Иркутск
23 февраля 6:17 Гость редакции

Руслан Болотов: Всей командой работаем на результат

10:30, 18 дек 2023

Мэр Иркутска стал гостем редакций информационного агентства «Альтаир» и газеты «Байкальские вести». Как всегда, в декабре подводили итоги уходящего года и обсуждали планы на год предстоящий.

Город живет дорогами

– Все мы помним, что происходило весной: асфальт на некоторых улицах сошел вместе со снегом. У нас в редакции много автолюбителей, и всех нас впечатляет объем работ, выполненных за летний сезон. Достаточно сказать, что улицу Байкальскую сделали практически заново.

– Сделали много, но недостаточно. Чтобы в Иркутске при протяженности дорог в тысячу километров все было в порядке, нужно делать в год километров 40–50. Пока мы имеем финансирование на 20 с небольшим километров, и надо подчеркнуть: правительство Иркутской области в течение сезона нам помогает, по возможности выделяет дополнительные средства. Мы их сразу направляем на дороги, и, как пример, та же Байкальская – это дополнительные средства.

Где-то нужно переходить на другие нормативы по замене верхних слоев, но в целом могу отметить, что стало меньше претензий к подрядчикам. Они стали меньше допускать промахов: лучше делают на входе – меньше претензий на выходе.

Еще один важный фактор: проекты стали сложнее. Все видели улицу Академическую в этом году – огромный объем выноса сетей, строительство ливневой канализации, перенос опор освещения и так далее. С одной стороны, работать стало сложнее, но в целом для города это хорошо. Вспомните Академический мост: в его смете предмостная территория и вынос сетей составляли более миллиарда рублей. И это хорошо, потому что, когда в ходе таких работ мы выносим сети, они в итоге служат дольше.

Есть люди, которые на силе воли, на характере вытаскивают какие-то ситуации. Дорогу на характере не сделаешь. Есть нормативный срок содержания – он должен быть выдержан. Поэтому я надеюсь, что все договоренности, достигнутые с губернатором Игорем Ивановичем Кобзевым, мы доведем до ума. Иркутску нужны дороги, и в первую очередь речь даже не о каких-то глобальных проектах развязок – о достаточно элементарной процедуре замены верхних слоев.

Как пример – в столичном регионе раз в три года меняют верхние слои на основных магистралях с высокой интенсивностью движения, иногда чаще. Нам надо выйти хотя бы на пятилетний регламент, и тогда у нас станет гораздо лучше.

– То есть у вас есть уверенность, что следующей весной история с «растаявшим» по весне асфальтом не повторится?

– Там, где мы делали, такого не случится.

Развязка заплелась в тугой узел

– Одна из самых сложных в Иркутске – развязка на улице Байкальской, у плотины. Там и водителю с большим опытом трудно, а иногородний или новичок – просто в ступор попадает. Сложная развязка и возле ледового дворца «Байкал». Каковы их перспективы, что-то будет сделано?

– Начну с третьей развязки – Лермонтовской. Проект проходит экспертизу, идет очень тяжело. Эксперты настаивают на решениях, которые, на мой взгляд, избыточны. Например, «уберите в зоне развязки все АЗС». Вопрос: для чего? Тем не менее проект в высокой степени готовности, проходит экспертизу, и осталось учесть эти замечания.

Что касается кольца на Байкальской, то мы заложили средства на проектирование. Очевидно, что в одном уровне мы не справимся, и вообще я думаю, что Иркутск заслужил сложные в проектировании и строительстве многоуровневые развязки. Мы растем, и растем достаточно интенсивно, и развязками в одном уровне вопрос транспортной доступности уже не решить. В 2024 году мы должны получить проект с экспертизой.

