Иркутск
01 августа 18:45 Политика

Выборы во время чумы: Как и из кого в Иркутской области выберут Госдуму восьмого созыва

14:00, 07 июл 2021

Кампания по выборам депутатов в Государственную думу 2021 года уже, по сути, началась, основные фигуры известны и расставлены по предвыборной доске. Все основные партии определились со своими кандидатами, а расклады по партийным спискам и округам в основном предсказуемы. Однако мы находимся на старте кампании, во время которой может случиться все что угодно. Замер политических показателей перед гонкой делают иркутские политологи.

Рыцари новой Конституции

Политолог Юрий Пронин отмечает, что это первая избирательная кампания в новых условиях, после принятия поправок в Конституцию, когда контроль государственного руководства над политическими процессами, и без того значительный, не просто  усилился, а перешел в новое качество.

– К многочисленным «хитростям» в пользу власти прибавились такие факторы, как многодневное голосование и особенно лишение права выдвигаться довольно значительных групп населения. То есть представителей так называемой внесистемной или радикальной оппозиции в бюллетенях для голосования не будет. Да и состав кандидатов от допущенных партий контролируется из одного центра. Если в спортивных терминах, то один из игроков является одновременно и арбитром. Такое происходит уже много лет, но сейчас эта практика отточена до совершенства и стала тотальной. В итоге созданы условия, исключающие иной результат голосования, чем запланирован, вне зависимости от настроений избирателей. Соответственно, выборы в Госдуму являются для руководства страны чуточку неприятной, но абсолютно технической, не стратегической, оперативной или даже тактической, а именно технической задачей. Технически (административно) будут решены буквально все проблемы, включая обеспечение пристойного уровня явки избирателей. Измерять уровень лояльности или протестности избирателей по предстоящим результатам абсолютно бессмысленно.

Политолог Владимир Сериков считает, что это будут первые выборы, которые будут не самым важным событием сентября. На фоне третьей волны коронавируса, сопровождающейся самой высокой смертностью, на первый план выходит совершенно не та повестка, которую мы видим в рекламно-информационных изданиях кандидатов.

– Кого сейчас можно заинтересовать осмотром детских площадок (не тобой построенных), если со дня на день объявят локдаун, закроют вообще все, кроме аптек и продовольственных магазинов, и в больницу (не дай бог понадобится) не попасть? Думаю, таких политических активистов практически нет. Поскольку массовых мероприятий и личных встреч с избирателями не будет, агитацию будут вести в печатных изданиях и с особой силой в интернете, а там эта повестка опять потеряется на фоне дискуссии о коронавирусе, вакцинации и так далее. Полагаю, явка будет очень низкой, потому что по этим вопросам партиям сказать нечего, это повестка исполнительных органов власти.

По мнению политолога Алексея Петрова, эти выборы ценны тем, что все депутаты, которые пройдут в думу, будут в 2024 году, когда Владимир Путин будет принимать решение идти на новый срок или выбирать себе преемника.

– Соответственно, эта дума будет в этом участвовать. Ей определяться, кого поддерживать. С точки зрения современной России и истории современной России, конечно, это знаковое событие. У нас с 2003 года выстроена четырехпартийная система, и у меня сомнения, что в этой думе появится кто-то новый. Но серьезных политических оппонентов до выборов не допустят, а за свои проценты будут бороться те, кто уже есть в Государственной думе.

Политолог Сергей Шмидт поддержал мысль Петрова и добавил, что сейчас ни один серьезный человек не скажет, какая именно форма транзита власти будет выбрана в 2024 году – либо от Путина к Путину, либо от Путина к Путину 2.0, то есть человеку с другой фамилией, преемнику. Сейчас, конечно, никто не знает ответа на этот вопрос.

