Иркутск
17 сентября 1:35 Политика

Война, которой будто не было: к 30-летию вывода советских войск из Афганистана

07:33, 07 Фев

15 февраля исполнится 30 лет со дня завершения вывода советских войск из Афганистана. «Незнаменитая война», «война, которой не было», «война, добившая Советский Союз» и прочие эпитеты, употребляемые по отношению к этой кампании, уже приклеились навсегда. В связи с грустным юбилеем «Альтаир» спросил иркутских историков о роли этой войны, ее восприятии и преподанных ею уроках.

Справка

27 апреля 1978 года в Афганистане началась Апрельская (Саурская) революция, в результате чего к власти пришла Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), казнившая диктатора Афганистана Мухаммеда Дауда и провозгласившая страну Демократической Республикой Афганистан (ДРА). Однако выбранный партией курс на новые реформы натолкнулся на жесткое сопротивление исламской оппозиции, и в стране началась гражданская война.

8 мая 1978 года афганское правительство через посла СССР в Кабуле официально обратилось к советскому правительству с просьбой направить в Афганистан советских советников — партийных, военных, хозяйственных, а также сотрудников КГБ СССР для оказания помощи в организации органов безопасности ДРА.

18 марта 1979 года ЦК КПСС принял постановление, которым образовал комиссию Политбюро по Афганистану. В марте 1979 года, во время мятежа в городе Герат, последовала первая просьба афганского руководства о прямом советском военном вмешательстве.

Гератский мятеж заставил провести усиление советских войск у советско-афганской границы, и по приказу министра обороны Дмитрия Устинова началась подготовка к возможному десантированию в Афганистан посадочным способом 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Дальнейшее развитие ситуации в Афганистане — вооруженные выступления исламской оппозиции, мятежи в армии, внутрипартийная борьба и особенно события сентября 1979 года, когда лидер НДПА Нур Мохаммад Тараки был арестован и затем убит по приказу отстранившего его от власти Хафизуллы Амина, — вызвало серьезное беспокойство у советского руководства. В Кремле боялись, что дальнейшее обострение ситуации в Афганистане приведет к падению режима НДПА и приходу к власти враждебных СССР сил. В итоге было решено готовить свержение Амина и замену его более лояльным к СССР лидером.

12 декабря 1979 года на заседании Политбюро было принято решение о вводе войск. Границу с Афганистаном было приказано перейти в 15.00 московского времени 25 декабря 1979 года.

2-1.jpg
Улицы Кабула на следующий день после Саурской революции. 28 апреля 1978 года

Проигранная война, или «Вьетнам для СССР» 

Историк, кандидат политических наук Алексей Петров назвал войну в Афганистане ничем не оправданной войной, в которой тогдашняя советская власть во главе с Брежневым «втемную» использовала более шестисот тысяч своих молодых пацанов в угоду решению вопросов с соседним политическим режимом:

– Десятки тысяч советских военных ехали в Афган, не зная, куда и зачем, 15 тысяч человек там погибли  (в том числе 34 иркутянина), и эти потери никем не оправданы. Огромные бюджетные вливания, миллионы долларов на поддержку режима Бабрака Кармаля (который сам понимал, что он марионетка, а государство было оккупировано советскими военными, о чем он позднее говорил в интервью), миллиарды выделенных средств на производство военной техники. Замалчивание всей правды о войне, испорченные отношения с Западом, что привело к бойкоту Олимпиады-80 многими европейскими государствами и США, а затем и бойкотом СССР и соцстран Олимпиады в Лос-Анджелесе-84.

Доктор исторических наук, профессор кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Виктор Дятлов начал с того, что англичане три раза входили в Афганистан в ХIХ и начале ХХ века. Один раз живым не ушел никто, во второй раз через перевалы уползло несколько обмороженных человек. В третий раз англичане даже не рискнули вводить туда войска:

– Такая уж это страна. Помня об этом, я с ужасом отнесся к началу Афганской кампании. До сих пор помню свой разговор с одним историком военного дела, знатоком российской армии, который сказал: «Мы получили свой Вьетнам». Хотя он назвал и плюс этой войны – она встряхнет нашу армию. У меня тоже не было никаких иллюзий на этот счет. Помимо всего прочего, пугала непродуманность акции, ее импровизационный характер. Апрельской революции не ожидали даже наши видные ученые-афганисты. Получилось, что хвост виляет собакой.

