Иркутск
12 декабря 0:38 Политика

Последние новости

Конфликт Америки с Ираном как спасение для российской экономики

00:03, 11 мая

Президент США Дональд Трамп объявил о выходе Соединенных Штатов из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. СВПД был подписан в июле 2015 года Ираном и шестью странами: Великобританией, Германией, Китаем, Россией, США и Францией. Документ подразумевает снижение уровня обогащения урана в Иране в обмен на снятие западных санкций.

Примечательно, что реакция Кремля на решение Трампа пока сдержанная и, скорее всего, останется такой в ближайшие месяцы, а то и годы. То есть наше руководство вроде и не выражает радости – да и как можно: ведь перед нами типичный пример «агрессивности Запада в отношении свободолюбивой страны». Но не очень уж громко и резко сожалеет. Скорее для приличия, отбывает номер.

2-1.jpg
Военная мощь Ирана достаточна, чтобы янки не одержали победу с ходу, а завязли надолго. Но готового ядерного оружия у Тегерана нет – поэтому конфликт можно удержать в рамках «обычной» войны. Фото newsfiber.com

Путин, Лавров и другие официальные лица, разумеется, никогда не скажут, что России выгоден конфликт Америки с Ираном. И, в общем, чем хуже отношения между Вашингтоном и Тегераном, тем лучше для Москвы. Объективно наше руководство заинтересовано в серьезном очаге международной напряженности или даже войне локального, регионального масштаба. Правда, с некоторыми «но», о которых чуть позже.

Формула тут простая. Экономический кризис, перешедший в крайне вялый рост, на этот раз не является мировым, а коснулся именно и только России сугубо по политическим причинам. Разумеется, в нашей экономике есть структурные проблемы, причем крупного калибра, большой глубины и с длительной историей. Но решающее воздействие с 2014 года оказывают все же внешние факторы – политические действия и России, и Запада.

Как же быть? Только что Владимир Путин обнародовал очередную порцию амбициозных планов на период до 2024 года, которые абсолютно невозможно реализовать без взрывного роста экономики. Но с чего бы взяться такому росту на фоне жестких санкций, которые могут стать еще жестче? Да все с того же, что и все предыдущие годы путинской эпохи, – с высоких цен на нефть. Да, «сырьевая игла» не дает ответов на длительную перспективу. И даже, напротив, консервирует технологическую отсталость от Запада и «азиатских драконов». Но на короткий период – «здесь и сейчас» – это единственный вариант спасения при нынешнем (очень популярном) президенте страны.

Да и насколько короткий? Вот уже 18 лет – и ничего, выкручиваемся, терпим, умудряемся. Так что неизбежно возникает желание «продолжить банкет». Да оно, собственно, и не исчезало. А вдруг «проканает» и дальше? Ведь милое дело: денег по счастливому стечению обстоятельств хватает на всех – и чтобы власть богатела, и чтобы народу перепадало. А отщепенцами, которые считают такую политику не вставанием с колен, но упущенным шансом, многолетним разбазариванием сказочных возможностей и вообще крайне неэффективным курсом, можно пренебречь. Ну сколько их, в конце концов – ну процент, ну два…

Но как обеспечить высокий уровень этих самых цен на «черное золото»? Сильнодействующее средство – очаг международной напряженности, а еще лучше – военный конфликт, причем чужими руками, без нашего участия (во всяком случае, прямого). Тут главное не мешать, не влезать, но содействовать, разжигать исподтишка. Где именно? И вот здесь эти самые «но». Война в Корее не подходит. Во-первых, слишком круто – у КНДР имеется ядерное оружие, а потому масштабы конфликта могут быть неприемлемо велики, он может выйти из-под контроля. К тому же, во-вторых, дальневосточный театр военных действий – это все же периферия от стратегических полей нефтедобычи, а потому воздействие на мировые цены будет слишком косвенным.

Зато Иран – самое то. Крупнейшие в мире запасы углеводородов – рядом. Значит, скачок мировых цен в случае обострения обстановки гарантирован (он уже, похоже, стартовал), а при затяжном конфликте они останутся высокими. Военная мощь Исламской Республики достаточна, чтобы янки не одержали победу с ходу, а завязли надолго (что и требуется). Но, опять же, готового ядерного оружия, да еще и в значительном объеме, у Тегерана нет – поэтому конфликт гарантированно можно удержать в рамках «обычной», хотя, может быть, весьма масштабной и кровопролитной войны. Да, под сопутствующую «раздачу», причем с участием Израиля, Британии и, может быть, Франции может попасть и официальный Дамаск. Но это, как говорили лидеры большевиков, мелочи в сравнении с мировой революцией.

Уместно повторить, что подобный рецепт хорош на ближайшее время, но, по большому счету, является политикой без будущего. Но ведь у нас это самое «ближайшее время» тянется уже много лет. Авось-небось как-нибудь и дальше, везло же до этого, повезет и сейчас.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Просмотров: 2095

19:54, 11 дек 2018 г.

«Мусорная реформа»: кто виноват?

Вторые депутатские слушания на тему «О готовности Иркутской области к переходу на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами» состоялись в Законодательном собрании Иркутской области 11 декабря — через две с половиной недели после первых.

18:17, 11 дек 2018 г.

Продлен прием документов от переселенцев в Братске на жилищные субсидии

Прием документов от жителей Братска на предоставление единовременной денежной выплаты для приобретения жилья взамен аварийного будет вестись до 31 декабря 2018 года.

15:14, 11 дек 2018 г.

«ИрАэро» подаст в суд на «Жемчужную реку»

«ИрАэро» готовит документы для судебного урегулирования финансового конфликта со своим партнером, туристическим оператором «Жемчужная река», который задолжал авиакомпании 2,3 млн долларов.

12:33, 11 дек 2018 г.

«Один день…» и один век: К 100-летию со дня рождения Александра Солженицына

Сейчас его произведения изучают в школьной программе. Александр Солженицын теперь считается классиком отечественной литературы, как, например, Варлам Шаламов или Владимир Высоцкий.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто победит на выборах президента США в 2020 году?