Иркутск
23 мая 1:30 Политика

Последние новости

Мы и Китай – неудобная страница: к 50-летию событий на острове Даманском

00:07, 06 мар

Даже в сравнении с другими локальными конфликтами («незнаменитыми войнами»), например с Афганистаном, бои на острове Даманском 2 и 14–15 марта 1969 года на официальном уровне вспоминаются крайне скупо. Точнее сказать, никак. Разве что на Дальнем Востоке проведены памятные мероприятия на местах захоронений наших бойцов. Что и говорить, неудобная страница в наших отношениях с великим соседом.

Между тем примерно 20 лет, от середины 60-х до середины 80-х, советско-китайские отношения находились в столь горячей фазе, что до большой войны, казалось, рукой подать. И события на Даманском сыграли ключевую роль в резком обострении конфликта между Москвой и Пекином. При этом обе стороны заявляли о своей приверженности революционным идеям марксизма-ленинизма, обвиняя друг друга в предательстве этих идей и сговоре с «американским империализмом». Разумеется, и у Брежнева, и у Мао Цзэдуна с их присными был свой марксизм, но в итоге советско-китайская склока раскалывала международное коммунистическое движение.

2-1.jpg
Остров Даманский. Советские и китайские военнослужащие незадолго до кровавых событий. Фото rosphoto.com

К 1969 году ситуация усложнилась. Американцы завязли во Вьетнаме, а СССР и КНР помогали Ханою, но по отдельности, продолжая конфликтовать между собой. События на Даманском не просто изменили ситуацию, но для большинства советских людей превратили именно Китай в главную угрозу Советскому Союзу, отодвинув США на второй план. Особенно эти страхи ощущались на востоке нашей страны, включая Иркутскую область. В те годы Забайкальский военный округ (китайское направление) стал крупнейшим по численности личного состава и количеству боевой техники. При этом вооружение и степень обустроенности советских войск в ЗабВО и Монголии уступали тем, что были дислоцированы в западных военных округах и европейских странах «народной демократии» (ГДР, Польше, Чехословакии, Венгрии). Но именно численные показатели и готовность действовать в условиях бездорожья и пустынно-степного ландшафта были военной спецификой в отношении Китая.

Именно миллиардная численность населения КНР, экономическая отсталость Поднебесной и фанатизм ярых сторонников маоизма (таких как хунвэйбины и цзаофане) породили в СССР буквально панический, животный страх перед китайской угрозой. Большинство (из песни слов не выкинешь) воспринимали Поднебесную как огромную толпу дикарей, готовых, подобно монголо-татарам семь с лишним веков назад, буквально перерезать все население Страны Советов от мала до велика. В ходу были многочисленные анекдоты-«страшилки», и даже слова модного шлягера переиначили в «Марш китайских парашютистов»: «Лица желтые над городом кружатся…». На этом фоне Америка выглядела цивилизованной, респектабельной, втайне (несмотря на официальную борьбу с ней) манящей, а не отталкивающей. В магазины «Березка» и через фарцовщиков на барахолки поступали штатовские «шмотки» и «музон» – буквально мечта для значительной части молодых людей в условиях убожества советских «промтоваров» и тотального дефицита. Ничего подобного Китай тогда предложить не мог…  

Полная взаимоизоляция, отмена всех контактов, невозможность запросто съездить из КНР в СССР и наоборот, жесткая политико-идеологическая цензура в обеих странах, отсутствие современных (нынешних) средств массовой информации и телекоммуникаций были питательной почвой для пренебрежения, ненависти, страха, а порой и массовой паники. Так, в феврале 1979 года, после того как Народно-освободительная армия Китая (НОАК) атаковала Вьетнам, Советский Союз оказал масштабную помощь Ханою, причем не только поставками оружия. На территории Монголии и Забайкалья были проведены одни из крупнейших военных учений за всю историю нашей страны. Кроме соединений кадровой армии, для участия в них были срочно призваны более 50 тысяч военнообязанных запаса (так называемых «партизан»), в основном из Иркутской области. При этом мобилизация производилась в необычном, срочном порядке – многих забирали без предупреждения, прямо из дома или с работы.

