Иркутск
14 декабря 19:28 Гость редакции

Александр Насонов

16:36, 08 Фев

Народный артист иркутского хоккея

Его обожали трибуны «Труда» и «Рекорда», этому нападающему болельщики посвящали песни и кричалки. Он автор 534 мячей в чемпионатах России и большую часть из них забил за иркутские клубы. Знаменитый пятый номер «Сибсканы» и «Байкал-Энергии» Александр Насонов рассказал о том, как стал выходить на лед в атаке, какую роль в его жизни сыграли люди с фамилией Савченко, зачем он покупает лягушек и почему в феврале стоит прийти на домашние матчи «Байкал-Энергии».


Фото Татьяны Глюк / ИА «Альтаир»

— Мы рады видеть вас у нас гостях. Чем сейчас занимается Александр Насонов?

— Мы открыли в Иркутске федерацию флорбола и детскую школу. Вначале открыли школу по хоккею с мячом, но затем переквалифицировались на флорбол, так как этот вид спорта подводит и готовит ко многим другим видам спорта, в том числе и к хоккею с мячом.

У нас начальный уровень подготовки, дальше дети могут идти заниматься в хоккей с мячом или шайбой. Пока ребят набрали немного, потому что этот вид спорта довольно новый для Иркутской области. Со временем нам хочется ввести урок физкультуры в школах по флорболу, если получится — это будет прорыв. Стоит отметить, что в Иркутске есть мужская команда по флорболу, в ней выступают слабослышащие. Они играют довольно успешно и занимают призовые места. Эта команда входит в состав нашей федерации флорбола, президентом которой я стал месяц назад.

Хочу подчеркнуть, что многие хоккеисты имеют опыт игры во флорбол. Например, «Байкал-Энергия» во время предсезонной подготовки, когда в городе еще нет льда, часто играла в него на стадионе «Рекорд».

Кстати, вместе с клубом «Байкал-Энергия» мы хотим провести выставочный матч по флорболу во Дворце спорта. Возможно, эта товарищеская игра состоится после окончания сезона. На паркет «Труда» выйдут команда нашей федерации во главе со мной и подопечные Андрея Рушкина. Эту идею мы обсуждаем сейчас с Василием Петровичем Донских и приходим к мысли, что можно будет собрать иркутских болельщиков, закрыть сезон на позитивной ноте и одновременно презентовать новую федерацию флорбола.

Эта работа сейчас важна для меня и занимает много времени в жизни, в оставшееся — вожу в садик и забираю из садика дочку Лейсан, вожу на тренировки сына Костю.

— Помню, много лет назад Константин Савченко (полузащитник «Сибсканы» и «Байкал-Энергии». — Ред.) мне рассказывал, что назвал своего сына в честь вас Сашей, а вы назвали своего сына Костей в честь него.

— Это правда. Мы с Костей дружим много лет семьями. Так получилось, что оба наших сына сейчас занимаются в команде «Байкал-Энергия», их тренирует Константин Савченко. Константин Насонов играет в атаке, сейчас ему 12 лет.

— Вам бы хотелось, чтобы сын стал профессиональным хоккеистом?

— Я понимаю, что большая часть отцов сказали бы «да», но я пока не знаю. Как сложится. Сейчас команда вышла в финальную часть первенства России, пока все довольно успешно, но не будет никакой трагедии, если сын не станет хоккеистом.

— Вы из хоккейной семьи?

— Нет, в Новосибирске наша семья жила в одном квартале от стадиона «Сибсельмаш». И я пошел заниматься футболом, но мой первый тренер Александр Николаевич Савченко сказал: «У нас летом футбол, а зимой хоккей с мячом». Так все и получилось (улыбается).

— С детства проявляли себя ярким и упрямым нападающим?

