Иркутск
15 июля 15:48 Политика

Сергей Шишкин: Формат Законодательного собрания будет абсолютно иным

09:11, 05 сен 2023

Накануне нового учебного года и выборов в Законодательное собрание Иркутской области гостем нашей редакции стал человек, которого многие иркутяне называют своим учителем. Это председатель ЗС в 2002–2003 годах, заведующий кафедрой конституционного права и теории права Юридического института ИГУ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный гражданин Иркутска и Черемхова.

Актуальная повестка

– Расскажу для начала, чем я занимаюсь, что мне интересно. Пару лет в разных ипостасях занимался темой Академгородка. Теперь могу доложить: пошла уже третья неделя, как был издан приказ о создании Федерального исследовательского центра (ФИЦ). Он объединит Иркутский научный центр СО РАН и Иркутский институт химии имени А.Е. Фаворского, возглавляемый Андреем Ивановым. Он и должен до середины декабря провести все мероприятия, связанные с объединением. Иванов – советник губернатора на общественных началах, он региональный оператор на площадке Усольехимпрома. Там есть важные и интересные перспективы. Особенно после подписания на Санкт-Петербургском форуме соглашения Иркутской области с компанией «Русский водород» на сумму более 800 миллиардов рублей на 10 лет.

Я решил – и руководители научных учреждений меня поддержали – создать лабораторию правовых исследований высокотехнологичных отраслей производства, которой в Сибирском отделении РАН прежде не было. Проще говоря, «химическое право» или «право и химия». Особенно важно сейчас малотоннажное производство, и Иванов даже выступал на эту тему в образовательном центре «Сириус» перед президентом Путиным. Меня это все очень увлекает. В студенческие годы я в Академгородке жил, хорошо этот район знаю. Мне бы хотелось поучаствовать в его возрождении и укреплении связи науки с производством.

Не пощупать, а обчистить

Параллельно мы с группой талантливых иркутских юристов провели небольшое исследование на тему «Майнинг, криптовалюта, право». Это будет эпиграф к нашей последующей работе. Почему мы к ней обратились? Проводя очередное заседание Общественного совета Налоговой службы Иркутской области, где я уже 10 лет председатель, мы затронули тему майнинга. Тема чрезвычайно важная, интересная и принципиальная.

Мы должны, во-первых, освоить добычу криптовалюты как юридическую тему. Напомню – Государственная дума отклонила уже четыре варианта закона о майнинге, и это правильно, законы эти надо по-другому делать. Есть рабочая группа Комитета Госдумы по энергетике, ее возглавляет депутат Анатолий Аксаков, туда входит как председатель правительства области Константин Зайцев. Важно помочь депутатам нащупать правильную правовую стезю и охватить правовым регулированием эти новые явления.

Во-вторых, это важно для Иркутска. Наш город – столица майнинга, а когда мы посмотрели с Налоговой службой, сколько получается от него налогов, то это ноль целых ноль десятых. Это никуда не годится. Эта тема тесно примыкает к теме дифференцированного тарифа для населения. Я вхожу в движение «СТОП тариф», и мы понимаем, что тема эта не конъюнктурная, на повестке дня это тема № 1.

Общественность Иркутской области не вводит в заблуждение тот факт, что сейчас она несколько притушена, и пока это все отложено до июля 2024 года. Не успеем глазом моргнуть, как июль наступит и введение дифтарифа может состояться – пройдут выборы в ЗС, пройдут выборы президента в марте 2024 года, политический фактор не будет довлеть – вот самое время ввести новый тариф. Для нас это принципиальный вопрос, потому что в начале 90-х годов мы участвовали в отстаивании независимости Иркутскэнерго и не дали завести региональную энергосистему под крышу РАО ЕЭС России. Нас туда толкали все кому не лень во главе с Чубайсом. Многие сегодня уже не помнят эту историю, но наш сегодняшний энерготариф – это большой выигрыш по сравнению с соседями в Красноярском крае, Бурятии и других регионах.

