Иркутск
27 ноября 16:51 Политика

В защиту Юрия Ножикова, или Невыученный урок Владимира Потапова

10:37, 20 окт 2020

Воспоминания и размышления участников и очевидцев ярких, судьбоносных событий в истории страны, области, города – бесценный источник информации и важный элемент общественной жизни. Тем более если речь идет о людях, облеченных властью и / или духовным авторитетом. В то же время мемуары – жанр субъективный, их авторы не свободны от личных пристрастий. Другое дело – по каким причинам, в какой степени и с какой целью. Человеческая память иногда дает сбои: что-то забыл, перепутал, не так услышал или понял. Иногда сбоев меньше, подчас больше. Наконец, важен настрой автора: если он честен, не склонен к интриге и сознательному искажению фактов, то недочеты, ошибки в его воспоминаниях можно понять и простить.

1м.jpg
1985 год. Министр энергетики и электрификации СССР Анатолий Майорец (на фото третий справа). Справа от него – начальник Братскгэсстроя Юрий Ножиков, слева – секретарь Иркутского обкома КПСС Виктор Спирин

Увы, но бывает иначе. И в таком случае искажения и умолчания вполне осознанны, и мемуары становятся источником дезинформации. Собственно, и задача у автора псевдовоспоминаний, как правило, иная: незаслуженно принизить одних, возвысить других и очень часто себя. Потому как цель – создать у нынешнего и будущих поколений сиюминутно выгодное для автора и иже с ним, но не соответствующее истине представление о недавнем прошлом. А попутно дезориентировать современников и усладить собственное самолюбие.

Именно к псевдомемуарам относится целая серия книг (аж семь штук!), вышедшая в последние годы из-под пера бывшего первого секретаря Иркутского обкома КПСС, а затем председателя Иркутского областного Совета народных депутатов Владимира Потапова. В концентрированном виде его взгляды изложены в последнем из опубликованных произведений под претенциозным названием «Губернаторская инфекция – популизм». Претенциозным потому, что популизм присущ (и не присущ) политикам, государственным, хозяйственным руководителям, общественным деятелям разных должностей, статусов, уровней. Почему же именно губернаторы?

На обложке книги размещены фотографии семи руководителей Иркутской области, предшествующих Игорю Кобзеву. Однако даже беглого ознакомления с книгой Потапова достаточно, чтобы понять: мишенью для обвинений в популизме он избрал, прежде всего, Юрия Ножикова. Но прямо заявить об этом автор, видимо, не решился, а потому остальные губернаторы играют у него роль массовки для отвода глаз.

Впрочем, чудеса в книге Потапова кочуют с обложки буквально на каждую страницу, начиная с первых. Так, в аннотации читаем: «Сборник предназначен для специалистов по практической управленческой работе различного уровня, студентов высших учебных заведений, а также широкого круга заинтересованных читателей». Между тем ознакомление с опусом Владимира Потапова приводит к выводу, что «Губернаторская инфекция» – это наглядный пример мемуаров крайне низкого качества. Или, другими словами, как не следует писать воспоминания-размышления. Ценность книг Потапова именно и только в этом.

Листаем дальше. Следом за аннотацией автор предваряет свое произведение эпиграфом от собственного имени: «История – это учительница, которая нас учит, но иногда бывает, что за невыученный урок строго наказывает». Потапов фактически чуть подправил высказывание великого русского историка Василия Осиповича Ключевского: «История ничему не учит, но жестоко наказывает за невыученный урок». Непонятно, то ли Потапов завуалированно спорит с Ключевским, то ли, за неимением лучшего, взял чужие мысли, чуть изменил и выдал плагиат за авторское изобретение.

2м.jpg
Будни Братскгэсстроя. Юрий Ножиков на строительстве Харанорской ГРЭС в Читинской области. Февраль 1986 года

Впрочем, приведенные несуразицы и вольности – лишь цветочки. Ягодки начинаются дальше. Не жалея черных красок, Потапов обличает Ножикова чуть ли не во всех смертных грехах. Одно из главных и абсолютно необоснованных, не подкрепленных ни одним фактом обвинений содержится на с. 108. Оказывается, Ножиков, с 1984 по 1988 год возглавляя крупнейшее в СССР строительное объединение «Братскгэсстрой» (110 тысяч работников), ни больше ни меньше как «развалил эту мощнейшую организацию». Автор, как уже сказано, не утруждает себя ни единым аргументом: «врезал» одной фразой и перешел к другим темам. 