— Я был полузащитником, не был нападающим. Но когда меня начали приглашать выступать за «Сибсельмаш», то времени на льду молодому хоккеисту давали очень мало. Можно было выйти на лед только нападающим на две-три минуты, и это было счастье! А сейчас смотришь на молодежь: сидят все замерзшие и говорят: «Чего я пойду на пять минут?». А мы мерзли и мечтали хоть на пять минут выйти на поле, сейчас все какие-то тепличные. Вот так и стал нападающим: я стал забивать, выпускать стали больше, игра пошла, мне стали доверять.

— Вернемся в 2003 год, тогда вы пришли в «Сибскану» из «Уральского трубника». Как это случилось?

— Моего первого тренера Александра Савченко (тогда он уже был вторым тренером в «Трубнике») пригласили стать вторым тренером в «Сибскане», и меня пригласили переехать в Иркутск. Мы вдвоем перешли из «Уральского трубника». Можно сказать, что «Трубник» был моим первым классом школы, а сюда я перешел во второй класс (улыбается). И что-то засиделся во втором классе (смеется).

— Как вам было играть в атмосфере тех иркутских лет — при полном стадионе «Труд», при сумасшедшей поддержке болельщиков?

— Конечно, я помню эту атмосферу, когда выходишь на лед и мурашки по коже — это бодрит. Когда полный стадион — есть для кого играть, играть на пустом стадионе больше похоже на обычную тренировку.

— Александр, как вы думаете, почему за эти годы настолько изменилась ситуация с болельщиками на стадионе? В Иркутске это особенно заметно: после 20–30 тысяч 2–3 тысячи. Что случилось, почему люди ушли?

— Это, конечно, лучше у болельщиков спросить. Отчасти я думаю, что влияют онлайн-трансляции. Раньше мы приезжали после игры и часов в 11–12 ночи начинали смотреть повтор матча. В те времена и болельщики, даже если немного не успевали на игру, все равно шли на стадион, а дома пересматривали первый тайм. Сейчас все можно посмотреть дома в прямом эфире в комфортной обстановке или даже по мобильному телефону.

— Из «Байкал-Энергии» в 2008 году вы ушли в московское «Динамо», сыграли сезон, взяли золото чемпионата России и вернулись в Иркутск…

— Я тогда говорил: «Съезжу, возьму золото и приеду!». Я так и сделал.

— Помнится, была такая история, когда после серии проигранных матчей главный тренер «Байкал-Энергии» Евгений Ерахтин ушел в отставку и часть хоккеистов команды, вы в том числе, побрили головы в знак поддержки Евгения Владимировича. Расскажите об этом случае.

— Мы проиграли тогда, но все проигрывают! Поражения — часть хоккея. Сидели с парнями, и это случилось, скажем так, «слово за слово». Позвонили Свете Веселовой (жене игрока Андрея Веселова. — Ред.) и подстриглись «под Ерахтина». И только утром в клубе узнали о его отставке, такое вот вышло совпадение. Мы потом с ребятами в сборную поехали с такими прическами (улыбается). Но стоит сказать, что мы всегда поддерживали Евгения Ерахтина, мы были за него, мы играли с ним в хоккей, который люди до сих пор вспоминают. У нас была команда с большой буквы, у нас даже была банда (улыбается), таких сейчас нет. Мы, как команда, закалялись, когда нас били. Нас били, а мы играли. Может, это и наша отчасти вина, что болельщики не ходят на стадион: мы их приучили к тому, что у команды есть характер. Мы не только на поле вместе играли, мы и вне поля были вместе. Если кому-то нужна была помощь, то мы всей командой помогали.

— Наверное, стоит вернуться к истории декабря 2016 года, которая закончилась тем, что вы в середине сезона ушли из «Байкал-Энергии». Тогда вы эту ситуацию практически не комментировали, но с тех пор прошло достаточное количество времени, и, может, стоит рассказать о случившемся. Почему возник конфликт в клубе?