Следующая развязка – Маратовская, одновременно идет работа с правительством области по обходам города. Что бы мы ни думали, но ключевой проблемой остаются транспортные обходы. Мы их так называем, но по факту, я думаю, это должна быть кольцевая дорога вокруг Иркутска, которая позволит попасть в любой район города, не заезжая в центр. Нужно к этому стремиться. Стоимость достаточно высокая, но она снимет проблему пробок. И по-другому их не снимешь.

Об этом говорит пример всех крупных городов в России. Если есть кольцевая дорога – есть возможность развивать внутреннюю систему транспорта без перекрестных маршрутов. Сейчас дублирующих маршрутов в Иркутске в два раза больше, чем собственных. Эти маршруты создают сумятицу. И мы ведем кропотливую, серьезную работу, чтобы навести порядок в транспортной сфере. Последовательно и планомерно движемся в этом направлении. Да, это непросто, но сложностей мы не боимся.

Возьмем, к примеру, улицу Джамбула. Там толковый подрядчик, у него хороший планово-технический отдел, который довел до ума этот объект. Сейчас там идет приемка. Были определенные опасения, но в конце концов все вопросы решили: и с расширением проезжей части, и с безопасностью.

– Рассматривается ли сейчас вопрос со строительством еще одного моста – в районе Московских ворот?

– Это должно решиться в генеральном плане. Мы вернули мостовые сооружения в этом районе, которые почему-то были исключены при коррекции генплана. Есть также варианты строительства моста через Иркут в районе Синюшиной горы – чтобы часть транспортного потока сразу уходила в Ново-Ленино.

Сейчас мы вместе с правительством области работаем над комплексной схемой движения транспорта в Иркутске, она должна дать ответ на многие вопросы. Нужно опираться не на эмоции, а на технические расчеты – что для нас всех будет лучше, что будет оптимально.

Всегда нужно грамотно распределять денежные средства, тем более что дороги – это «долгие» инвестиции. Я очень хорошо помню Академический мост: как долго мы его пробивали, как сложно шло строительство, как непросто было с финансированием… Но мост построен. А что бы было, если бы его не было? Если бы не было южного обхода, который в свое время пробивал еще Юрий Тен?

Если транспорт – то муниципальный

– Самая громкая новость прошлой недели – повышение тарифа на общественный транспорт у частных перевозчиков. Наши читатели беспокоятся, задают вопросы в социальных сетях – правда ли это, насколько вырастет стоимость проезда?

– Из чего состоит тариф? Цена топлива, расходы на обслуживание транспорта, зарплата. Заходим на любую заправку, смотрим цены – там рост не на пять процентов и даже не на семь. В прошлом году дизельное топливо стоило 50 рублей с небольшим за литр, сейчас 68, а зимнее до 70 рублей. Рост даже не на официальный размер инфляции, а существенно больше.

Второй фактор роста тарифов – с нового года увеличивается МРОТ. По логике, удорожание должно быть везде. Плюс еще нужно всем перевозчикам привлекать кредиты на обновление подвижного состава. Заметим, я никого из перевозчиков не защищаю, мы говорим об объективной картине. Не получается удержать существующий ценовой диапазон. Проверить рост цен на объективность – мы обязательно проверим, но мы должны искать способ для транспортных предприятий выжить, не лечь на бок.

С другой стороны,давайте вспомним: сколько машин в нашем транспортном предприятии соответствовали нормативным срокам по сроку эксплуатации три года назад? Около 25 процентов. Теперь ситуация иная: через месяц у нас будет 126 низкопольных автобусов, которые четко соответствуют требованиям к сроку эксплуатации. Губернатор нас поддержал, и мы впервые получили в рамках инфраструктурного проекта средства на покупку такого количества транспорта.

Один новый НЕФАЗ заменяет три ПАЗика или любых других автобуса. Мы будем обладать самым большим парком новых автобусов в городе, а значит, сможем заходить на те маршруты, которые раньше из-за нехватки техники были нам недоступны. А дальше появится возможность переходить к тому, чего стоит добиваться, – перехватывающие парковки и только муниципальный транспорт внутри города. Это значит, что перевозки будут – «в белую», автобусы – новые, цена не будет завышаться. И мы еще ведь налоги полностью платим, в отличие от многих перевозчиков.

