Иркутск
15 августа 12:51 Политика

Всё, что вы хотели знать, но боялись спросить о гибридных выборах мэра Иркутска

10:17, 10 мар 2020

Полномочия мэра Иркутска Дмитрия Бердникова истекают уже 27 марта, и это повод подумать о будущем. Депутаты местной думы уже утвердили новый порядок выборов главы областного центра, но в подробности документа мало кто вдавался. Корреспондент «Альтаира» попытался проанализировать положение и задал иркутским экспертам самые распространенные вопросы о грядущей нестандартной кампании.

Как выбрать мэра Иркутска?

Итак, в положении о выборах мэра сказано, что дума должна будет собраться в течение 10 дней после 27 марта, когда заканчиваются полномочия Дмитрия Бердникова, и объявить конкурс. В решении об объявлении конкурса будет указана его точная дата (насколько можно судить сейчас, это будет 30 апреля, поскольку на этот день выпадает очередное заседание думы). Прием документов от кандидатов начнется не позднее чем за 20 дней до конкурса и продлится не менее 15 дней.

В период с 27 марта до того момента, как примут решение по новому мэру, город будет возглавлять Дмитрий Бердников на правах исполняющего обязанности.

Комиссия будет состоять из шести человек – по три от думы Иркутска и губернатора Прибайкалья. Дума назначит членов конкурсной комиссии по предложениям депутатов и мэра. Членами конкурсной комиссии не могут быть несовершеннолетние, не граждане РФ, недееспособные, люди с непогашенной судимостью, а также родственники кандидатов в мэры. Кроме того, в комиссию не могут войти сотрудники администрации Иркутска, КСП города или аппарата местной избирательной комиссии, судьи, прокуроры и непосредственные подчиненные кандидатов на пост мэра.

Стать участником конкурса может любой гражданин РФ старше 21 года с высшим образованием, который ориентируется в законодательных положениях Иркутска, вопросах местного значения, знает положение о статусе мэра, его полномочиях, запретах, ограничениях и обязанностях, а также основные положения Конституции РФ. У кандидата в мэры должен быть опыт замещения руководящих должностей в органах публичной власти не менее пяти лет. Кроме того, кандидат должен представить программу по развитию Иркутска в произвольной форме объемом до пяти страниц, содержащую оценку социально-экономического состояния города, описание основных проблем его социально-экономического развития, комплекс предлагаемых мер по их решению, сроки, ресурсное обеспечение и механизмы реализации программы.

Комиссия принимает решение о регистрации кандидата через пять дней после подачи им документов.

Специалист по связям с общественностью Владислав Шиндяев: Существующая система выборов безумно интересная, и очень важно, что голосование будет тайным и на волеизъявление выборщиков – депутатов – не сможет повлиять никто. Они будут делать свой выбор исходя из конкретных  договоренностей или своих убеждений.

Политолог Сергей Шмидт: На первый взгляд, эта система выборов мэра производит впечатление самой дурацкой, идиотской и неудачной из всех возможных. Я сторонних чистых политических форм, а существует две чистые политические формы выборов – прямые или сити-менеджмент, и попытки их скрещивания не нужны, они где-то даже нелогичные и могут привести к самым непредсказуемым результатам. То есть особенность этой системы заключается в том, что она крайне непредсказуема по своему результату. Но поскольку эта система имеет экспериментальный характер, и даже, как я понимаю, аналогов ее в чистом виде в России нет, то оправдание может быть только одно – если в этой системе появится хороший мэр, то система хорошая. Если этого не произойдет, то мы скажем, что хуже системы нет и быть не может, поэтому мы от нее откажемся навсегда. Практически нет людей в Иркутске, которые не считали бы эту систему временной.

Политолог Алексей Петров: Для меня любая схема без участия избирателя в выборах считается неоптимальной. Все остальное, что бы там ни придумывали, мне абсолютно чуждо, потому что отрицает реальное волеизъявление граждан и не имеет никакого отношения к выборам, о чем я говорил все эти годы.

Политолог Юрий Пронин: Как многие отмечают, это некое скрещивание прошлой системы думского мэра и сити-менеджера, но это все-таки глава администрации, который по-прежнему по своим функциям близок к мэру. Я бы отметил, что есть какая-то парадоксальная и лицемерная позиция: «мы все за прямые выборы, конечно», но далее следует невнятное обоснование каких-то причин, почему выборы должны быть непрямыми. В принципе областным законодательством прямые выборы не запрещены, но могут проходить по разным системам в региональных центрах. Двойное дно этой ситуации том, что есть политическая директива сверху, из Москвы – прямых выборов в Иркутске не проводить. Говорить напрямую не принято, потому что наживешь врагов в вертикали власти.