— Я бы сам хотел узнать, почему он возник. Спортивный директор (Владимир Янко. — Ред.) приехал в нашу команду, улыбался и шутил. Как только он влился в коллектив, я увидел на столе заявление. Не было затяжных конфликтов и каких-то разговоров. Я спрашивал у Владимира Янко, что произошло, но он не отвечал. Я думаю, может, это связано с тем, что наша команда довольно успешно играла с московским «Динамо» и накопились обиды. Все началось с того, что на выездных матчах я перестал попадать в стартовый состав. Вернулись в Иркутск, мне сказали, что у меня снизилось спортивное мастерство, и начали штрафовать.

— С каким настроением вы перешли в «Енисей»?

— Не было тогда настроения. Но я ушел без сожжения мостов, мы разошлись спокойно. Сейчас у меня с клубом хорошие отношения, мы постоянно общаемся, стараемся помогать друг другу. В Красноярске, кстати, меня прекрасно приняли и ребята, и руководство. «Енисей» завоевал бронзу чемпионата России, единственное, я хотел, чтобы мы играли с «Байкал-Энергией» в полуфинале или финале. Но этого не случилось, к сожалению. 

Надо сказать, что я никогда не обзванивал команды в поисках работы, я ждал предложений. После сезона в «Енисее» мне позвонил Сергей Евгеньевич Лихачев, и благодаря ему, я поехал в Архангельск. Но в середине сезона он покинул клуб, потом у меня была травма, и я не доиграл до конца сезона. Вернулся домой в Иркутск.

— После этого у вас появилось желание повесить коньки на гвоздь?

— Сейчас я занимаюсь флорболом, занимаюсь становлением федерации. Я больше не игрок. Можете смело писать, что я завершил карьеру. Сейчас мы вместе с «Байкал-Энергией» выбираем матч, на котором официально объявим об этом. Пусть придут болельщики, мы попрощаемся! Это точно будет один из февральских матчей, скорее всего с «Енисеем». Обсуждаем сейчас этот вопрос с Василием Петровичем Донских. Видите, мы помогаем друг другу, и я благодарю сотрудников клуба «Байкал-Энергия» за поддержку!

Отдельно хочу выразить огромную признательность иркутским болельщикам. Я их люблю и благодарен им за полные стадионы! Они — лучшие в мире. Пусть приходят на матчи и поддерживают нашу команду! Я благодарю и вашу газету за внимание к хоккею с мячом.

— Иркутские болельщики вас не просто любят, скорее обожают, как вы думаете, за что?

— Я не знаю, наверное, за мои голы (улыбается).

— Вы с «Байкал-Энергией» всегда устраивали шоу на льду…

— Потому что все хоккеисты — артисты, по крайней мере, я считаю, что должны такими быть. Я много раз говорил, что из этого вида спорта можно делать крутое шоу. Мы старались показывать на льду небольшое представление после каждого гола команды и после игры радовать болельщиков. Перед каждым матчем мы с ребятами продумывали эти моменты, например ту же «розочку», и потом демонстрировали задумки трибунам. Все было подготовлено, все импровизации до одной. Но потом это сочли неспортивным поведением, и нам запретили это делать через судей, вплоть до штрафов.

— Чем увлекается Александр Насонов?

— Только рыбалкой (смеется). Хариусов ловлю и щук на лягушек. Чему вы удивляетесь? 90 процентов щук я ловлю на лягушек (смеется).

— На живых лягушек?!

– Это искусственные приманки! Я же не живодер (смеется).

— Помнится, как стадион после каждого вашего гола дружно пел «Любовь, похожая Насон!!!». Сейчас, когда вы слышите эту песню Аллы Пугачевой, как она отзывается в сердце?

— Сейчас уже почти не обращаю на эту песню внимания, с удовольствием слушал только на стадионе. Это было приятно, особенно то, что болельщики делали с любовью такие интересные вещи. Сейчас эту песню не так часто уж и крутят (улыбается).

Татьяна Соловьева, «НС»


Просмотров: 860

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?