудованием их завалили таким, что позеленел бы от зависти коллектив любого столичного учреждения. В кабинете Елены Сергеевны только нитрата серебра, совершенно невиданного в СССР реактива, было с десяток банок!

При этом богатстве в здании было очень холодно. С самого начала строительства на территории рыли траншеи, чтобы обеспечить поселок централизованным отоплением, но в процессе что-то пошло не так, и проблемы такие длились долго. Тепло царило только в мостоотрядовских вагончиках — и когда среди учителей появился обладатель такой роскоши, в гости набивались всем коллективом. Учительская палатка, самое первое их место жительства здесь, обогревалась печью.

В отсеке, где Елена жила с русоведом Ниной, большую часть места занимала кровать, оставшийся клочок пространства отвели под письменный стол и чемоданы. Да и в смешанное общежитие, куда педагоги перебрались потом, сочилась такая стужа, что к утру вещи примерзали к полу. И все при этом было так увлекательно и интересно, все так кипели педагогическими идеями! В более-менее солидном возрасте находились только завуч, вскоре, к слову, уехавший, да историк, остальные представители коллектива не достигли и тридцатилетия. Если поначалу в десятом классе было два школяра, то уже через год учителя встречали полноценные по количеству классы, а вскоре — и по два в параллели, ведь на БАМ началось форменное паломничество. Все, кто работал в школе Звездного, старались сделать ее для ребят такой же, как сам поселок, — неповторимой, памятной на всю жизнь, единственной в своем роде.

Любовь — с первого взгляда

…Ну где знакомится молодежь? Конечно, прежде всего, на танцах. Это важнейшее мероприятие проходило на заре истории Звездного в строении, гордо именуемом клубом, но по виду больше напоминавшем сарай. Зато каких людей оно видело! Здесь пели молодой и страшно обходительный Лев Лещенко, юная и удивительно скромная Валентина Толкунова… Автор песни «Большой привет с большого БАМа» композитор Александр Морозов сам здесь свое произведение и представил.

Увидев Елену в клубе, Жора… Да, влюбился с первого взгляда! «Он как встал возле меня, так и не отходил», — вспоминает Елена Сергеевна. Понятно, что с таким кавалером абсолютно никаких шансов у других представителей сильного пола не было в принципе. Летом 1975 года Жора и Елена ездили по городам Золотого кольца России, где их группу селили в том самом монастыре, где снимался фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Через год после знакомства, 26 декабря 1975 года, сыграли свадьбу. Мама Елены приехала на свадьбу с мешком собственноручно налепленных пельменей и большими переживаниями — очень уж издалека прибыл ее будущий зять! Но зять оказался что надо.

Хорошо приняла невестку из Сибири и семья Губаевых, на бракосочетание его брат привез гору подарков, позже они постоянно ездили на Кавказ в гости. Хотя никаких понятий о семейной психологии тогда не было, а молодые супруги вышли из совершенно разных культур, живут они, темпераментный и вспыльчивый Жора Иосифович и спокойная, уравновешенная Елена Сергеевна, душа в душу. Дети — работающий программистом в Европе по контракту сын и окончившая мединститут и живущая со своей семьей рядом с родителями дочь — унаследовали самые яркие черты характера папы и мамы весьма причудливо.

«Технику выделить!»

Да, не банальная биография выпала бойцам БАМа! Сразу оказавшись в глухой сибирской тайге, бойцы с Кавказа попали в совершенно незнакомую среду. Представители грузинской части бригады даже продумали оборону от потенциального нападения многочисленных рысей — надо привязать плоский камень на шею, а то вдруг прыгнет на спину да перекусит! Часто видели в этих местах и медведей, благо за все время никто из этих зверей в атаку не пошел. Да и хватало косолапым еды, чего злиться, если кругом от ягоды все сине-красно! В котлопункте работал мужчина по фамилии Медведь, и когда на каком-то из собраний завели речь об оставленных в самом неподходящем месте «следах» пребывания до того, видимо, плотно пообедавшего животного, из-за совпадения названия нежданного «гостя» и фамилии человека случился натуральный конфуз. Строгость мероприятия разбавил дружный смех присутствующих…

Зарплату им привозили на танкетке, прибывавшей к месту выдачи без охраны, зато совершенно покрытой грязью. После первой зарплаты (660 рублей!) Жора с двумя земляками, недолго думая, двинули до ресторана, ближайший из которых располагался в Усть-Куте. Добрались до берега Лены, «тормознули» пароход, гуляли в городе широко, заказывали музыку… Правда, местные по причине ревности да и вообще — для порядка — решили разобраться с гостями. Но ничего — на следующей неделе с «фонарями» из Усть-Кута по примеру Губаева с товарищами возвращались уже другие их коллеги — подумаешь, драки!

Конечно, при этом работали они в лесу много и тяжело, и большую зарплату свою оправдывали даже с верхом. Остались-то самые стойкие, поскольку уже осенью 1974-го из рядов отсеялись те, для кого БАМ не стал судьбой на годы, а некоторые по каким-то причинам сменили этот поселок на другой на строящейся трассе.