Политолог Владимир Сериков: Существующая систем выборов не просто неоптимальная – она контрпродуктивна, потому что горожане не участвуют в выборе собственного будущего и в то же время ясно видят, кто и как проталкивает свои интересы. Политика должна вызывать интерес гражданина, а не отвращение.

Кто будет выбирать мэра?

В «своем человеке» в мэрском кабинете заинтересованы практически все влиятельные группы Иркутска. Эксперты выделяют четыре группы интересов в этой ситуации – крупный строительный (и не только) бизнес, действующая администрация, коммунисты и общественники. Каждый из них будет пытаться заручиться максимальной поддержкой депутатов, и исход может быть неизвестным до самой последней минуты.

Владимир Сериков: Проще сказать, кто не будет участвовать в процессе выборов мэра, а это все политические партии. По сути, идет борьба между кланами и финансовыми группами, отчасти из-за сфер влияния, отчасти из-за личных обид, но нет спора о стратегии развития города, о его благе, о будущем. Представителей этих групп мы видим, а вот горкомы «Единой России» или КПРФ никак себя не проявляют.

Дмитрий Бердников / Фото ИА «Альтаир»

Владислав Шиндяев: Насколько консолидирована группа строителей – остается неясным. Но, по крайней мере, они пытаются консолидироваться в решении этого вопроса. Кроме того, будут представители профессиональных сообществ, предпринимательства, специалисты в разных отраслях и активные общественники, которые хотят заявить о себе участием в этой гонке. Учитывая, что требования достаточно лояльные – по опыту работы в государственных и просто административных структурах, нет требований по профильному высшему образованию, то принять участие в выборах может самый широкий круг людей.

Сергей Шмидт: Есть одна группа влияния, которая, в принципе, может быть названа основной – это строители, строительный бизнес. Я все-таки исхожу из того, что если даже строители не держат мажоритарный пакет политических акций в Иркутске, то они обладают блокирующим пакетом. То есть стать мэром в Иркутске в конфликте со строителями невозможно вне зависимости от системы выборов. Также существует политико-административная группа, связанная с действующим мэром Дмитрием Викторовичем Бердниковым, те, кто так или иначе его поддерживают, начиная от самого мэра и заканчивая рядовыми журналистами. Также при такой системе самостоятельным игроком может выступать исполнительная власть Иркутской области, которая способна оказывать влияние на выборы и имеет на это легальные возможности за счет трех человек в комиссии. Вместе с тем не стоит сбрасывать со счетов и неформальное влияние. Поскольку в лице генерал-полковника Кобзева мы наблюдаем уникальный случай «презумпции доверия», то у него есть очень серьезное влияние, так как на него многие надеются. Он не оброс никакими проблемами и скандалами, а запрос на умиротворение и на придание политической жизни Иркутской области более конструктивного характера существует. Нулевое значение тут имеют политические партии.

Алексей Петров: Тут несколько групп интересов, и я, конечно, не могу назвать всех, потому что, скорее всего, некоторые из них подпольные. Первая группа интересов – это люди вокруг нового председателя думы Иркутска Дмитрия Ружникова и того костяка депутатов, которые его поддерживают. Это, так скажем, строительная группа, но туда могут входить не только строители. Еще одна группа интересов связана с врио губернатора Игорем Кобзевым – правительственные чины и группа большого серого дома.  Дальше идет группа, которая называется «группа КПРФ» или «группа Сергея Левченко». Следующая – группа Дмитрия Викторовича Бердникова и его сторонников. Есть, как минимум, четыре группы, но меня беспокоит, что во всех этих процессах не участвуют  450 000 избирателей Иркутска.

Дмитрий Ружников / Фото ИА «Альтаир»

Юрий Пронин: Иркутск – город не очень промышленный, а теми промпредприятиями, что есть, управляют из Москвы, и не очень много вопросов они решают с помощью местного самоуправления и не очень активно участвуют выборах мэра. Поэтому за этим следят группировки, которые больше зависят от муниципального законодательства. В Иркутске это, традиционно, строительные компании, крупные ритейлеры и неофициальные группы влияния, которые представлены во всех официальных партиях и фракциях. Эти группировки очень неоднородны, в них есть разные группы интересов, поэтому политические позиции часто бывают неконсолидированными по многим вопросам. Особенно это касается «Единой России» – там есть и сторонники мэра, и его противники. Нет единства и в рядах фракции КПРФ. Получается политический винегрет в думе Иркутска, но неофициальные группировки вроде строителей играют там наиболее серьезную роль. Конечно, достаточно многое зависит и от областной власти.

