Иркутск
19 августа 16:36 Политика

Последние новости

Штирлиц близок к провалу, или Как поспорили Максим Орешкин и Эльвира Набиуллина

00:03, 11 июн

Недавно завершившийся XXIII Петербургский международный экономический форум запомнился на удивление сдержанным тоном большинства участников. Головокружительных заявлений и шапкозакидательских обещаний почти не было, в том числе из уст президента, а ощущение серьезных проблем, которые будет непросто решить, сквозило во многих выступлениях участников. В общем, чуть ближе к непривычному (честному разговору) и чуть дальше от привычного (пропаганды в режиме «нон-стоп»). Что само по себе неплохо.

Одним из наиболее интересных моментов и, что еще важнее, близких к повседневным нуждам большинства сограждан была дискуссия между министром экономического развития Максимом Орешкиным и председателем Центробанка Эльвирой Набиуллиной. Кроме того, на стороне Орешкина выступили первый вице-премьер Антон Силуанов и помощник президента РФ по экономическим вопросам Андрей Белоусов, а Набиуллину, по существу, поддержал глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин.

2-1.jpg
Максим Орешкин обеспокоен быстрым ростом объема потребительских кредитов. Фото roscongress.rbc.ru

Орешкин обеспокоен быстрым ростом объема потребительских кредитов. В течение года (с мая 2018-го по май 2019-го) сумма таких кредитов возросла на четверть. И это в то время, когда реально располагаемые доходы населения не растут вообще. Поэтому у большинства (почти 60 процентов) домохозяйств-заемщиков размер ежемесячного платежа превышает 40 процентов совокупной (семейной) суммы доходов. Это опасная цифра, так как зоной потенциального невозврата принято считать планку выше 20 процентов. К тому же возвращение кредитов – это наряду с платежами по ЖКХ и налогами вычет из реально располагаемых доходов: чем выше закредитованность и, соответственно, больше возврат, тем сильнее давление на семейный достаток. 

По словам министра, если кредитный пузырь будет расти дальше, то уже к 2021 году экономика России уйдет в рецессию (спад, сокращение производства). Надо сказать, что мы и сейчас буквально в полушаге от спада: даже по оптимистичному прогнозу от Минэкономразвития рост валового внутреннего продукта (ВВП) России составит в этом году 1,3 процента. А, скажем, Кудрин прогнозирует рост менее чем на 1 процент. И один из симптомов в пользу такого прогноза – двукратное увеличение оттока капиталов из России в первом квартале 2019-го. Роста реально располагаемых доходов, по расчетам Кудрина, не будет вообще, и еще хорошо, если он окажется нулевым.    

Между тем, согласно задачам, которые поставил в своем послании и майском (прошлого года) указе Владимир Путин, уже в 2021 году Россия должна выйти на среднемировой уровень экономического роста в 3 процента. А затем, сохраняя и наращивая динамику, в 2024 году войти в пятерку крупнейших экономик мира (пока мы лишь на 12-м месте). Как утверждал закадровый голос в сериале «Семнадцать мгновений весны», «Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу».         

И все же, следуя объективности, чуть сбавим градус драматизма. Так, эксперты Всемирного банка пока не считают, что ситуация на российском рынке потребительских (розничных) кредитов близка к кризису. Во-первых, кредитование растет более медленными темпами, чем это было в 2012–2013 годах. Во-вторых, нет признаков роста проблемных кредитов. В-третьих, процентные ставки ниже, чем в прошлом, то есть возможности домохозяйств по обслуживанию долга улучшились. Наконец, розничные кредиты в настоящее время почти полностью деноминированы в национальной валюте, что защищает их от валютного риска.

2-2.jpg
Эльвира Набиуллина подчеркнула, что люди берут кредиты не от хорошей жизни, а потому, что едва сводят концы с концами. Фото yandex.by

Судя по всему, из этой же логики исходит Эльвира Набиуллина. По ее словам, розничные кредиты составляют всего 14 процентов от российского ВВП, а значит, в одиночку не смогут спровоцировать масштабный кризис. Да и вообще, подчеркнула глава Центробанка, люди берут кредиты не от хорошей жизни, а потому, что едва сводят концы с концами. А рецессии, считает главный банкир, можно избежать, если выполнить нацпроекты, которые начертал президент. Таких проектов 12 на общую сумму 27 трлн рублей.