Редактор газеты «Байкальские вести» кандидат исторических наук Юрий Пронин отметил, что сразу бросаются в глаза не сами события, а их восприятие большинством населения: 

– Не то чтобы тогда большинство было за, а сейчас против. Речь скорее о доступе к СМИ. Сейчас тоже нельзя сказать, что информационное поле свободное, но при желании можно найти альтернативные точки зрения. Тогда ситуация была другая – мы жили в полной информационной изоляции от всего мира, при полной государственной монополии СМИ. Мы находились в плену одной точки зрения, которая транслировалась через государственные СМИ, и сориентироваться иначе было сложно. В первые годы афганских событий информации было мало, и она подавалась особым образом. Вроде как войны нет, оказываем афганскому народу интернациональную помощь: строим дома, разбиваем клумбы, сажаем деревья. Правда, слухи о гибели военных так или иначе просачивались. И все-таки ощущение чего-то неправильного было изначально. Во время ввода войск был убит Хаффизула Амин, по чьей просьбе войска были введены, и наши войска привезли с собой (что называется, в обозе) нового лидера – Бабрака Кармаля. В целом ощущения серьезности оснований присутствия наших войск в Афганистане у меня не было сразу, в начале 1980-х. Но по-настоящему другое отношение, осознание реальной войны стало формироваться только после 1985 года, когда к власти пришел Горбачев. А ясное понимание, что это драматические события с большими жертвами, наступило лишь во время вывода войск.

Ветеран боевых действий в Афганистане, полковник Александр Ширяев заявил, что войны, как таковой, не было: 

– Необходимость ввода войск была обоснованна. Это защита южных рубежей нашей страны и оказание помощи афганскому народу. Многие ветераны и пресса говорят, что была война. Я, как участник событий в 1981–1983 годах, хочу сказать: войны в Афганистане, как таковой, не было. Наши войска вошли туда, чтобы исполнять интернациональный долг. Мы строили заводы, фабрики. Моя часть строила прачечный комбинат. Отношение афганского народа к нам было очень доброжелательное. Нас принимали с большим уважением. До января 1983 года никакой войны вообще не было. Уже доказано, что у нас в генштабе были предатели, которые создавали видимость войны, чтобы получить больше медалей. Я вел колонны по маршруту Кабул – Термез без охраны и ни разу не видел ни одного моджахеда (душмана). Ввод войск был правильным шагом, но это подорвало экономику Советского Союза. Что говорить, если продовольствие в Афганистан отправляли не из СССР, а закупали втридорога в Голландии. Некоторые люди в руководстве страны списывали под эту войну все финансы. Вывести войска надо было еще в 1982 году, потому что до этого времени солдатам было нечего делать в Афганистане. Все потери до 1983 года были санитарными, то есть в результате несчастных случаев. Но где-то с 1983 года действительно начались боевые действия, началась война.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Дмитрий Козлов начал с того, что во время введения войск в Афганистан  был советским школьником и все, что он знал: мы выполняем интернациональный долг:

– Я иногда слушал «Голос Америки», но на восприятие советского школьника это особенно не влияло. Однако я чувствовал, что связанные с этим темы не стоит развивать. Что-то вроде оруэлловского двоемыслия. Как историк, я вижу, что дело усложнилось. Возникло много новых контекстов и идей переоценки Афганской войны. Мне наиболее интересно совпадение окончания войны и распада СССР. Проигранные войны всегда влияют на нашу историю, если вспомним Русско-японскую или Первую мировую. Наши ребята также привозили из Афганистана мировосприятие, которое влияло на процессы внутри Советского Союза.

2-2.jpg
Президент США Рональд Рейган встречается с делегацией афганских моджахедов в Белом доме. 1983 год

Историческое эхо

Алексей Петров отметил, что еще серьезней проблема стала после окончания войны, когда десятки тысяч искалеченных людей оказались брошенными:  

– Долгие годы мужики добивались льгот, изменений в федеральное законодательство. Сломанная психика, разрушенные семьи, нерожденные дети. Государство, увы, у нас никогда не считало такие потери. В этой войне необходимо отметить роль Михаила Горбачева, который вывел войска из страны-соседа, сохранив тысячи жизней советских солдат. Конечно, сейчас все будут кричать о том, что он ослабил южные рубежи нашей Родины, туда пришли американцы и все такое. Но обратите внимание: США наступили на те же грабли и получили две тысячи гробов.