Приводим тексты писем, поступивших в редакцию газеты «Байкальские вести» в связи с этим утверждением В.И. Потапова, а также в связи с его комментарием о роли Ю.А. Ножикова в отстаивании участия области в управлении энергетическим комплексом Прибайкалья. Материалы опубликованы в газете «Байкальские вести» №44(1169) от 19 октября 2020 года («Ножиков и «Братскгэсстрой»: правду не оклеветать», «В борьбе за Иркутскэнерго», «В защиту Юрия Ножикова»).

Редакция газеты «Байкальские вести»

Ножиков и Братскгэсстрой: правду не оклеветать

В августе 2020 года вышла книга В.И. Потапова «Губернаторская инфекция – популизм», в которой он делает очередную попытку обозначить себя как крупного, значимого политика, эффективного управленца Приангарья, «всея Руси» и даже международного уровня. Так, на с. 108 он пишет о Ю.А. Ножикове и Братскгэсстрое, не имея ни малейшего представления об этой уникальной, легендарной строительной организации и о работе ее руководителя.

Обратимся к фактам. В период работы Ю.А. Ножикова начальником Братскгэсстрой показал наивысшие результаты по объему выполнения строительно-монтажных работ: в 1984 году – на 434 млн рублей в ценах того времени, в 1985-м – на 463,4 млн, в 1986-м – на 596,3 млн, в 1987-м – на 664,1 млн рублей.

Приведем перечень объектов, введенных в эксплуатацию за 1988 год – последний период работы Ю.А. Ножикова перед уходом на должность председателя Иркутского облисполкома.

Энергетические и промышленные мощности:

Гусиноозерская ГРЭС: турбогенератор – 210 тыс. мВт, котел № 5 – 670 тн пара/час

Хабаровская ТЭЦ-3: турбогенератор №  3 – 180 мВт, котел №3 – 670 тн пара/час

Читинская ТЭЦ: водогрейный котел № 2 – 50 гкал/час

Николаевская ТЭЦ: котел №  6 – 160 тн пара/час

Комсомольская ТЭЦ-3: турбогенератор – 180 мВт, котел № 1 – 670 тн пара/час

ЛЭП – 500 кв БПП, п/ст Зиминская – 308,9 км

Цех пенополистирольных блоков – 60 тыс. кубометров / год

Завод отопительного оборудования (котельные) – 200 шт / год

Братский молкомбинат – 55 тн/смена

База Богучанской ГЭС – 2*37 тыс. тн

Введено жилья – 408 913 кв. метров, в том числе в Иркутской области – 277 587 кв. метров.

Введено объектов соцкультбыта:

Школы – 4, детские сады – 3, больница – 1, поликлиника – 1, магазины – 4, кинотеатр – 1, гостиницы – 1, детская библиотека – 1, учреждение по ремонту бытовой техники – 1 и многие объекты собственной базы «Братскгэсстроя».

Выполнено строительно-монтажных работ на сумму 596,3 млн рублей, в сегодняшних ценах это 938 млрд, то есть почти триллион рублей. Ввод новых мощностей происходил во всех отраслях энергетического комплекса, включая атомную энергетику. Братскгэсстрой был единственной организацией, выполнявшей такие работы на всей территории Советского Союза от Урала до Чукотки. Правительственным куратором «Братскгэсстроя» был лично председатель Совета Министров СССР Н.И. Рыжков. 

Ю.А. Ножиков на посту начальника, затем генерального директора Братскгэсстроя зарекомендовал себя талантливым руководителем, умным, независимым, умеющим отстаивать свое мнение. Высокий профессионализм строителя, чувство созидателя позволили ему успешно руководить уникальной организацией, которая осуществляла крупнейшие стройки в Иркутской области: Братская и Усть-Илимская ГЭС, Братский алюминиевый завод, Братский и Усть-Илимский ЛПК. Создан Братско-Усть-Илимский территориально-промышленный комплекс, построены объекты энергетики в Читинской и Амурской областях, Хабаровском и Красноярском краях, Якутской, Бурятской, Тувинской автономных республиках, Еврейской автономной области, Крыму.