2-2.jpg
2 марта 1969 года. Через минуту эти солдаты НОАК откроют огонь. Фото сделал рядовой-пограничник Николай Петров

Будучи студентом-первокурсником, хорошо помню дыхание близкой войны, которое ощущалось в Иркутске на каждом шагу. Буквально за несколько часов из магазинов исчезли хлеб, сахар, соль, крупы, макароны, дешевое курево. Люди тащили по 10–15 буханок, и даже срочные ограничения («в одни руки столько-то штук») не спасли прилавки от полного опустошения. В СМИ об этих событиях не было ни звука, ни кадра, что только усиливало панику. Ситуация понемногу рассосалась только дня через три-четыре.

Потом еще был Афганистан, где КНР и США оказались пусть и не вместе, но по одну сторону баррикад, а мы – по другую. Потом начались реформы в Китае, затем у нас. Отношения выровнялись, улучшились, а на словах стали даже превосходными. Сейчас Поднебесная куда предсказуемее, «цивильнее», прежде всего в силу кооперации в мировое разделение труда и, кстати, широчайшего взаимодействия с Америкой. Но и намного сильнее, чем полвека назад. Сейчас Китай – один из флагманов мировой экономики, китайской айти-продукцией (пусть и лицензионной) завалена вся планета, включая Россию. Тогда как мы, пусть теперь не с директивным, а с как бы рыночным хозяйством, остались примерно там же: нефть, газ и оружие…

«Даманские времена» далеко позади, а сам остров на приамурской реке Уссури (точнее – островок площадью меньше квадратного километра) давно принадлежит Китаю. Но что впереди? Каковы наши отношения сейчас, если отвлечься от улыбок-комплиментов-обещаний, которые щедро раздают друг другу Владимир Путин и Си Цзиньпин, и даже от совместных учений НОАК и Российской армии? И не друг, и не враг? А как?

Одно из изречений Конфуция гласит: «Вместе, но не одинаковые». Китайские руководители часто используют его, характеризуя отношения с нашей страной. Но насколько вместе и насколько неодинаковые?

2-3.jpg
15 марта 1969 года. Залп «Градов» (тогда секретных) сметает позиции китайских войск. Фото bagira.guru  

«Социализм с китайской спецификой» уже 30 лет кружит голову многим российским политикам. К тому же Пекин говорит об отсутствии всяких планов захвата российской территории. Впрочем, понадобится ли захват в прямом, чисто военном смысле этого слова? Восточная мудрость гласит: «Поспешность губительна, плод должен созреть». У событий на Даманском точно не будет повторения, но тем не менее они стали предостережением, актуальность которого сохраняется и сегодня.       

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»    

             


Просмотров: 1461

00:04, 23 мая 2019 г.

Застой-2 подкрался незаметно: экономический рывок остался на бумаге

За бодрыми по тональности, но крайне расплывчатыми по содержанию заявлениями руководителей страны кроется весьма печальная и, что, пожалуй, еще хуже, безысходная реальность.

19:17, 22 мая 2019 г.

Кресла для ледовой арены «Байкал» будут от местных производителей

Строительство ледовой арены «Байкал» в иркутском Академгородке идет по графику и ударными темпами.

10:08, 22 мая 2019 г.

Чиновники правительства Прибайкалья обнародовали сведения о доходах

Информацию о доходах в 2018 году обнародовали члены правительства Иркутской области.

00:04, 22 мая 2019 г.

«Братство» и «Колыма»: неудобная правда некассовых фильмов

Впрочем, документальная лента «Колыма – родина нашего страха» Юрия Дудя, наверное, собрала бы в кинопрокате немалый урожай.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За кандидата от какой партии вы проголосуете на выборах депутатов Думы Иркутска 8 сентября 2019 года?