По словам Виктора Дятлова, сейчас он понимает, что война в Афганистане вложила серьезную лепту в распад СССР, – чудовищные человеческие и финансовые ресурсы, потраченные на эту кампанию, сыграли в этом процессе важную роль:

– Кроме того, война, даже та, которая идет где-то там, далеко, меняет общество не в лучшую сторону. Когда кто-то говорит, что война облагораживает, – нет. Война – это дикость, варварство, порча нравов и отношений. Война уродует общество. Россия, которая есть сейчас, тоже результат Афганской войны. Не только ее, но и других факторов. Сейчас особенно важно переосмыслить уроки Афганской войны. Помимо всего прочего, в результате этой войны страна оказалась в ситуации внешнеполитической изоляции.  Сейчас ситуация еще страшнее – тогда хотя бы был Варшавский договор. Такой внешнеполитической изоляции, как сегодня, наша страна не знала со времен Крымской войны XIX века. А это залог экономического упадка и непреодолимое препятствие на пути экономической и социальной модернизации. 

Юрий Пронин отметил, что Афганская война принадлежит к числу «незнаменитых войн». Впервые этот термин применил Александр Твардовский к советско-финской войне:

– Афганская война спорная. Есть те, кто ее оправдывает, но существуют большие сомнения в том, надо ли было в ней участвовать. Исторически это психологическая травма, которую мы ощущаем до сих пор, ведь победы одержано не было. Это вписалось в рамки распада СССР. Афганская война не единственная причина, но это важная часть и предпосылка гонки вооружений и натянутых отношений с Западом, важный фактор распада Советского Союза. Возможно, СССР просуществовал бы дольше, если бы не Афганская война. Основная часть мирового сообщества была против нашего присутствия в Афганистане, и эти события сыграли большое значение в судьбе СССР и социалистического лагеря. Советское руководство продемонстрировало непонимание специфики такого рода событий. Конечно, были и геополитические мотивы – приближение к Индийскому океану и нефтяным полям Персидского залива, испытание нового оружия, отведение исламской угрозы. Ранее были примеры Венгрии и Чехословакии, где советские войска в целом не встретили организованного военного сопротивления, тем более длительного. Думали, что в Афганистане будет так же: одного появления 40-й армии будет достаточно, чтобы снять вопросы. То есть совершенно не учли афганскую специфику. Недооценивалась угроза длительного, нарастающего вооруженного сопротивления и возможные потери наших войск. Кроме того, в СССР существовало неофициальное правило: куда ступила нога советского солдата, оттуда он уже не уйдет. Поэтому стали упорствовать даже тогда, когда было ясно, что увязли.  

Дмитрий Козлов обратил внимание на две разные оценки влияния тех событий на историю:

– Одни говорят, что СССР не понимал эту страну и не обращался к услугам экспертов, чтобы ее понять. Афганистан на тот момент было сложно назвать современным государством или нацией. С другой стороны, можно понять коммунистическую мудрость старцев из Политбюро в той части, что СССР был «на марше», – в кармане были Мозамбик, Ангола, Никарагуа, Куба. Если говорить о Советском Союзе как о сверхдержаве, то именно тогда он был на пике. Это был своеобразный краш-тест и для Советского Союза, и для США, которые переживали поствьетнамскую депрессию. Сначала это была «война, которой не было», но с которой приходили гробы. Как и любая военная авантюра, она имела большую цену. Мы столкнулись с миром ислама, который не собирался отступать перед мощью Советского Союза и коммунистических идей. СССР достиг предела могущества, который совпал с его изломом. Это не единственный, но важный фактор, который бросал зловещий отсвет на поздний Советский Союз и перестройку. Вывод войск Горбачевым был уже не стратегическим, а вынужденным. Афганский излом можно рассматривать как кризис советского модернизационного проекта, который ранее справлялся с разнообразными вызовами и кого только не перемалывал и не изменял. Но вот настал момент усталости, дряхлости, отсутствия драйва, и советская модернизация не смогла сладить с Афганом. Эти события интересным образом совпадают по времени с зарождением «Солидарности», рабочего движения в Польше. Это был внутренний вызов, который формулировал новые вещи, не связанные с марксистско-ленинской идеологией. Сложное время и для страны, и для идеологии.

