Иркутск
15 октября 18:02 Политика

«Мусорная реформа»: кто виноват?

19:54, 11 дек 2018 г.

Вторые депутатские слушания на тему «О готовности Иркутской области к переходу на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами» состоялись в Законодательном собрании Иркутской области 11 декабря — через две с половиной недели после первых.


Фото: Alexander Novikov/flickr.com

Пресс-служба выпустила по этому поводу аж три новости, в каждой из которых разбирался один из аспектов предстоящей реформы. Процитируем несколько пассажей, не приводя для экономии места и времени читателя авторство цитат — желающие смогут найти их на сайте ЗС. Каждая из них прекрасна по-своему, а в совокупности они производят впечатление скорее печальное, чем обнадеживающее, — все-таки депутаты не до конца понимают, зачем их выбирали.

Итак, начнем: «Депутаты Законодательного собрания Иркутской области настаивают на разработке областной программы, направленной на создание в муниципальных образованиях инфраструктуры для перехода на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами, а именно — контейнерных площадок и площадок для временного размещения мусора». Простите, а для чего тогда был написан и принят федеральный закон, в котором написано, что создание таких площадок — полномочие муниципальных образований? Депутаты настолько увлеклись своим популизмом, что слегка забыли: правила в нашей стране устанавливает Государственная дума, а все ветви и уровни власти, что находятся ниже, только играют по этим правилам. Среди прочего, что нам спустили сверху, есть и новые правила обращения с ТКО, и закон об охране озера Байкал, по которому на очень большой части территории Иркутской области (четыре района из 33) вообще запрещено размещение подобных площадок. И что теперь делать?..

«Опасения, которые высказываются главами органов местного самоуправления, касаются не только отсутствия свободных земельных участков, но и сезонных колебаний объемов ТКО на территориях поселков и садоводств: весной и осенью отходов здесь накапливается в разы больше. Особенные сложности с выделением земельных участков под площадки временного хранения ТКО возникают и в муниципалитетах центральной экологической зоны, и там, где земля находится в федеральной собственности». И снова вопрос: почему фракция «Единой России» в Законодательном собрании Иркутской области не передала этот вопрос от мэров — членов «Единой России» старшим товарищам во фракции «Единая Россия» в Государственной думе? Это же они приняли такой закон, почему не продумали? Почему не предусмотрели? Давайте разберитесь там по партийной линии, вас же в ЗС Иркутской области мало, а в Госдуме — пока большинство. 

Прежде всего: президент РФ наметил реформу еще в 2011 году, федеральный закон принят в декабре 2016 года — за прошедшее время правительство Иркутской области разработало схему обращения с ТКО и утвердило ее (далеко не все регионы РФ справились с этой задачей), выбрало региональных операторов в двух территориальных зонах (далеко не во всех регионах это удалось с первой попытки). Депутаты, многие из которых работают в ЗС не первый срок, спохватились за месяц до начала реформы — в конце ноября 2018 года! Правительство области сегодня вместе с муниципальными образованиями и региональными операторами работает над тарифом. Задачка, между прочим, со многими неизвестными. Строго следуя букве федерального закона, в соседнем с нами Красноярске установили два тарифа в одном городе: 79 рублей с человека для жителей левобережья Енисея и 112 рублей — для правобережья. И скажите после этого, что закон вполне нормальный? Хотя чего вы хотели от закона, принятого нынешней Государственной думой: это та дума, которая только что украла у каждого из нас по пять лет жизни своей «пенсионной реформой».

«Представители региональных операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами и представители профильных министерств будут ежеквартально отчитываться об использовании средств граждан, собранных за транспортировку и утилизацию ТКО». Решение на грани гениальности, что сказать. И это говорят наши депутаты, которые неспособны стребовать с мэра Братска отчет о переселении граждан из ветхого и аварийного жилья, которое он должен был завершить уже год назад. Региональные операторы еще не приступили к работе, еще ни рубля не собрали, а им уже угрожают отчетами и надзором. Если бы это все прозвучало со стороны какого-нибудь серьезного органа, региональным операторам стоило бы и обеспокоиться, но Законодательное собрание не производит впечатления структуры, способной на долгие целенаправленные усилия.