Поэтому сохранить цену иркутского киловатта очень важно. Причина такого тарифа обсуждалась много раз: при строительстве гидроэлектростанций Иркутская область изрядно пострадала, что влияет на многие вещи. Не в последнюю очередь – на кошелек каждого из нас. Установить же дифференцированный тариф (дифтариф) – значит залезть в карман каждого жителя области и не пощупать, а обчистить. Допустим, по доброй воле поставщиков энергии вам даже оставят 15 киловатт на дом. Этого точно не хватит, чтобы отапливать его зимой в обычном для вас режиме. А все, что вышло за эту норму, вам продадут не по 1,3 рубля, а по пять. В Кемеровской области – по 8 рублей.

И кстати, вы заметили, что подключить новый дом к сетям стало практически невозможно? Даже если вы как-то найдете ход и сделаете это, вам ценник поставят в несколько раз выше. Энергетики этим распоряжаются, и они на этом играют. А вы слышали выступления мэров, которые говорят: социальные объекты покупают энергию по 5,1 рубля за киловатт? Удар идет по всем слоям, по школам, по детским садам.

Мне рассказывали и такие страсти: приходят, срывают пломбу на счетчике в социальном объекте, а следом идут проверяющие – ага, пломбы нет, мы вам посчитаем по среднему. И наши домашние счетчики: то они работали десятками лет, и все было нормально, а теперь они все время ломаются, все время их нужно поверять, а то и менять. Вас выгодно вывести из нормативного исчисления в оплату по среднему, и тогда образуется очень немаленькая прибыль – благодаря вот таким «хитрушкам». И каждому эпизоду нужно дать правовую оценку.

Роль личности в энергетике и экономике

– Сергей Иванович, почему же тогда энергетики во главе с Михаилом Хардиковым так продавливают этот тариф?

– Дело в том, что он относительно молодой человек, у которого здесь нет исторической памяти. Он переехал из другого региона. У него душа не болит за то, что было до него, и тем более за то, что будет после. У него есть сегодняшние задачи, которые нужно решить любой ценой, а этических границ – нет. Он высокий профессионал и технократ, как о нем говорят, но, по моему мнению, за этими словами ничего нет, только эгоизм и техницизм. Он принимает решения, но не заботится об их последствиях, потому что не связывает себя с этой землей.

Его пребывание здесь – это карнавал. Если бы нам с вами дали 300 млн рублей на содержание команды «Байкал-Энергия», каждый рубль работал бы с десятикратной отдачей. Мы бы выстроили всю систему от детского хоккея до самых высоких результатов команды мастеров. А здесь – никто не спрашивает за седьмое место. Я понимаю так, что Олег Владимирович Дерипаска выдал ему какую-то сумму – и дальше ему не очень интересно, что происходит в ледовом дворце Иркутска. Что там на трибунах, ходят ли иркутяне, какое там в итоге место – он этим не живет…

Поэтому Хардиков оказывается в таком состоянии управленца, которому руководство доверяет, который может реализовать все свои качества. А ведь кошелек-то в его руках в итоге наш! Вода течет по территории Иркутской области; турбины крутятся – не купленные Дерипаской, и так далее. А что может быть приятнее в этой жизни, чем распоряжаться чужими деньгами, тем более когда нет спроса? «Байкал-Энергия» уже несколько лет подряд не претендует даже на бронзовые медали. Теперь уже задача попасть в плей-офф. Хардиков не может наладить контакт с руководством Федерации хоккея с мячом, хотя Борис Скрынник с ним несколько раз встречался, беседовал. В итоге имеем не выше шестого-седьмого места.

Возникает вопрос: а ради чего все это? Ради удовлетворения амбиций одного человека? Слишком дорогая цена. Это требует ревизии. Недавно губернатор Игорь Кобзев и председатель правительства области Константин Зайцев встречались в Москве с Олегом Дерипаской. Обсуждали разные темы и задавали ему вопрос: вы знаете, что происходит в Иркутске вокруг Хардикова, вокруг иска к Федерации хоккея с мячом Иркутской области? Олег Владимирович отвечал: нет, не знаю, но разберусь. Уверен, что он не обманывает и действительно не знает. Наверное, он разберется.