– Более того, я думаю, что окончательного ответа не существует и в краснокирпичном здании в центре Москвы, названным Кремлем. Вот там политики всегда продумывают разные варианты, а потом уже выбирают, когда время приходит. Но очевидно одно: это будет дума, от которой ни в коем случае действующая власть не хотела бы получить какие-то сюрпризы. Это не будет дума в стиле 1917 года, которая воспользовалась народными уличными протестами и скинула самодержавие. Эта дума должна быть если не 100-процентно послушной, то она должна быть управляемой. И вот такая двойная задача ставится: добиться либо абсолютного послушания, либо высокой степени управляемости. Но это вот главная банальность, которую можно произнести. А если сказать что-то оригинальное, то, может быть, уверенности у меня в этом нет, но на этих выборах можно будет получить более или менее адекватное представление о степени реального протестного потенциала в современном российском обществе. Пока велика вероятность, что протестная публика просто не придет на выборы. Но если она пойдет и будет пользоваться предлагаемыми моделями вроде «Умного голосования», за новые силы, за старое «Яблоко», то по этим цифрам можно будет сделать выводы о том, насколько силен критический элемент по отношению к действующей власти, каковы его масштабы. Потому что до сегодняшнего времени у нас, получается, нет фактов для того, чтобы давать какие-то окончательные суждения. То есть ни уличные протесты этого года, ни в целом социология до конца не дают ответ на вопрос, какой процент российских граждан окончательно не приемлет действующую власть.

Политконсультант Владислав Шиндяев отметил, что это самые важные выборы в стране, которые пройдут в очень непростое время.

– Нужно понимать, что это главное электоральное событие 2021 года. Избранная Госдума в соответствии с принятыми поправками в Конституцию будет наделена абсолютно новыми полномочиями. Это главный законодательный орган страны, который, кроме принятия законов, будет утверждать кабинет министров, председателя Счетной палаты и выполнять прочие очень важные дла нашей жизни функции. Госдума будет определять не только то, по каким правилам мы будем жить, но и тех, кто будет эти правила исполнять. Поэтому значение этих выборов колоссальное. В связи с ситуацией с коронавирусом, развитием избирательной системы в целом будут использованы относительно новые возможности для голосования и трехдневные выборы. Есть огромный пласт избирателей, которые достаточно ответственно относятся к своему электоральному долгу, и этот поток нужно разбить на несколько дней из-за эпидемиологической ситуации.

Все те же четверо

Юрий Пронин решил, что будет неоригинален, и предположил, что состав Думы восьмого созыва останется четырехпартийным и эти партии будут теми же, что и прежде, а «Единая Россия», с учетом депутатов, избранных в одномандатных округах, сохранит конституционное (в две трети голосов) большинство.

– Остальное, вообще говоря, не имеет значения. Ну разве что результат ЛДПР будет «ноздря в ноздрю» с КПРФ. В Иркутской области коммунисты будут вторыми, ЛДПР третьей, эсеры четвертыми, и на грани 5 процентов будет результат «Яблока» – единственной из разрешенных партий, балансирующей на грани системности и внесистемности. По спискам в Иркутской области два депутатских мандата получит «Единая Россия» и один мандат КПРФ.

По мнению Владимира Серикова, шансы остаются у тех, к кому привыкли, то есть старая гвардия из четырех партий, наработавшая себе более или менее стабильные группы поддержки.

– Новые партии, среди которых есть интересные и вполне симпатичные, в нынешних обстоятельствах потратят силы впустую, в лучшем случае где-то при поддержке новой партии случайно пройдет харизматичный одномандатник. В Иркутской области ситуация примерно та же, что во всей стране: если кто-то из оппонентов «Единой России» отвлечется от собственных догматов и обратит внимание на реальные проблемы жителей области, партия власти получит меньше, чем в среднем по России, а эта партия – соответственно больше. Пока, впрочем, ничто не говорит о возможности такого сценария.

Алексей Петров считает, что главный вопрос сейчас – пройдет «Единая Россия» на 50 процентов или нет.

– И я говорю не только про партийный список, а и про одномандатные округа. Если повестка будет внешнеполитической, а этот курс президента Путина поддерживают 80–90 процентов избирателей, то у партии власти не будет никаких проблем с преодолением и 50-, и 60-процентного порога. Если ситуация повернется и будут обсуждаться внутриполитические, экономические, социальные вопросы, пандемия, то ситуация может сложиться иначе. Уверен, что ни о каких локдаунах речи и быть не может, пока не выберем Государственную думу. А вот 20 сентября может произойти все что угодно. Поскольку не может быть и речи о каких-либо переносах или отмене выборов, к онлайн-голосованию никто не успеет приготовиться. Шансы: «Единая Россия» займет первое место, коммунисты – второе, партия Жириновского – третье, «Справедливая Россия» – четвертое. Кстати, за эту партию могут голосовать те избиратели, кто не найдет для себя подходящую. Это наименьшее из зол. У партии «Яблоко» могут рухнуть рейтинги из-за скандального съезда в Москве. Несколько весомых кандидатов не получили округа и были не допущены до выборов. Есть и другие партии: экологического формата или «Новые люди». Съезды прошли, а «Новых людей» я не увидел. Партию «Зеленая альтернатива» возглавила девочка из «Фабрики звезд» Виктория Дайнеко. Очень хочется, чтобы в думу пришла новая, пятая партия, но пока неизвестно, какая.