Сейчас муниципальный транспорт перевозит около 60 процентов пассажиров. В следующем году мы плотнее займемся трамваями и троллейбусами. Количественный выход техники на маршруты будет выше, они возьмут на себя большую нагрузку, и мы создадим для горожан условия, когда они смогут воспользоваться более комфортабельными и дешевыми автобусами, чем у других перевозчиков. Нравится кому-то или нет, но мы и экологически чище, у нас ЕВРО-5.

Просто запретить перевозчикам повышать цены, бить кулаком по столу и говорить «я так решил и будет по-моему» не получится. Запреты не работают. Обоснованность повышения цен, как я уже сказал, мы посмотрим, но чтобы цены были низкими, должны работать все. Губернатор наши усилия поддерживает, значит, будем работать дальше. Будем стремиться к тому, чтобы использовать новый подвижной состав, доминировать на рынке и оказывать услуги более высокого качества.

– Будет ли увеличена нагрузка на Академический мост за счет новых маршрутов общественного транспорта?

– Нужно очень внимательно считать модели, как раз с учетом новой техники. Не так эмоционально, что «я стою на остановке и хочу побыстрее уехать», а с учетом экономики. Да, я завидую Москве, где стоишь на остановке, и автобусы подходят один за другим. Иркутск за счет своих налоговых отчислений должен ставить вопрос перед областными властями: нам нужен новый подвижной состав. Да, это требует увеличения финансирования, и вопрос только в том, кто заплатит – граждане или это будет за счет какой-то федеральной программы.

– Какие перспективы у трамваев? Есть для них финансы?

– Я сторонник позиции, которую мы когда-то с вами уже обсуждали: если есть задача – будет найдено решение. Есть трудности: наши рельсовые пути не могут принять новые типы трамваев. Но есть решение – кузов нового трамвая, который поступил в этом году, сделан специально под наши пути, под наши тележки, а начинка внутри – электроника и прочее – новая. Мы готовим еще один проект: переход на новые малошумные пути. Уверен, что мы его доведем до ума, хотя проект затратный и тяжелый. Когда мы говорим про трамвай и троллейбус – в Иркутске мы будем наращивать парк. Логика электротранспорта в Иркутске понятна, хотя тариф уже не такой низкий: в прошлом году транспортные предприятия платили по пять с половиной рублей за киловатт-час.

Задача, которую я поставил своим коллегам: переделать улицу Ленина так же, как улицу Маркса, убрать барьеры, сделать центральную часть города красивой. И все это с трамвайными путями должно быть увязано в один проект. Мы идем по пути, который прошли крупные города, хотя идем, к сожалению, с небольшим опозданием. Мы должны создать такой общественный транспорт, чтобы люди не стояли на остановках. И мы к этому идем. Чтобы за два года меняли 120 единиц техники – такого в Иркутске не было никогда. Вообще никогда. Год был в этом плане удачный. Когда просишь то, что нужно людям, чего люди хотят, – всегда проще и всегда лучше получается.

– А что будет с маршрутками?

– Это, как я говорил, в основном дублирующие маршруты, и мы добьемся их сокращения. Сейчас их выходит на улицы более полутора тысяч, но мы создадим условия для сокращения их количества.

Новая версия агломерации

– Много говорят о том, что присоединение новых территорий к Иркутску неизбежно. Так ли это на самом деле, ведь у многих жителей Иркутского района дома построены с расчетом на сельский тариф. Есть и другие сельские льготы. Какова позиция мэра Иркутска по этому вопросу?

– Я вспоминаю историю объединения Иркутской области с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом, когда на подведении итогов референдума вышел мэр Ольхонского района Николай Мотошкин и сказал: «Люди так шли голосовать, что у нас в некоторых местах бюллетеней не хватило». Тогда упор делали на политическое решение. Сейчас нужно смотреть на экономику.