Для меня, как российского юриста, этот иск выглядит очень странно, а предмет для мирового соглашения абсолютно просматривается. И если бы не характер Хардикова, соглашение можно было заключить на любой стадии процесса, даже сейчас. Этот иск втягивает в свою воронку третьих лиц. В суде мы этого не докажем, но достоверно знаем о его разговорах с разными людьми, и судье будет непросто принимать решение в пользу иркутского хоккея, потому что могут давить. И мы знаем, как и кто.

Если вернуться к предмету спора, то это было особое время форс-мажора, которое разделило группу «А» и группу «Б» мирового хоккея просто плугом. Когда в марте 2020 года началась пандемия, группа «А» не смогла к нам приехать. Кроме того, напряженные отношения между Россией и странами Запада привели к тому, что шведы и финны не особо и стремились приехать. Утверждать, что иркутская Федерация как-то там прикарманила деньги, могут только дилетанты: игры группы «Б» состоялись, была реклама, были другие затраты. Этот иск – это человеческая подлость, потому что сейчас появилась возможность прикрыть какие-то свои человеческие качества общественно значимой повесткой дня.

Я могу с чистым сердцем об этом сказать, потому что, еще не приехав в Иркутск, Хардиков вычеркивал меня из списка тех, кто имеет право ходить на стадион «Труд». Тридцать лет я хожу туда со своим сыном, а тут подхожу к директору стадиона Ольге Курбан и прошу билет на трибуну к людям, которых в Иркутске не встретишь больше нигде. Это очень специфическое городское сообщество. И вот меня лишают права общаться с известными мне людьми – врачами, учеными, педагогами. Потому что я, дескать, украл 60 млн рублей через управляющую компанию «Приморская», к которой отношения не имел. То есть оговорить человека, испортить ему репутацию в глазах Хардикова – легко. И он, не разбираясь, принимает решения. Как это назвать, как не человеческая подлость?

Стремление к какому-то превосходству над людьми только за счет того, что ты принадлежишь к большой корпорации, – это пример того, как абсолютная власть развращает абсолютно. С моей точки зрения, этого человека нужно остановить. Грядет время, когда мы вынуждены будем это делать, потому что каждый день открываешь «Телеграм» – а там новости о постоянных отключениях энергии. Конечно, сказывается недофинансирование. В Большом Луге столбы стоят по 60 лет – конечно, они уже падают от старости. Всему есть предел. Да, очень хорошо привозить сюда режиссера Богомолова и устраивать фестивали для подростков. Но в первую очередь нужно заниматься фундаментальными вещами, которые должны делать энергетики.

Мы всегда гордились нашей энергосистемой. Конечно, ее очень сильно подорвал майнинг. Он ведь вполне возможен на территории с избытком энергии, а у нас на юге области не хватает 700 мегаватт. Мы уже даже тепловые станции вместо выработки тепла перевели на производство электроэнергии – например ТЭЦ-10 в Ангарске. Или держим в резерве, или майним по полной программе, так получается. А в Усолье, где есть большие перспективы, два предприятия, созданные властями, не могут подключиться, потому что нет электроэнергии. Хотя у арендаторов в старых цехах Усольехимпрома она есть, по 40–70 мегаватт. Я не следователь прокуратуры, но, если бы они посмотрели, – там чудес очень много. Можно позадавать вопросы Михаилу Юрьевичу…

Я для себя так понимаю: «белый» майнинг – это когда ты работаешь в правовом поле и ты заплатил налоги. Если посмотреть мировое законодательство, то там есть налоговая ставка и в 26 процентов, и в 52. Это как игорный бизнес. Если вы платите – занимайтесь, область получит с этого дотации. А если сливки снимает кто-то в Британии или Америке, то мы-то здесь при чем?

Куда уходят деньги?

– Можно пойти с другого конца, – продолжает Сергей Шишкин. – Тариф на электроэнергию из чего складывается? Когда-то я нашел две страницы текста с описанием, из чего складывается иркутский тариф. Там есть все: все расходы, все «хотелки», все удовольствия, в том числе имеющие лишь частичное отношение к производству энергии или не имеющие вовсе.