По прогнозам Алексея Петрова, поменяются и итоги выборов в Иркутской области по партийным спискам:

– Коммунисты, наверное, получат поменьше, в сравнении с прошлым созывом. Поскольку надо понимать, что рейтинг Левченко подпорчен. А ведь Левченко не такой злой, как его малевали федеральные СМИ в 2018–2019 годах. Поэтому коммунистам создать узнаваемую кампанию будет сложно, чтобы им поверили избиратели еще раз. КПРФ – это единственная сила, которая может соперничать с партией власти.

Сергей Шмидт заметил, что, возможно, нас ожидает ренессанс выборов 2016 года – то есть невысокая явка, и «Единая Россия» получает либо конституционное, либо простое большинство не только по результатам партийного списка, но и в первую очередь одномандатников. Пока мы видим все-таки движение к повторению этого сценария.

– Теперь про Прибайкалье, как раз будет интересно посмотреть партийные результаты Прибайкалья, потому что у нас сложился некий такой канон иркутского голосования. У нас ниже явка и ниже процент за «Единую Россию». Учитывая, что после ухода Сергея Сокола «Единая Россия» находится не в самом боеспособном состоянии, хотя, возможно, она приведет себя в порядок. Могу допустить, что эти тенденции повторятся. Опять будет ниже явка и ниже, чем по стране, результаты за «Единую Россию». Но усугубление маловероятно, поскольку КПРФ, я уж не говорю про другие партии, тоже находится в состоянии, очень далеком от идеального. То есть КПРФ окончательно погрязла в геронтократии, в Зюгановых и в Левченко, обновления ноль, ключевой слоган вообще про Советский Союз. И вот эта вот архаика тоже не работает на КПРФ, поскольку все-таки сознательный избиратель хотел бы голосовать за какое-то будущее, а получается, что коммунисты опять никакого благополучия не предлагают, а рассказывают, как все хорошо было в Советском Союзе.

По мнению Владислава Шиндяева, Государственную думу ждет обновление.

– Несмотря на то что руководство партий остается прежним, мы видим, что, допустим, от «Единой России» идут довольно молодые кандидаты. Это не только формальное омоложение, это новое мышление, новый подход и новое видение. Эпоха лозунгов и красивых слов проходит, наступает эпоха конструктивных управленческих решений. Это повсеместная тенденция, и так или иначе мы видим, что, благодаря подниманию вопросов борьбы с коррупцией, в Госдуму проходят уже не представители бизнеса как таковые, туда сейчас в качестве кандидатов идут те, кто готов заниматься политикой на профессиональной основе. Уходит эпоха бизнесменов во власти, начинается эпоха политических управленцев-профессионалов. В течение нескольких лет мы увидим эти же тенденции в Законодательном собрании и на уровне местного самоуправления.

Север покажет

Юрий Пронин отметил, что в двух из четырех округов Иркутской области лидеры очевидны – Михаил Щапов (КПРФ; округ № 93) и Антон Красноштанов («Единая Россия»; округ № 94). Несколько обострилась ситуация в округе № 95, где с нынешним депутатом Сергеем Теном («Единая Россия») будет соперничать, прежде всего, депутат областного парламента, экс-мэр Иркутска Виктор Кондрашов.