3м.jpg
Заседание совета директоров Братскгэсстроя. Генеральный директор Юрий Ножиков представляет программу деятельности предприятия. Январь 1988 года

Такая география строительных объектов требовала от начальника Братскгэсстроя полной самоотдачи, полного подчинения личной жизни работе. И Ю.А. Ножиков отдал себя во имя этой цели, работал без выходных, в бесконечных командировках. Это было самопожертвование без предела, работа и только работа.

После И.И. Наймушина Ю.А. Ножиков был самым сильным руководителем Братскгэсстроя с экономическим стилем управления. Он наделил все строительные организации (25 трестов), все вспомогательные производства (11 предприятий), все промышленные предприятия (8 предприятий), входившие в структуру Братскгэсстроя, правами юридического лица. Был создан совет директоров Братскгэсстроя как коллективный орган эффективного управления производством.

В итоге обновленный, реформированный Братскгэсстрой под руководством Ю.А. Ножикова дал высочайшую отдачу, с постоянным ростом объемов строительно-монтажных работ (цифры приведены выше).

Должность руководителя крупнейшего в СССР строительного объединения стала для Ю.А. Ножикова судьбоносной. Круг общения начальника Братскгэсстроя по производственной линии был очень широким: от первых лиц нашего государства, членов ЦК КПСС, министров правительства СССР и РСФСР, первых секретарей обкомов (крайкомов, рескомов) партии, руководителей проектных институтов, заказчиков, банков, органов снабжения. Это позволило Ю.А. Ножикову стать поистине уникальным руководителем, способным в дальнейшем грамотно осуществлять руководство Иркутской областью. Сам Ю.А. Ножиков говорил, что рывок из Востокэнергомонтажа в Братскгэсстрой был для него значительно труднее, чем рывок из Братскгэсстроя в председатели Иркутского облисполкома. Знания и опыт, приобретенные Ю.А. Ножиковым в Братскгэсстрое, поистине уникальны и были чрезвычайно востребованы в работе губернатора Иркутской области. Во многом благодаря высочайшей квалификации, полученной и проявленной в Братскгэсстрое, Ю.А. Ножиков заслуженно получил всеобщее признание как народный губернатор.

Мы хорошо помним, как непросто коллектив Братскгэсстроя отпускал Ю.А. Ножикова на новое место работы – председателем Иркутского облисполкома. Состоялось специальное заседание совета директоров, на котором все члена совета высказали искреннее сожаление о переводе Ю.А. Ножикова на новое место работы, расценивая это решение вышестоящих инстанций как серьезную, большую потерю для Братскгэсстроя. Однако после выступления на заседании совета второго секретаря Иркутского обкома КПСС В.М. Спирина члены совета директоров все же дали согласие.

Чем же руководствовался В.И. Потапов, сознательно оболгавший Ю.А. Ножикова? Наверное, сказались зависть и гордыня, возвеличивание собственных заслуг, выпячивание своей значимости. Такое самовыпячивание, приписывание себе несуществующих заслуг можно найти на многих страницах его книги.

Но еще тревожнее, что В.И. Потапов распространяет свои измышления среди молодежи, студенчества, формируя у молодых людей искаженное представление об истории, прошлом и настоящем Иркутской области, о людях, которые внесли огромный вклад в ее развитие. Тем более печально, что его книга вышла в издательстве вуза со славной историей и нынешними успехами – Иркутского национального исследовательского технического университета (ИрНИТУ), а ее презентация состоялась в столь уважаемом учреждении, как Музей истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова. 

4м.jpg
Сентябрь 1987 года. Юрий Ножиков на строительстве Богучанской ГЭС в Красноярском крае. Второй справа в первом ряду – начальник производства «Братскгэсстроя» Юрий Кустов

На основании изложенного оставляем за собой право обратиться  к губернатору Иркутской области о защите чести и достоинства Ю.А. Ножикова, начальника Братскгэсстроя в 1984–1988 годах. А также в Министерство науки и высшего образования РФ и в ректорат ИрНИТУ по вопросу о правомерности присвоения В.И. Потапову звания почетного профессора ИрНИТУ. Считаем, что утверждение в его книге, речь о котором идет выше, несовместимо с профессиональными и морально-этическими требованиями, предъявляемыми к высокому званию профессора.    

