Иркутск
26 сентября 4:43 Политика

В Конституции ищут севрюжину с хреном

00:05, 12 дек 2019

Отношение большинства сограждан к Основному закону, которому в нынешнем варианте (если не считать нескольких поправок) 12 декабря исполняется 26 лет, отражает новые приоритеты массовых настроений. Маятник желаний, уже 20 лет как застывший на отметке «Стабильность», начал движение в другую сторону, к вывеске «Перемены». Однако пока смутное, неясное, полусознательное стремление к переменам не оформилось в четкое понимание, о каких переменах речь. Иными словами, «хотим менять, но не знаем, что именно». Ну, в смысле, «чтобы жить стало лучше» – это понятно. А что конкретно делать-то, где и какие перемены нужны?

Согласно недавнему опросу, проведенному фондом «Общественное мнение» (ФОМ), желающих поменять конституцию стало в полтора раза больше, чем 6 лет назад. Если в 2013 году число желающих внести изменения в конституцию составляло 44 процента, то сейчас – 68. О том, что конституцию сегодня пересматривать не следует, заявили 17 процентов опрошенных (в 2013 году было 25 процентов).

2-1.jpg
Маятник желаний двигается от отметки «Стабильность» к вывеске «Перемены». Фото safita.pro

Тем не менее на просьбу оценить, является ли российская конституция хорошей или плохой, 54 процента выбрали вариант «хорошая», что даже на 6 процентов больше, чем в 2013-м. «Плохим» Основной закон назвали 22 процента граждан (шесть лет назад – 18 процентов).

Число тех, кто полагает, что конституция не определяет жизнь страны, а является формальным документом, несколько больше количества граждан, которые придерживаются противоположной точки зрения – 47 процентов против 43. 46 процентов опрошенных сказали, что знают основные положения конституции, 51 процент – что не знают. 59 процентов сообщили, что читали текст Основного закона, а 40 процентов – что нет. Пожалуй, картина чересчур оптимистичная – личное общение автора этих строк показывает, что с конституцией хоть как-то знакомы намного меньше половины российских граждан. Видимо, при опросе некоторые ответили «как надо», а не «как на самом деле».

А что же именно надо менять? Здесь разброс мнений велик, и явно доминирующих предложений нет. Больше всего граждан – 6 процентов – высказались за внесение поправок, направленных на повышение заботы о пенсионерах и других группах населения, улучшение социальной политики в целом. В исследовании приводятся наиболее показательные цитаты респондентов: «Все для обычных людей и улучшения их жизни»; «Чтобы к людям относились нормально»; «Желательно, чтобы по социальной защите больше гарантий».

На втором месте – 5 процентов – оказались поправки, направленные на повышение уровня жизни людей. Респонденты так объясняют их необходимость: «Чтобы была стабильная, хорошая зарплата и хорошая пенсия»; «Повышение пенсии пенсионерам, чтобы было заметно»; «Пересмотреть прожиточный минимум».

По 3 процента граждан высказались за внесение поправок, касающихся улучшения качества медицины, обеспечения бесплатной медицины; улучшения качества образования, расширения возможностей получения бесплатного образования («там сказано, что каждый имеет право на бесплатное образование, но качество этого образования хуже некуда»); защиты прав простых людей («чтобы было больше прав у простого народа, как в Америке»; «прав-то нету у людей»). Заметим: «у простого народа, как в Америке».

По 2 процента высказались в пользу внесения поправок, отменяющих закон о повышении пенсионного возраста («Конституция должна гарантировать выход на пенсию мужчин в 60 лет, а женщин – в 55, как раньше»), усиливающих борьбу с коррупцией, направленных на ужесточение наказания за преступления и введение смертной казни. Столько же заявили о поправках, которые вводят контроль над ценами («урегулировать цены на продукты, бензин»; «чтобы подешевело все»), расширяющих право на свободу собраний и свободу слова («митинги не разрешают, а в Конституции можно выражать свое мнение свободно»). И об изменениях, касающихся президента, Федерального собрания, правительства («больше прав у президента», «ограничение на срок президента. Нужно жесткое ограничение – не более двух сроков вообще», «сократить срок президентских полномочий и Федерального собрания до четырех лет», «влияние парламента на исполнительную власть»).

По 1 проценту опрошенных высказались в пользу внесения поправок, касающихся обеспечения доступного жилья, увеличения ответственности чиновников за свою работу, укрепления суверенитета России («отвязаться от иностранного влияния в банковской системе»; «отменить приоритет международного права над российским, отменить право на землю для иностранцев»), национализации природных ресурсов, усиление возможностей самообороны и т.д.

Несколько выводов с порога, навскидку. Во-первых, имеются несовместимые, противоположные, взаимоисключающие предложения (от «больше прав президенту» до «меньше прав президенту»). Во-вторых, социально-экономические пожелания явно преобладают над общественно-политическими. Кроме прочего, это означает, что большинство до сих пор не видит прямой взаимосвязи между политикой и экономикой. Да и в политике многие уповают не на букву конституции, а на сугубо личные, субъективные предпочтения («Лишь бы человек был хороший»). В-третьих, пожелания в социальной сфере зачастую чересчур конкретны, то есть место им не в конституции, а в более детальных, точечных документах, начиная с федеральных законов. В стремлении наполнить конституцию житейской конкретикой (вспомним классический образ «севрюжины с хреном») сказывается, с одной стороны, наболевшее, а с другой, слабое знание и понимание Основного закона и всей государственно-правовой проблематики.    

2-2.jpg

Примечательно и что аж 35 процентов сторонников изменения конституции вообще затруднились ответить на вопрос, какие именно поправки, по их мнению, следовало бы внести. То есть, опять же, «хотим перемен, но не очень представляем, каких именно».

Таким образом, к началу 20-х годов XXI столетия в России усиливаются и даже стали преобладающими настроения смутного, полуосознанного, глухого недовольства, которые по ряду причин, включая монополизированное поле массовой информации, не собраны, не сконцентрированы в более или менее связное понимание прошлого, настоящего и будущего. И, кстати, не факт, что связность будет обязательно нарастать. Не исключено появление новых (или подзабытых) духовно-идеологических химер, на преодоление которых потребуется дополнительное (не исключено, что значительное) время. Время, которое для России на вес золота.     

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»  

 


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое из ожидаемых общественно-политических событий до конца 2020 года вы считаете наиболее важным?

Яндекс.Метрика