– Особенно ощутимой конкуренция будет в Свердловском районе Иркутска – единственной части областного центра, входящей в состав этого округа. Если бы, как прежде, в состав округа входил весь и только Иркутск, исход выборов было бы предсказать крайне сложно. Но теперь «нарезка» такова, что избирателей Иркутска здесь около 40 процентов, а за пределами областной столицы Кондрашов куда менее известен, хотя, с другой стороны, будучи кандидатом от КПРФ, все же символизирует протестные настроения. Поэтому общее преимущество по-прежнему у Тена, но, как говорят в таких случаях, может произойти всякое. Отдельная тема – северный округ № 96. До недавнего времени там ожидалось буквально созвездие конкурентов. Но в последний момент ЛДПР заменила очень сильного кандидата Георгия Любенкова на куда менее раскрученного Олега Попова. Нет среди кандидатов и мэра Бодайбинского района Евгения Юмашева. А ведь и Любенков, и Юмашев могли выиграть при любом наборе конкурентов. В то же время кандидат «Единой России» Александр Якубовский находится в комфортном положении: ему вполне может хватить «ядерного» электората «Единой России», так как протестные голоса разделят между собой Андрей Андреев (КПРФ), Лариса Егорова («Справедливая Россия») плюс что-то под знаменем Жириновского оттянет и Олег Попов. Не удивлюсь, что по-настоящему с Якубовским попытается конкурировать только Андреев, а Егорова и Попов будут атаковать Андреева, но не задевать Якубовского.

 У Владимира Серикова пока складывается впечатление, что результаты выборов можно объявить хоть завтра, но облизбиркому для соблюдения всех формальностей нужно указать явку и количество голосов, полученных кандидатами, – только это и останавливает.

– Ни один из действующих политиков, претендующих на победу в округах, не станет обострять ситуацию, вступать в конфликт с губернатором и даже вежливо возражать ему, поэтому выборы повлияют на политическую ситуацию в одном случае – если вообще не состоятся. Из-за неявки граждан, например. Только в этом невероятном случае авторитет действующего лидера будет поставлен под сомнение и кто-то еще получит шанс на победу.

Алексей Петров сказал, что избирательная кампания будет острой в основном в северных территориях, поскольку округ зачищен под Александра Якубовского.

– Там не баллотируется очень сильный кандидат от ЛДПР, который мог победить всех, включая и Якубовского, и коммуниста Андреева. Также не баллотируется Евгений Юмашев, у которого тоже были неплохие шансы. В других трех округах ситуация проще. У фаворитов – Щапова, Красноштанова и Тена – была планомерная работа на узнаваемость и медийность все 5 лет. Нельзя сказать, что для них это будет простой выход, но стартовые шансы у них очень хорошие. Я не понимаю, почему региональные власти и другие политические интересанты боятся независимых кандидатов. Те же Юмашев и Любенков – системные люди, да, они могут критиковать власть, но они в системе. Эти кандидаты могли взбодрить кампанию, заставить людей думать и выбирать осознанно.

Сергей Шмидт высказал, по собственному признанию, самый концептуальный тезис, который можно сказать: пока все выглядит так, что округа у нас поделились пополам на договорные и конкурентные.

– У нас два абсолютно договорных округа: это, конечно, округ Щапова – есть предположение, что Щапов первым получит возможность вообще без серьезных конкурентов со стороны действующей власти переизбраться в Государственную думу. И, я так понимаю, что эта возможность обговаривалась еще в прошлом году на губернаторских выборах. Дальше. Только чудо может помочь кандидату от КПРФ и кому-то еще обыграть человека с фамилией Красноштанов в округе, в который входит Ново-Ленино. И зона его влияния расширяется. Два таких политических округа. И два округа у нас будут конкурентными – Шелеховский и Братский. В первом – Сергей Тен и его наработанные связи на территориях столкнутся с оригинальной харизмой Виктора Кондрашова, а во втором – проблемы ждут Александра Якубовского. Мы должны подождать несколько недель и сделать вывоид о том, не состоялись ли и в этих кругах теневые договоренности. Судить можно будет по активности избирательных кампаний Кондрашова и Андреева. Губернаторские выборы показали, что договорное начало в иркутских выборах всегда превалирует. Если же выборы действительно будут конкурентными, то у единороссов мотивация выше. Зачем Кондрашову и Андрееву Государственная дума? А мотивация Тена и Якубовского понятна – политика, экономика, личные амбиции.

Владислав Шиндяев отметил, что довольно интересной будет борьба в Шелеховском округе, где встретятся Сергей Тен и Виктор Кондрашов.