Конечно, возникает соблазн «встать за народ», как это сделали на форуме Набиуллина и примкнувший к ней Кудрин. Однако и пузырь необеспеченных (невыплаченных) кредитов, о котором говорит Орешкин, – тоже вещь серьезная. Если лопнет, то жахнет так, что, опять же, еще как почувствует большинство.

Иными словами, Орешкин и Белоусов намекают Набиуллиной, что надо бы ужесточить условия потребительского кредитования, в том числе поднять процентную ставку. Тогда, мол, отсечем от кредитов изрядную долю страждущих и сдуем пузырь. Набиуллина пока не внемлет, упирая на то, что оставшись без кредитов, многие начнут жить хуже уже по полной программе, так как реальные доходы падают, и без кредитов придется себе отказывать во многом, в том числе привычном. В заумно-научной терминологии – «менять тип потребительского поведения». Со всеми вытекающими последствиями, включая политические. Помните недавнюю историю с рейтингами? Ну вот…

Легче всего сказать: истина посредине. Но, увы, найти золотую середину в этом сюжете крайне трудно, если вообще возможно. Если сдуть кредитный «пузырь», то снизится уровень жизни и покупательная способность населения. Значит, товары останутся лежать на полках. Значит, сократится производство. Значит, экономический спад. И, по спирали, дальнейшее падение доходов плюс еще и рост безработицы.

А что значит жесткое выполнение нацпроектов, на котором стоит Набиуллина? Это ведь, прежде всего, государственные инвестиции. То есть деньги надо собрать в бюджет. А тут (с высокой долей вероятности) новые санкции. А здесь гонка вооружений. А там надо опять врезать супостатам. А опять много разворуют. Это дополнительные деньги, и немалые. Значит, на нацпроекты будет не хватать. Значит, надо найти дополнительные деньги в бюджет. Как? Повышая налоги. А это, опять же, удар по доходам населения и, к тому же, по рентабельности бизнеса. Опять сокращение производства, занятости и т.д. и т.п., только через другие двери.   

2-3.jpg
Алексей Кудрин прогнозирует экономический рост в 2019 году менее чем на 1 процент и отсутствие роста реально располагаемых доходов. Фото ruspekh.ru

Впрочем, «золотая середина» может все-таки найтись. Но она, как это уже бывало, окажется не столько экономически-смысловой, сколько процедурно-бюрократической. Просто-напросто обе группировки (условно говоря, «орешкинцы» и «набиуллинцы») выкатят свои варианты лично Путину (Медведева здесь недостаточно будет). И пусть президент решает (правда, как обычно, вложив свое решение в уста Медведеву и, как водится, в голосование депутатов от «Единой России»).  

В-общем, мы пока находимся не совсем там (или совсем не там), где обещано в прошлом году с высоких трибун. И решаем задачи не столь высокого полета, как устойчивый рост экономики выше среднемирового и вхождение в первую пятерку экономических держав. Тут бы и не сдуть и не надуть пузырь, как-то избежать закредитованности и, одновременно, не лишить народ кредитов. Верблюд большой, игольное ушко маленькое… В этом, пожалуй, главный урок Петербургского форума.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»   


Просмотров: 1732

16:28, 19 авг 2019 г.

Фестиваль русской оперы в Иркутской области может стать ежегодным

Мероприятие будет проходить в Тальцах, под открытым небом.

13:24, 19 авг 2019 г.

Самострой возле Дома литераторов снесут в Иркутске

Незаконная постройка угрожает разрушением памятнику истории и культуры.

00:03, 19 авг 2019 г.

1917-й и 1991-й: кто виноват в революции?

В дни очередной, пусть и некруглой даты – 28-летия событий 19–21 августа, этот, казалось бы, избитый и затасканный вопрос опять стал актуальнее.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За кандидата от какой партии вы проголосуете на выборах депутатов Думы Иркутска 8 сентября 2019 года?