Иркутск
25 октября 7:11 Политика

Вспоминая «День сурка», или О некоторых моментах пресс-конференции президента

00:05, 23 дек 2019

15-я по счету большая (предновогодняя) встреча Владимира Путина с журналистами, прошедшая 19 декабря, не принесла больших сенсаций. Но, видимо, так и было задумано. Нынешний президент должен олицетворять, прежде всего, стабильность, незыблемость, основательность. И лишь чуть-чуть можно «перчика» или «гарнира» – маленькую щепотку, для «оживляжа», чтобы размыть впечатление совсем уж застоя и бронзы с мрамором. В целом такой рисунок удалось выдержать, другой вопрос – какой аудитории это понравилось, а какой – нет.

Хотя, собственно, есть еще и третья аудитория: весь госаппарат. Его представителям выбирать не приходится – нравится или не нравится, а слово президента – закон. Бери под козырек и выполняй. А среди тех, кому нравится, преобладают люди, получающие информацию из государственных телеканалов. Напротив, остальные эти телеканалы не смотрят, а потому настроены в отношении Путина в той или иной степени критически. Но Владимир Владимирович, судя по всему, свой выбор сделал давно. Ориентируется на властную вертикаль и лояльные слои общества, а это в настоящее время большинство.

2-1.jpg
На президентскую пресс-конференцию приезжают журналисты из всех регионов страны. Фото teleport2002.ru

Тем не менее, выразить сомнение по поводу некоторых оценок, которые высказал президент, дело, в общем-то, обычное. Даже, можно сказать, рутинное. Сперва о мелочах, но досадных. Иллюстрируя бурный рост экономики Китая, Владимир Путин заявил, что валовой внутренний продукт КНР сейчас больше, чем в Америке. Безусловно, экономика Китая развивается очень быстро, но все же и сейчас ее объем в полтора раза меньше американской (которая тоже растет быстрее нашей). А в целом ВВП Китая больше российского почти в 9 раз, а экономика США – почти в 14.

Вообще, в большой экономике президент ограничился весьма обтекаемо-уклончивыми формулировками. Особенно там, где речь шла о доходах населения. А ведь если посмотреть на 20 лет его работы в динамике, то ситуация с доходами, после начального улучшения, вот уже 6 лет ухудшается. Та же ситуация с экономическим ростом. Если в нулевые годы, при высоких ценах на нефть и без западных санкций, ежегодный прирост приближался к 7 процентам, то затем снизился до 4-х, потом – до 2-х, а теперь еще ниже.   

В пресс-конференции были спорные моменты и вне экономики, хотя они на нее тоже влияют. Так, некоторые сомнения вызвали слова Владимира Путина, что ему ничего не известно о заказчиках «дела Ивана Голунова». Ну вот не известно президенту – видимо, этих самых заказчиков крайне сложно определить.

Президент зачем-то, и опять с горячностью, стал защищать внешнюю политику Сталина в начальный период Второй мировой войны (до 22 июня 1941 года). Более того, обещал в ближайшее время подготовить статью на эту тему. При этом круг аргументов, которые использовал на пресс-конференции глава государства, не выходил за рамки советского агитпропа, да и то не в сильнейшем варианте. Кроме того, президент, возможно, не вполне понимает специфичность истории. Речь о том, что Владимир Путин руководит государством сейчас, но его огромные полномочия не распространяются на события прошлого. Иначе говоря, слова президента в этой тематике – отнюдь не приказ, не распоряжение (и не могут быть таковыми), а лишь одно из множества мнений, не более значимое, чем у других исследователей этой темы, да и вообще у любого гражданина Российской Федерации. И вот, если без придыхания, то глава государства был тут не убедителен. Хотя, как уже сказано, ориентировался, прежде всего, на телевизионную аудиторию.  