И напоследок: «У жителей Иркутской области нет полного представления об изменении условий сбора и вывоза мусора и переходе на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами с 1 января 2019 года». Депутаты могут этого не знать, но такого представления нет ни у кого — ни у мэров, ни у регионального оператора, ни даже у тех, кто принимал этот откровенно кривой закон.

За время между первыми и вторыми слушаниями в ЗС, то есть с 23 ноября по 11 декабря, вокруг нового порядка обращения с твердыми бытовыми отходами в России в целом произошло много интересного. Появилась, например, информация о создании федеральной компании, которая будет оказывать помощь региональным операторам, причем на ее функционирование выделяют 75 млрд рублей. Возник даже вопрос, не ради этого ли бенефициара реформы все и затевалось — как в свое время ради какого-то частного лица была создана система «Платон», создавался фонд капитального ремонта, вводилось требование обязательной перевозки детей в специальных креслах и так далее, вплоть до обязательного наличия в автомашине желтого жилета со светоотражающими полосками. Деньги-то шикарные: 75 млрд из федерального бюджета плюс по несколько сотен рублей в месяц с каждого гражданина, а ответственность за все возлагается на региональные власти! Как тут не радоваться?

Во всяком случае в то, что реформа приведет к решению мусорной проблемы, не верит, кажется, уже никто. Причем настолько, что в соседней Бурятии в начале декабря фирма, выигравшая конкурс и получившая статус регионального оператора по обращению с ТБО, объявила об отказе от участия в дальнейшей работе. Получается, что в Бурятии с началом нового года реформа не стартует ни при каких обстоятельствах — власти просто не успевают провести новый конкурс и найти нового оператора. Впрочем, не будем паниковать раньше времени: спустя пару дней (и, видимо, несколько раундов «воспитательной работы» региональных властей со строптивым оператором) появилась новая информация — региональный оператор Бурятии не отказался, но только может отказаться… Если что не так…

А кто-то думает, что будет «так»? В Бурятии, как и в Иркутской области, многие жители сельской местности за вывоз мусора не платили вообще никогда. И если в Иркутской области недостаток средств, может быть, как-то скомпенсируется городами, то в Бурятии, где городов всего четыре, так не получится. Плюс все та же Центральная экологическая зона Байкала плюс заповедники и национальные парки — любой региональный оператор придет в ужас от обилия взаимоисключающих требований. Интересно, депутаты Народного хурала уже начали запугивать главу Республики Алексея Цыденова и тамошнего регионального оператора ежеквартальными отчетами и прочими страшилками?

Логичнее всего было бы задавать вопросы Государственной думе и правительству РФ, которые разработали реформу, но есть инстанции и поближе. На вторых слушаниях Артем Мищенко, учредитель ООО «РТ-НЭО ИРКУТСК» (назначенного оператором зоны «Юг»), рассказал, что проблемных территорий у компании три, самая крупная из которых город Иркутск. Самая большая проблема — нет норматива формирования ТБО на территории города, из-за чего компания не может составить график вывоза отходов по конкретным датам и районам.

«Никто никогда не вел учет формирования отходов, не считал. Причем не только у нас, вообще никто в России этого не делал. Бизнес по вывозу и складированию ТБО всегда был непрозрачным. Никто не занимался исследованиями — только администрация Иркутска когда-то определила, что 3,12 кубометра на человека. А теперь им кажется, что это показатель заниженный. Пройдет какое-то время, мы поймем, сколько получается мусора», — втолковывал депутатам Артем Мищенко.

Федеральный закон написан так, что работа регионального оператора не будет прибыльной ни при каких обстоятельствах. Ему запрещено включать в тариф расходы на информирование населения о своей работе — а у оператора зоны «Юг» в перспективе маячат 54 тыс. договоров с юридическими лицами и 1,2 млн с физическими! Причем сделать это нужно с 1 января — то есть до того момента, когда компания получит хотя бы рубль в качестве платежей. И все это — по федеральному закону. Почему бы депутатам Законодательного собрания не осознать все это и не адресовать свои вопросы авторам этого безумия?


Просмотров: 4210

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кого бы вы хотели видеть среди кандидатов на выборах губернатора Иркутской области в сентябре 2020 года?