2-3.jpg
Скоро домой… Советские войска уходят из Афганистана. 1988 год 

Афганистан как невыученный урок

Алексей Петров уверен, что именно война в Афганистане «добила» СССР и убыстрила его кончину: 

– Ко всем пересмотрам событий советской истории, которые начали депутаты нынешней Госдумы, отношусь резко негативно. Все это делается на фоне усиливающейся конфронтации с Западом и никакого реального серьезного анализа не имеет.

Виктор Дятлов выделил главный урок Афганской войны – надо заниматься собственной страной, собственными проблемами. Особенно повышением уровня жизни населения:

– Внешнеполитические авантюры губительны. Страна тогда бывает великой, когда ее уважают, а не боятся. А уважают страну благоустроенную, зажиточную, страну, в которой хочется жить. Афганистан – колокольчик, который нам напоминает, что 15 тысяч молодых ребят погибло ни за что. Как и около 1 млн афганцев. Это должно стать противоядием от идиотического и преступного «Можем повторить». 

Юрий Пронин сказал, что главный урок Афганской войны – вооруженные силы должны применяться с большей осторожностью, в меньших масштабах и с меньшей вовлеченностью. А доля политических, косвенных методов воздействия должна быть выше: 

– В итоге необдуманное участие в таких конфликтах может привести к их эскалации. Война в Афганистане идет до сих пор, но с другим составом участников. В свете этого наше участие в Афганском конфликте привело его к масштабированию, а не прекращению. Принести мир не вышло, результат получился обратным. События, которые происходят сейчас, я считаю, показывают, что российские вооруженные силы до сих пор используются чрезмерно и необдуманно. «Мягкой силе» – наиболее эффективному средству внешней политики – отводится гораздо меньше внимания, чем следовало бы. В руководстве нашей страны видны реваншистские настроения, что выливается в пересмотр оценки Афганской войны и, по существу, попыткам вернуть полный контроль над территорией в границах Советского Союза. Стремление переписать историю таким образом – глубокая, но, к сожалению, закономерная ошибка. Мы и сейчас, подобно периоду Афганской войны, находимся в международной изоляции, причем экономическая и военная мощь России гораздо меньше, чем Советского Союза.

Полковник Александр Ширяев в пику историкам заявил, что наша страна получила боевой опыт для армии, который не смогли применить в Чечне, но частично использовали в Сирии:

– Мы учли ошибки, обкатали новое оружие. Армия сильна, пока она воюет. Этот опыт пригодился и в Чечне, но, к сожалению, афганская кампания попала на развал Советского Союза и Советской армии, и серьезным осмыслением опыта Афганистана никто не занимался. Опыт потерялся с развалом страны. Мы не усвоили урок, что нужно выводить войска вовремя. Мы не усвоили, что нельзя завязать на чужой территории, что надо  оставлять столько войск, сколько реально нужно, а не больше. Этот опыт был более-менее учтен в сирийской кампании – там не держали лишний военный контингент, что позволило избежать дополнительных потерь. На сегодняшний день мы мало привлекаем ветеранов-афганцев к патриотическому, нравственному воспитанию, и это тоже ошибка.

Дмитрий Козлов резюмировал, что история опять учит тому, что ничему не учит. Интересно, конечно, сопоставлять Афганистан и Сирию, но, по мнению эксперта, это совершенно разные ситуации, хотя в обоих случаях есть элемент непросчитанности:

– Это связано и с этническими факторами, и с религиозными. Отсутствие экспертного знания при принятии подобных решений – то, о чем стоит подумать. И конечно, «Афган» – часть нашей истории, которая всегда будет с нами.


Просмотров: 1592

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кого бы вы хотели видеть среди кандидатов на выборах губернатора Иркутской области в сентябре 2020 года?