– Для Виктора Кондрашова любая кампания – интересная игра. Его кампании непредсказуемы, проходят на определенном «хайпе», его приемы могут зацепить тех, кто обычно не ходит на выборы. От него и его команды можно ждать нестандартных ходов, необычных решений. Будет эта кампания только в Иркутске или захватит весь избирательный округ – увидим. Достаточно спокойной будет кампания в Иркутском округе для Михаила Щапова. Он заработал серьезный ресурс на губернаторских выборах, его оппонент от «Единой России» впервые идет на выборы такого уровня. При проведении качественной инерционной кампании он без труда сможет переизбраться на второй срок.

Ну, и очень непростая кампания будет в Братском одномандатном округе. Кандидат от «Единой России» Александр Якубовский выступал на федеральном уровне с вопросами защиты прав дольщиков и другими подобными направлениями. Но все его бывшие инициативы практически неактуальны на севере Иркутской области. Ему нужно полностью менять свою риторику. Противники у него сильные, имеющие вес на территории, и борьба будет жесткой.

На общеобластном уровне развернется серьезная борьба между «Единой Россией» и КПРФ,  действующим губернатором Иркутской области и бывшим. Сергей Левченко прошел много кампаний, он опытный парламентский политик федерального уровня. И это делает столкновение и борьбу между партиями и сами выборы по-настоящему интересными.

Дума будущего

Юрий Пронин, как и все остальные эксперты, не ждет, что Госдума восьмого созыва будет чем-то отличаться от Госдумы седьмого созыва.

– Разве что спикером станет, ну, скажем, Сергей Лавров. В остальном без неожиданностей: «канцелярия президента и правительства», «подносчик снарядов», «закатыватель пробных шаров». То есть вроде как законодатели (формально, по перечню функций), но по существу (фактически) исполнители, так сказать, «берущие под козырек». Это не отменяет для депутата возможностей как-то помочь своему региону, но   принципиальные решения по внутренней и внешней политике по-прежнему будут приниматься в другом месте.   

Владимир Сериков также говорит, что формально у восьмой это будет то же место в политической картине РФ, что и у думы прошлого созыва. А вот проблемы, с которыми столкнутся избранные депутаты, на порядок сложнее.

– Поэтому партия, которая сегодня сделает ставку на певцов, спортсменов и прочих в том же духе, совершает ошибку. Эти люди не производят впечатления, будто они могут решить хоть какой-то вопрос в регионе, – в отличие от губернаторов, министров регионального правительства, депутатов Законодательного собрания, местной думы и так далее. Пример действующих депутатов ГД от Иркутской области показывает, что они быстро отрываются от своих избирателей и живут в своем мире, поэтому они нигде и никогда не могут «качать права», ссылаясь на поддержку земляков. Соответственно, и отношение к Госдуме, состоящей из таких депутатов, будет все менее и менее уважительным даже со стороны их ближайших партнеров из федерального правительства, Совета Федерации и так далее.

Алексей Петров сказал, что дума будет обычной, стабильной, предсказуемой и возглавлять партии будут дедушки.

– Если дума будет более пестрой, я буду только рад. Меня всегда беспокоит внутрипартийная дисциплина, когда дискуссия уничтожается тем, что нужно проголосовать так, как сказала партия. Я считаю, что когда есть дискуссия, то нужно давать возможность всем голосовать так, как хочется, и без принятия к ним репрессивных мер.

Для Сергея Шмидта пока все выглядит так, что Госдума-2021 будет выглядеть так же, как Госдума-2016. Интрига одна – будет ли у «Единой России» конституционное большинство.

– Если бы Путин возглавил список партии, то и этой интриги бы не было. Это точно будет провластная дума, и нет никаких предпосылок к тому, что туда прорвутся представители внесистемной оппозиции.

Владислав Шиндяев сказал, что Госдума в любом случае будет очень системной, потому что потрясения никому не нужны.

– Все процессы сейчас проходят очень управленчески урегулированно, и дума будет играть строго системную роль в рамках своих полномочий и задач, которые перед ней будут стоять. Это особенно важно, потому что при этом составе Госдумы произойдут многие очень важные процессы, в том числе пройдут следующие выборы президента России.


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Как вы относитесь к вакцинации от коронавируса?

Яндекс.Метрика