Ю.А. Кустов, заместитель, первый заместитель начальника объединения «Братскгэсстрой» в 1980–1994 годах, заслуженный строитель России

И.П. Невмержицкий, в 1980-е годы главный инженер треста «Братскгорстрой» объединения «Братскгэсстрой», бывший мэр г. Братска

М.Ф. Олейник, главный инженер, начальник Братскгэсстроя в 2002–2003 гг. 

В борьбе за Иркутскэнерго

Экс-первый секретарь обкома вводит читателей в заблуждение

Среди совершенно необоснованных обвинений в адрес Ю.А. Ножикова, которыми буквально пестрит книга В.И. Потапова «Губернаторская инфекция – популизм», особое место занимает тема энергетики. Так, на с. 103 можно прочесть совершенно фантастические измышления о, как формулирует В.И. Потапов, «ножиковской “борьбе” за льготные энерготарифы»: «Во время рассмотрения этого вопроса в Конституционном суде Юрий Абрамович вдруг серьезно расхворался и никакого участия в процессе не принимал».

Обратим внимание: слово «борьба» В.И. Потапов закавычил – будто ее и не было. А утверждение о некоей болезни и якобы неучастии Ножикова в рассмотрении вопроса в Конституционном суде – прямая ложь. Кроме того, В.И. Потапов явно недооценивает значение этого вопроса, как бы на ходу, в паре-тройке предложений упоминая очень важную задачу, к решению которой он, кстати сказать, не имел ни малейшего отношения. 

В августе 1992 года президент России Борис Ельцин издал Указ «Об организации управления электроэнергетическим комплексом РФ в условиях приватизации», согласно которому значительные объекты электроэнергетики страны, в том числе лучшие – Иркутская, Братская и Усть-Илимская ГЭС, передавались в РАО «ЕЭС России». Возникла реальная угроза значительного роста энерготарифов в нашем регионе. Это имело бы катастрофические последствия как для населения Иркутской области, так и для расположенных здесь крупнейших предприятий алюминиевой, химической, лесохимической, нефтехимической промышленности. Будучи энергоемкими, они изначально были построены в расчете на дешевую электроэнергию.

Ю.А. Ножиков в противовес указу президента подписал постановление об акционировании государственных предприятий электроэнергетики на базе Иркутскэнерго. Затем он как глава региона, председатель областного Совета В.В. Игнатенко и народные депутаты РФ от области обратились в Конституционный суд, который, рассмотрев дело, в сентябре 1993 года постановил: при издании президентского указа были нарушены права Иркутской области, закрепленные в Конституции и Федеративном договоре. ГЭС тогда остались в собственности Иркутскэнерго, что позволило сохранить тарифы на электроэнергию в Приангарье самыми низкими в стране.

Таким образом, Ю.А. Ножиков не только в полной мере осознавал важность вопроса об Иркутскэнерго, но и стал инициатором защиты интересов региона, обращения в Конституционный суд, действуя в этом вопросе вместе с депутатами различных уровней, а также с генеральным директором Иркутскэнерго В.М. Боровским. Ножиков не только координировал эту огромную работу и лично присутствовал на заседаниях Конституционного суда, но и выступил там с официальным изложением своей позиции в пользу Иркутской области. Ни о какой «хвори» не было и речи. Таким образом, утверждение В.И. Потапова в его очередной книге абсолютно не соответствует действительности. Считаю, что этим словам В.И. Потапова (как и ряду других заявлений, содержащихся в указанной книге) должна быть дана морально-этическая, а если потребуется, и правовая оценка.

Юрий Курин, заслуженный юрист России, участник иркутской делегации на процессе в Конституционном суде РФ по делу об Иркутскэнерго         

Фото предоставлены Фондом сохранения памяти и развития наследия первого губернатора Иркутской области Ю.А. Ножикова 

 


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ от Иркутской области приносит наибольшую пользу региону?

Яндекс.Метрика