Из кого выбирать мэра Иркутска?

Совершенно естественно, что каждая из групп интересов хочет видеть «своего человека» в кресле мэра, но кого предложат группы влияния, и будет ли обсуждаться возможность компромиссной фигуры, – вопрос более сложный. Кандидатуры от каждой группы уже практически известны, но поскольку выборы начнутся только через месяц, то конфигурация может поменяться.

Сергей Шмидт: Обсуждаются по сути 3–4 кандидатуры – Дмитрий Бердников, Руслан Болотов, Дмитрий Ружников и Виталий Матвийчук. У каждого из них есть там свои шансы, свои возможности, но поскольку мы привыкли к чудесам в Иркутской области, то меня до последнего не будет оставлять ощущение, не выстрелит ли какая-то неизвестная нам фигура из неочевидных как компромиссная.

Владислав Шиндяев: Учитывая ограниченный круг выборщиков, – 34 депутатов, которые определят судьбу Иркутска, то наибольшее влияние сейчас у группы строителей и их кандидата. Вторая по численности группа интересов – группа сторонников мэра. Третья группа влияния – депутаты от КПРФ, а четвертая группа – заявившийся Георгий Комаров и все остальные. Эта ситуация интересна тем, что каждая кандидатура, завоевав для себя даже один-два голоса, может повлиять на общий расклад. Поскольку выбор определяется квалифицированным большинством голосов, получается, что за мэра должны проголосовать 24 депутата из 34-х. Таким образом, каждый голос на вес золота в прямом смысле этого слова.

Алексей Петров: Я не могу сказать о ком-то сверх тех фамилий, о которых говорят в публичном пространстве, – Руслан Болотов, Виталий Матвийчук и Дмитрий Бердников. Однако не исключено, что в мэры выдвинется еще кто-то из не настолько известных кандидатов.

Юрий Пронин: Двое кандидатов уже фактически официально заявили о своем намерении участвовать – это нынешний глава города Дмитрий Бердников и вице-спикер думы от фракции КПРФ Виталий Матвийчук. Очень серьезно, хоть и неофициально, обсуждается кандидатура исполняющего обязанности председателя правительства Руслана Болотова. Многое зависит от того, как депутаты определятся в отношении уже названных фамилий. Что касается Дмитрия Бердникова, то его отношения  с новым составом думы, которая избрана в сентябре 2019 года, очевидно непростые. Большинство настроено на смену главы города, но, как я уже говорил, здесь определенную роль должна продолжать играть и областная власть. От того, какова будет позиция Игоря Кобзева, во многом зависит итоговый результат.

Руслан Болотов / Фото ИА «Альтаир»

Владимир Сериков: Прежде всего, это должен быть человек, который на самом деле не хочет быть мэром и руководить Иркутском, но он настолько успешен в своей сфере и имеет такой авторитет в обществе, что к нему приходят люди и говорят: «Город наш богат и обилен, порядку только нет, приди и правь нами». Такие люди не корыстны, не стремятся всех вокруг подавить и выстроить под себя, они решают конкретные задачи за один срок полномочий и с радостью организуют процесс передачи власти новому руководителю, избранному на прямых выборах. Перебирая имена и фамилии иркутских политиков и бизнесменов, мои коллеги-политологи называли одни и те же имена, поэтому нет смысла рассуждать о достоинствах и недостатках Матвийчука, Лабыгина или Болотова. Общественность не имеет права голосовать на этих выборах, но может повлиять на их исход, достаточно лишь попросить уважаемых в городе людей выставить свою кандидатуру. Интересным кандидатом, а впоследствии и мэром, могла бы стать Нина Чекотова. У нее большой опыт в бизнесе, опыт работы депутатом Законодательного собрания, она один из тех немногих людей, кто действительно навел порядок на своей части городской территории. Я бы с интересом посмотрел на город, которым руководит Денис Гук, во всяком случае, он бы точно не допустил разрушения памятников истории и культуры, а уже снесенное заставил бы восстановить. К сожалению, ничего похожего мы не увидим, потому что общественность не сможет договориться о выдвижении одного или нескольких действительно народных кандидатов. Нам остается только предупредить депутатов городской думы: вы можете голосовать, как вам захочется, но помните – через четыре года вы снова пойдете на выборы. И мы будем помнить, кого вы выбрали мэром Иркутска.

Виталий Матвийчук / Фото ИА «Альтаир»

Зачем выбирать мэра?

Многие наблюдатели высказывали мысль о том, что избранный таким неоротодоксальным способом мэр не сможет открывать ногой двери кабинетов высоких областных чиновников, поскольку вопрос его легитимности после избрания 34 иркутянами будет спорным. Однако политологи сходятся на том, что мэрская мощь будет зависеть только от силы личности.