Видимо, этой же части сограждан были адресованы и оценки скандала с допингом в отношении российских спортсменов. Владимир Путин в который раз возложил вину на Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), да и на остальных недругов России. При этом прозвучал и аргумент, что за один и тот же проступок нельзя наказывать дважды. Однако если взглянуть на события внимательнее, то огрехи наших спортсменов на тех или иных соревнованиях (суммарный проступок №1) и манипуляции с допинг-пробами в начале этого года (проступок №2) – это не одно и то же. Иначе, от обратного, получится, что манипулировать можно и дальше, а наказание останется первоначальным, без ужесточения.

Кроме того, президент вообще обошел тему подмены допинг-тестов стороной и, соответственно, не обещал, что виновные будут обязательно найдены и наказаны. Такой подход, несомненно, прибавил козырей тем, кто считает наше государство причастным к этой операции.

Показательным было отсутствие вопросов относительно летних протестов в Москве, хотя сразу же после окончания пресс-конференции, на выходе из зала, Путина об этом все же спросили. В ответ – прежняя позиция: за рубежом наказывают еще жестче, так что всё правильно. Ну, разве что «посмотрим, где нужно, повнимательнее».

И, наконец, вопрос президенту, казалось бы, личного порядка, на самом деле касался всей проблемы открытости (или закрытости) высшей власти в России. Речь о том, являются ли его дочерьми (ремарка автора этих строк – от официального брака) Екатерина Тихонова и Мария Воронцова. Вопрос также содержал упоминание, что они занимаются активной деятельностью в сфере социально ориентированного бизнеса, и в последнее время их (разумеется, без упоминания родственных связей с Владимиром Путиным) стали часто показывать по телевидению. И завершилось обращение журналистки Русской службы «Би-би-си», державшей в руке табличку со словом «Семья», вопросом-рекомендацией: когда же наконец информация о детях российского лидера будет столь же открытой, как это принято в большинстве стран?                

В ответ президент сказал: «Вы тут назвали фамилию одной женщины, потом – другой». Затем отметил, что прозвучавшая информация о бизнесе, в котором они участвуют, весьма неполная, и… подробно, со знанием деталей, рассказал о важности этих проектов. На этом – всё, точка. Судя по всему, Екатерина Тихонова и Мария Воронцова – действительно дочери Владимира Путина, но прямого ответа на вопрос так и не прозвучало.

2-2.jpg
Корреспондент Русской службы «Би-би-си» Фарида Рустамова задала Владимиру Путину в общем-то обычный вопрос

Впрочем, глава государства все же чуть улучшил настроение критически настроенных сограждан, мягко порекомендовав изъять из Конституции слово «подряд», следующее за указанием, что президент не может править более чем два срока. Действительно, можно ведь было или не менять эту норму, или даже изъять ее полностью, вместе с двумя сроками.

Правда, и тут возникли версии, что у предложения, с которым выступил Владимир Владимирович, есть второе дно. Так сказать, подвох.

Либо Путин не хочет, чтобы следующий глава государства долго, как и он, задержался на своем посту. Поэтому, мол, мне было можно, а остальным нельзя. Но это самый безобидный, почти бесспорный вариант.

Либо в Конституцию будут внесены еще и поправки, резко уменьшающие полномочия президента в пользу, скажем, премьера. А значит и важность этих самых «подряд» или «не подряд» улетучится.

Либо президентские сроки к 2024 году обнулятся и для Путина, если, присоединив Белоруссию, создать формально новое государство. Тогда, ладно уж, можно с широкого плеча отменить эти самые «подряд». Все равно впереди будет еще дважды по шесть лет…  

К тому же сложно предположить, что Владимир Путин собрался еще раз повторить рокировку – в 2024 году, в возрасте 71 год, уйти с поста президента, а через 6 лет опять вернуться. Это был бы своеобразный ремейк знаменитой американской кинокомедии «День сурка», на которую, впрочем, начинают походить и предновогодние пресс-конференции Владимира Путина.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

           


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ от Иркутской области приносит наибольшую пользу региону?

Яндекс.Метрика