Когда очень уважаемый мною руководитель Иркутска Николай Салацкий расширил границы города, он брал свободные территории, чтобы развиваться. Мы сейчас пригородные территории для развития использовать практически не сможем. С точки зрения урбанизированной застройки все эти территории использованы уже по максимуму. Решения по инженерной инфраструктуре там очень непростые.

Поэтому для меня есть принципиальный вопрос: должна быть целесообразность. Если для людей она есть – можно обсуждать. Это не должно быть решение политиков, не так, как это обсуждали при губернаторе Тишанине – «кто будет мэром Иркутской агломерации?» И так до объединения и не дошли. Сейчас – если вопрос на уровне региона будет решен, мы встроимся.

– Но ведь в сторону Ангарска можно развиваться, этот вариант рассматривается?

– Рассматривается. Как раз это направление и является перспективным.

Депутаты должны действовать исключительно в интересах избирателей

– В 2024 году состоятся выборы в городскую думу. Чего вы ждете от нового созыва депутатов?

– Во-первых, я уверен, что действующий депутатский корпус в большинстве своем соответствует желаниям людей, которые их делегировали во власть. Многие депутаты серьезно изменились: они стали системными, накопили опыт. Они ориентируются на достижение результата. Я уверен, что многие из действующей думы получат поддержку избирателей.

Мне импонирует то, как депутаты сегодня мыслят. Вместо эмоций, оценок, показателей публичности они стали очень детально подходить к принятию решений. Приоритетом для них является человек, все жители города, и достаточно инструментов, чтобы принимать нужные для людей решения.

В этом году все кандидаты, которые были предложены в Законодательное собрание от города, прошли. Впервые в истории благодаря партийному результату мы получили семь депутатов от Иркутска вместо пяти. Они не находятся, как говорится, в вольном плавании, мы говорим с ними о проблематике города. Самый подготовленный там Дмитрий Ружников – он был вице-мэром, отлично знает ситуацию. В целом город кует очень хорошие кадры, у нас очень хорошая, профессиональная молодежь. Я вижу, насколько профессионально работает председатель думы Евгений Стекачев, многие другие депутаты и чиновники в администрации.

Для себя я ставлю задачу увеличения бюджета города, причем это не только цифры. Речь о конкретных мероприятиях, конкретных проектах. Иркутск по многим направлениям недофинансирован, но сегодня и губернатор, и председатель правительства, и председатель Законодательного собрания слышат это, и мы решаем эти вопросы не только в рамках  базового бюджета, но и в рамках уточнений.

– Чего иркутянам ждать в 2024 году?

– Много объектов начато – это и школы, и детские сады, и больницы… Многое проектируем и будем продолжать это делать. Большой объем, который нужно реализовать. Первая партия новых автобусов уже отправилась в Иркутск, до февраля мы эту работу завершим. Будем выполнять крупные инфраструктурные проекты, и, хотя это создает определенные неудобства, мы доведем эти проекты до конца. Предварительный план по дорогам не ниже плана текущего года, но я уверен, что совместно с правительством области нам удастся его увеличить.

У Иркутска есть сложность, в отличие от других городов: у нас заметно выросло количество учащихся (в основном за счет пригородных территорий), поэтому меня радует, что в областном бюджете 2024 года увеличена субвенция на образование. У нас нет такого, что в класс приходит 15 учеников, поэтому история с пристроями к школам будет продолжена, на эту цель предусмотрена очень приличная сумма бюджетных средств.

Если суммировать, то проще в новом году нам не будет, но, главное, есть настрой на хороший результат. Всей командой работаем над этим.


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто из бывших руководителей Иркутской области (ранее – генерал-губернаторства, губернии, края) XIX–XXI веков внес наибольший вклад в ее развитие?

Яндекс.Метрика