Сергей Шмидт: Как мне кажется, значение областного центра даже в Иркутской области, которая в отличие от большинства российских регионов обладает определенной полицентричностью – у нас есть еще три-четыре влиятельных города, таково, что кто бы по какой схеме не стал мэром, он сразу же превращается во влиятельного политического игрока. Я просто напомню, что в 2015 году Бердников стал мэром, и, несмотря на то, что задуманная связка Бердников-Ерощенко по известным причинам не сработала, уже в 2016 году он выступал полноценным оппонентом областной власти. Статус мэра Иркутска сразу делает тебя игроком высшей лиги иркутской политики.

Владислав Шиндяев: Вполне возможно, что выборы мэра по новой схеме, договоренности, достигнутые во время этих выборов, повлияют на политический вес будущего мэра, его возможности договариваться, принимать и реализовывать свою стратегию развития города. Но, как мы прекрасно понимаем, в Иркутске любые договоренности носят временный характер, и все они не будут иметь значения уже через несколько месяцев. Для этого есть определенное количество объективных факторов. Первый – сформированный действующей администрацией бюджет, с которым будет работать избранный мэр. Во-вторых, сложная ситуация с целым рядом муниципальных предприятий, обслуживающих город. В-третьих, возникнут вопросы к собранной новым мэром абсолютно новой команде и их работе в первые же месяцы. В-четвертых, при выстраивании практически всех профильных направлений деятельности администрации нужно будет угодить большинству депутатов думы, очень разрозненной по своему составу и интересам, представленной различными политическими структурами, группами влияния. Это практически невозможно, отдельные группы и депутаты, даже входящие в конкретные группы, всегда будут недовольны. А значит, что будущий мэр для того, чтобы действовать эффективно, будет вынужден вести абсолютно самостоятельную стратегию, которая зависит от его уровня профессионализма, его команды, а также его умения и желания договариваться, причем в течение всего срока полномочий.

Алексей Петров: Кого бы ни назначили мэром города, конфликт Иркутска и области это не прекратит. Потому что любой мэр Иркутска – потенциальный кандидат на пост губернатора. Из одной они партии, из одного движения, из одного министерства чрезвычайных ситуаций – не имеет значения. Все равно губернатор будет чувствовать, что ему дышат в затылок. Тем более что губернаторов у нас назначают и снимают, не объясняя никому причин, и я уже никаким чудесам не удивляюсь.

Юрий Пронин: Я думаю, что такая категория как легитимность достаточно серьезно влияет на политическое самочувствие мэра регионального центра и на его отношения с руководителем региона. Длительное время легитимность была в пользу мэра, он избирался, а губернатор фактически назначался. Сейчас ситуация изменилась. Если говорить о тех фамилиях, которые я назвал, то предпочтительней, конечно, кандидатуры Болотова и Бердникова. Матвийчук – фигура более экзотического плана. Я думаю, что Иркутск должен вернуть себе позиции  в Ассоциации муниципальных образований. Вспомним, что мэр Иркутска Якубовский возглавлял ее, что все-таки более логично, так как Иркутск – крупнейший город региона.

Владимир Сериков: Все зависит от личности, а не от должности. Мэры Черемхово и Саянска, казалось бы, предельно далеки от какого-то существенного влияния на областную политику, потому что и города немноголюдные, и экономика не в лучшем положении – но это две яркие личности, которых знают и за пределами области. Мэр Иркутска мог бы иметь огромный вес просто в силу того, что он ближе всех к максимальному количеству избирателей, живущих в одном муниципальном образовании – более 400 000 голосов могут сделать погоду на любых региональных выборах. Но Владимир Якубовский всегда был в тени губернаторов, Виктор Кондрашов был одинаково чужим для Дмитрия Мезенцева и Сергея Ерощенко, а Дмитрий Бердников ни при каких обстоятельствах не нашел бы общего языка с Сергеем Левченко. Тут речь даже не о классическом конфликте «губернатор – мэр столицы», который есть во многих регионах страны, а о полной противоположности интересов и жизненных стратегий. Пока у нас нет ясности ни с мэром, ни с губернатором, которого тоже предстоит избирать, и говорить об этом рано.

Как писал «Альтаир», дума Иркутска утвердила проект положения о порядке выборов мэра на заседании представительного органа 28 февраля. Порядок избрания мэра изменился по решению депутатов Законодательного собрания. Раньше руководителя города выбирали большинством голосов депутаты думы из своего состава.


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто, на ваш взгляд, внес наибольший вклад в историю Иркутской области с 1937 по 2022 год?

Яндекс.Метрика