Иркутск
12 декабря 19:01 Политика

Дело Павла Устинова: «Перегибы на местах» или прямое следствие Системы?

00:06, 24 сен

Информационный вал, правда почти не коснувшийся федеральных гостелеканалов, лишает смысла всякий пересказ событий вокруг приговора Павла Устинову, а затем его освобождения. Поэтому уместнее предварительные итоги, параллели, перспективы. 

Дело Устинова часто сравнивают с делом Голунова. Многое действительно похоже. Начать с того, что оба случая произошли в Москве, а потому имели больше шансов попасть в эпицентр общественного внимания и дать больший резонанс, чем подобные случаи в провинции (а они есть). Во-вторых, оба – Иван Голунов и Павел Устинов – совершенно, абсолютно невиновны. То есть виновны не в значительно меньшей степени, чем настаивали правоохранительные органы, а полностью невиновны. Иными словами, перед нами или чудовищная ошибка, или грубейший произвол, или «два в одном флаконе».

2-1.jpg2-2.jpg
Чтобы каждому провести одиночный пикет в защиту Павла Устинова у здания администрации президента РФ, актеры и режиссеры выстроились в длинную очередь. Фото twitter.com

В поддержку и Голунова, и Устинова поднялась общественная волна, тон в которой задавали коллеги по профессии – в случае с Голуновым журналисты, в истории с Устиновым – артисты и режиссеры. Но не только они, и это не менее важно: протест против действий правоохранителей и солидарность с пострадавшими вышли далеко за пределы творческих цехов. А если посчитать всех, кто протестовал молча или в узком, «кухонном» кругу, то могло бы получиться и большинство. «Бы» потому что центральное телевидение в который раз сыграло свою роль: те, кто до сих пор черпает информацию оттуда, вообще не знают об этих событиях или имеют о них крайне скудное и превратное представление.

Наконец, в обоих случаях похоже действовали органы власти. Вначале – накал обвинения, потом пауза, затем (только затем!) «уточняем и разбираемся». И вот – невиновен, «стрелочники» будут наказаны, президент с нами и т.п. При этом обратим внимание, президент (устами его пресс-секретаря) всегда «не имеет права, не собирается и не будет вмешиваться в работу суда». Но – «мы, конечно же, внимательно посмотрим…». Сразу вслед за этим традиционным набором слов судебно-следственная машина делает крутой вираж, «прозревает». И вот – хэппи-энд: Голунов и Устинов на свободе. А если кому-то что-то показалось, то он не прав: сказано же вам – президент не имеет права вмешиваться, не вмешивается и никогда не будет вмешиваться. Так что простое совпадение. Который уже раз? А неважно, каждый раз совпадение. Если не согласны, доказывайте.

Разумеется, в случаях, когда и сверху нет сигналов к смягчению, и по резонансным делам «дают на полную катушку», Кремль тоже ни при чем. А таких случаев, пожалуй, больше, и намного больше, чем тех, что закончились, как с Голуновым и Устиновым. Поэтому осуждение «перегибов на местах» не очень убедительно. Скорее Система дала пару сбоев. То есть это исключения из правила, где-то игра на публику, но не изменение всей ситуации в стране.      

Теперь о различиях. Голунова задержали целенаправленно, заранее зная, что он Голунов, и действуя именно против него. Устинова хватали произвольно, не имея понятия, кто перед ними. Парень просто «попал под замес». Правда, и в защиту Голунова общественность заступилась быстрее, не дав довести дело до суда. И вся «заварушка» уложилась в неделю. Насчет Устинова «кипиш» поднялся только после вынесения приговора, хотя с момента задержания 3 августа прошло почти полтора месяца.

Разница и в том, что Голунов был «одинокой мишенью», а Устинова «замели» неводом, в рамках борьбы с «массовыми беспорядками». Потому, наверное, особо и не присматривались, кто да что. И в СИЗО он оказался как один из большой группы участников столичных протестов. С каждым там разбираются в отдельности, но мотив в принципе один, поэтому возник и общий знаменатель – «московское дело». А там пойди сразу разберись. Да и, в который раз, Гостелерадио трубило: дескать, есть за что, органы просто так не сажают…

Чуть разной была и поддержка. В первом случае протестовали в основном против действий в отношении только Голунова. И только его требовали освободить. Да, раздавались отдельные голоса, что надо бы разобраться и с формулировками в Уголовном кодексе насчет производства, хранения и сбыта наркотиков. Иногда вспоминали о слабом контроле общества над правоохранительными органами. Но в основном речь шла о Голунове и только о Голунове. Голунова освободили – ура! А Система? А что Система, она на месте.

