Иркутск
21 июля 3:55 Политика

Скромное обаяние диктатуры: Александр Лукашенко заявил, что не цепляется за власть

00:05, 13 авг 2021

Речь, понятное дело, о Белоруссии. А если кому-то кажется, что не только о ней, то это его сугубо личное, оценочное суждение, не обязательно совпадающее с действительностью. Кстати, о чистоте своих помыслов Лукашенко заявляет не впервые, но очередное заверение в этом духе чуть ли не венчало продолжительную пресс-конференцию Батьки в связи с первой годовщиной президентских выборов и массовых протестов в августе 2020 года. А потому встретило широкий отклик, причем полярного, противоположного содержания.

Что ни говорите, а Лукашенко самобытен, даже если со знаком «минус». Запросто позволяет себе рассуждения, которых обычно избегают диктаторы. Да еще и в своеобразной манере – смесь народного сказителя, колхозного председателя и виртуоза эстрадных жанров. Такой мог бы далеко пойти и в другой стране, но… мы договорились, что разговор только о Белоруссии.

2-1.jpg
Мария Колесникова выйдет на свободу не раньше, чем уйдет Александр Лукашенко

На примере Белоруссии хорошо прослеживается становление режима личной власти. Сначала он не столь уж решителен, хотя и пользуется слабостью гражданского общества, демократических традиций, а также, что еще важнее, сильным влиянием государства в экономике, невысоким уровнем жизни большинства жителей страны и заоблачными доходами меньшинства. Но все-таки на весах пока еще две гирьки. Однако если принято решение закручивать гайки, то равновесие постепенно исчезает. В пользу диктатуры, разумеется.

Дальше действует, в общем-то, нехитрая, но безотказная схема, требующая последовательного, неукоснительного проведения в жизнь. Мало-помалу под личный контроль правителя переходят все государственные, а затем и общественные институты. В итоге год назад виновными объявлены не те, кто сфальсифицировал результаты президентских выборов, а те, кто пытался конкурировать с Лукашенко, и те, кто с фальсификацией не согласился. Хотите возмущаться? А мы не согласуем ваши акции. Вышли самовольно? Значит, нарушили закон. И так по замкнутому кругу. Беспроигрышная партия – в смысле для удержания власти.

И еще одно наблюдение. Консолидация государственного аппарата и, особенно, силовых ведомств приводит к парадоксальной ситуации. Большинство населения против Лукашенко… ну и что? Белорусский опыт доказывает, что две реальности вполне могут сосуществовать параллельно. Как, кстати, происходит еще в ряде стран (например, в Венесуэле).

Сейчас минский диктатор куда больше зависит от России, чем год назад. Но это, надо сказать, дорогое для нас приобретение. В смысле конкретных сумм, которые приходится отстегивать Александру Григорьевичу за политическую лояльность. При этом хитрый Батька пытается изворачиваться даже сейчас, на миниатюрном пятачке, оставшемся для политических маневров. Мол, насчет признания Крыма опять погожу. Да и вхождение Белоруссии в состав России в принципе не мыслю. Ну-ну…

Размышлять о западном (в смысле географии) соседе можно бесконечно. И у каждого свои резоны. Посему «на посошок». Тот, кто рассуждает, много или мало «дали» Бабарико, Колесниковой или Тихановскому, не понял про «дядю Сашу» ничего. Это не важно, какой официальный срок лишения свободы у оппозиционеров – два года, 12 или 22. Они, если доживут, выйдут на свободу не раньше, чем уйдет Лукашенко, когда бы это ни случилось. Так и только так. И найти способ продлить наказание – не более чем техническая задача, решаемая щелчком пальцев. Ведь как сказал Александр Григорьевич: «Беларусь – наша, любимая. А любимую не отдают».

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

      


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто из женщин-политиков сыграл наибольшую роль в мировой истории?

Яндекс.Метрика