Когда дело дошло до дорог, Жора Иосифович вернулся к профессии водителя, полученной им еще в армии. Повидал в разные периоды строительства такие пути, в том числе через горы, среди раздвинутых бульдозерами высоченных снегов, что страшно вспомнить…

Вначале в распоряжении стройки были КрАЗы, а с 1975 года на БАМ начали поступать западногерманские «Магирусы», грузовые автомобили, специально предназначенные для работы в трудных климатических и плохих дорожных условиях. Разница в условиях работы на тех и других машинах была принципиальная. Диковинную технику вначале доверили «старикам» — представителям базировавшегося в Новой Игирме СМП-266. Тогда полетело обращение в ЦК ВЛКСМ — мол, несправедливо, надо пересадить на «Магирусы» комсомольскую бригаду! Обратно пришел строгий приказ: «Выделить!».

В сердце — надежнее

Губаевы, давно уже живущие в Иркутске, вспоминают свой Звездный с теплотой. Пятнадцать лет отдано этому поселку, стройке, для них записанной в сердце, не в хронике! То ли по молодости, то ли по воспитанию они как-то не очень серьезно воспринимали немалые бытовые трудности. Микроклимат был своеобразный, непривычный, у многих приехавших долго не заживали даже мелкие ранки и царапины. Под срезанным под поселок дерном обнаружился такой грунт, что грязь в межсезонье превращалась в жидкое, очень липкое, с большим трудом отстирываемое с вещей тесто. Угодивших в эту повсеместную трясину мимо настеленных досок приходилось вытаскивать коллективно, причем сначала застрявшего, а потом — его сапоги. Одну из учительниц, у которой из-за несчастного случая была только одна рука, затянуло к моменту спасения по пояс…

Редкостное бамовское снабжение, которое стало притчей во языцех, держалось только первые несколько лет, а потом пошли перебои, а порой и вовсе отсутствие — той же молочной продукции. Губаевы, как и остальные семьи, вносили в решение продовольственного вопроса свой вклад — даже держали коз. Вспоминают с улыбкой, как двигались с рогатым хозяйством по направлению к той самой сопке, на которую когда-то высадились прямо в непролазный снег первопроходцы — сами на мотоцикле с коляской, следом коза да козлята…

После 1989 года Звездному стало совсем туго. В прошлом осталась бьющая ключом жизнь, начались пожары — в дым превращались отстроенные когда-то с таким энтузиазмом здания. Но поселок периода его романтической, полной надежд юности остался в сердцах его жителей, и эта память надежна и не зависит от смены строя. Осталась и трасса, «путь железный, а короче — БАМ». А дети и внуки «работящего и смелого народа», которые могли родиться только здесь, — это ведь носители уникального генофонда страны!


Дорога, проложенная между Звездным и Усть-Кутом на месте девственной тайги


Жора Губаев, 1974 год


БАМ строили представители всех союзных республик


На 25-м километре трассы, строящейся между Усть-Кутом и Звездным


Поселок Звездный построили как бы ступенями, и на самой верхней


Звездный основали на высоком берегу Таюры


Жора Губаев: фотография на память


Улан-Удэ, первый слет бойцов Всесоюзного ударного отряда имени VII съезда ВЛКСМ


Основной состав первого коллектива школы Звездного и ее первый директор Леонид Выговский (нижний ряд, четвертый слева), ныне заместитель председателя Иркутской областной общественной организации ветеранов-строителей БАМа. Молодой учитель химии Елена Губаева — четвертая слева в верхнем ряду


Жора Губаев за рулем «Магируса». Право работать на этих машинах, специально приспособленных к подобным БАМу условиям, комсомольцы буквально отвоевали!


Путеукладчик трассы БАМ, сфотографированный Жорой Губаевым из-за руля «Магируса»


Жора и Елена Губаевы на Сопке любви в Звездном


Первый директор школы Звездного Леонид Выговский напутствует представителя второго выпуска школы Андрея Карпушева


Жора Иосифович и Елена Сергеевна Губаевы. Декабрь 2017 года


Память о Звездном: семейные реликвии Губаевых

Фото автора и из семейного архива Губаевых


Просмотров: 811

00:04, 23 мая 2019 г.

Застой-2 подкрался незаметно: экономический рывок остался на бумаге

За бодрыми по тональности, но крайне расплывчатыми по содержанию заявлениями руководителей страны кроется весьма печальная и, что, пожалуй, еще хуже, безысходная реальность.

19:17, 22 мая 2019 г.

Кресла для ледовой арены «Байкал» будут от местных производителей

Строительство ледовой арены «Байкал» в иркутском Академгородке идет по графику и ударными темпами.

10:08, 22 мая 2019 г.

Чиновники правительства Прибайкалья обнародовали сведения о доходах

Информацию о доходах в 2018 году обнародовали члены правительства Иркутской области.

00:04, 22 мая 2019 г.

«Братство» и «Колыма»: неудобная правда некассовых фильмов

Впрочем, документальная лента «Колыма – родина нашего страха» Юрия Дудя, наверное, собрала бы в кинопрокате немалый урожай.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За кандидата от какой партии вы проголосуете на выборах депутатов Думы Иркутска 8 сентября 2019 года?