2-3.jpg
Николай Ежов: главный злодей 1937 года или марионетка в руках Сталина?

За Устинова «впряглись» чуть по-другому. Всё же многие вспоминали, что проблема намного шире и глубже. Да, Устинов – он уж совсем, то есть даже формально, ни в чем не виноват. А другие фигуранты «московского дела»? Бросил пластиковую бутылочку – срок, чуть приподнял шлем полицейскому – срок, метнул пластиковую урну (и не попал) – срок. Зато о наказаниях тем, кто нанес протестующим серьезные травмы, ничего не слышно…

Разговор неизбежно возвращается к вопросу о «перегибах» и Системе. Не получается ли так, что те же, кто отдал приказ о жестком подавлении, в порядке исключения сами же исправляют «возмутительный беспредел» (очень близкие слова сказал, например, один из лидеров «Единой России» Андрей Турчак)? А если Система изначально подразумевает такие «сбои», если они неизбежно заложены в ее природе? А сами сбои куда многочисленнее, чем случаи с Голуновым и Устиновым? И не являются ли «сбои» лицом, основой, фундаментом Системы? Тем более что столичный мэр Сергей Собянин, вопреки последующей смене ветра в правоохранительных органах, два месяца назад утверждал, что массовые беспорядки (без кавычек) были. И не только Собянин… 

Кстати, поучительным примером вполне может быть Сталин. Он явно был инициатором, архитектором и вдохновителем массовых репрессий. Но как только поставленные задачи были выполнены, а к всеобщему страху прибавились нотки недовольства, сразу нашлись «стрелочники». Наиболее яркий пример – Николай Ежов, а с ним и те, кто виновен в «перегибах на местах». Да и Берию «списали» позже таким же образом. Хотя неизбежность «перегибов» прямо вытекала из приказов по НКВД о проведении «массовых операций», включая наиболее знаменитый № 00447. Приказов, подготовленных и принятых под личным контролем Сталина.

Это, конечно, к слову. Сейчас не 1937 год, а 2019-й. И теперь с ближайшими соратниками, выполняющими черновую работу, так поступать не принято. В то же время освобождение только Устинова – это одно, вроде как мудрая власть не наказывает всех подряд, а вот – все же вникла, разобралась. Если же освободить всех проходящих по «московскому делу», то, во-первых, уж совсем крайними, прилюдно в дураках, окажутся те, кому это поручали, кто, в общем, выполнял приказ. То есть почти все правоохранители – полиция, Росгвардия, следствие, прокуратура, суд. То есть сначала «лови, хватай!», а затем, оттуда же и тем же: «Освобождай, да еще и ты же виноват».

Во-вторых, получится, что нет антироссийских козней, а есть обоснованный протест. Это, по существу, признал даже один из ближайших соратников президента Сергей Чемезов. Но тогда рассыпается уже идеологическая основа нынешнего курса: заговоры, закулисье, майдан, зарубежное вмешательство, в кольце врагов и т.п. Непорядок, так нельзя.     

Вернемся от различий к сходству между делом Голунова и делом Устинова. Финальный штрих, картина маслом: многие представители власти в обоих случаях вели себя одинаково. Как, кстати, и в конце 1930-х и после XX съезда в 1956-м. Сначала полностью поддерживали генеральную линию, а затем менялись вместе с ней. И вот уже они за свободу Голунову и Устинову и очень рады, что справедливость восторжествовала.

2-4.jpg
Никита Хрущев на XX съезде партии в 1956 году: «Вот и я, товарищи, молчал»

…Когда после доклада о культе личности Никиту Хрущева кто-то спросил из зала, а где он сам был в годы массовых репрессий, первый секретарь ЦК КПСС грозно обратился к делегатам съезда: «Кто это сказал?». В ответ молчание, спросивший не обозначил себя. «Вот и я, товарищи, молчал», – подытожил Никита Сергеевич. Хрущев, конечно, не просто молчал, но активно и даже инициативно участвовал. Но в принципе ему не откажешь в народной сметке: сказано не в бровь, а в глаз.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Просмотров: 1563

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?