Древние говорили: никто не может быть судьей в своем деле. Давайте соберем большую региональную конференцию и разберем все нюансы тарифа. А пока все разговоры служат только одной цели: прикрыть тех, кто обогащается на этом процессе. И может быть, если будет команда от президента, Дерипаска разберется с Хардиковым. Для Хардикова характерна такая черта: все, кто от него получает деньги, – это не люди, это просто функционал. А интерес к хоккею у него случайный, просто как у менеджера.

Новая жизнь областного футбола

Совсем другое дело – гендиректор компании «Сервико» Виктор Захаров. Не оставляя других видов спорта, он вкладывает большие личные средства в возрождение футбола. Стадион предоставляет правительство, но раздевалки он ремонтировал за свой счет, газон на поле делал за свой счет. В прошлом году я не пропустил ни одного матча клуба «Иркутск». Когда была возможность, приходил на стадион и каждый раз старался подвести какой-то итог. Команда вместе с Захаровым начала что-то новое в Иркутске, создавая настоящий частный футбольный клуб. Причем начинали не с нуля, а с глубокого минуса. Взяться в этих условиях за футбол мог только человек, который серьезно любит спорт.

Захаров, быть может, неброский, но настоящий человек. Когда я видел надпись «Сервико» в Красноярске, это брало за душу. И Захаров пока недооценен. Он должен быть как-то отмечен на городском и областном уровне, потому что он молодец – у него каждый рубль работает эффективно, он умеет общаться с болельщиками и спортсменами.

Можно сравнить клубы «Иркутск» и «Байкал» – частный и областной, пользующийся поддержкой минспорта. «Иркутск» за сезон проиграл всего один матч, вышел во вторую профессиональную лигу. «Байкал» везде занимает предпоследние-последние места. Возникает вопрос: зачем мы поливаем этот асфальт, чего ждем? Посмотрите на разные клубы – есть такие, как «Динамо» (Владивосток), где бюджет в шесть раз больше. А ведь мы находимся в центре страны, транспортные расходы – в данном случае поездки на гостевые матчи – съедают много денег. Поэтому, на мой взгляд, мы должны поставить перед новым составом ЗС и правительством вопрос: пусть финансируют хотя бы по такой схеме: 70 процентов частные инвесторы, 30 процентов за счет государства. Тогда мы закрепимся во втором дивизионе и попробуем выйти в первый.

Самое главное – я вижу динамику. Как на «Сибскану» ходили все, вплоть до иностранных студентов, так и на «Иркутск» ходит множество детей. Многие никогда раньше не были на стадионе, приходят с семьями. На «Труде» сменился социум. Сердце радуется, футбол снова стал модным. Это дорогого стоит. Виктор Захаров с его товарищами создал моду – быть спонсором спортивной команды. Будем надеяться, что у иркутского футбола есть будущее.

У финишной черты

– Сергей Иванович, давайте поговорим о выборах.

– Кампания практически на финише. Она характеризуется тем, что это преддверие выборов президента, это проверка всех систем перед мартом 2024 года. Второй момент: мы ожидаем смены властной парадигмы внутри ЗС. Если в 2018 году это была блестящая победа КПРФ, когда мандаты получили даже несколько случайных людей по спискам, то теперь компартия получит, я думаю, пять-восемь мандатов (сейчас у них 19 мест в Законодательном собрании).

Достигнет ли «Единая Россия» квалифицированного большинства, получит ли она в итоге 30 мандатов из 45 – не берусь судить. Партия за счет близости к административному ресурсу монополизировала тему специальной военной операции, тут идет взаимное влияние. Оппозиционные партии утонули в мелкотемье: их предложения носят случайный и не очень важный характер. В этом смысле основы для хороших результатов «Справедливой России» или ЛДПР в Иркутской области нет. Кроме того, в ЛДПР недавно сменился партийный лидер, и, наблюдая за Леонидом Слуцким, я вижу, что влияние партии на электорат области близко к нулю. Наши люди живут своим умом, а тут – ну приехал, ну с кем-то встретился…

В своем телеграм-канале я дал обзор по всем 22 одномандатным округам и старался быть объективным. У ЕР есть несколько слабых округов, но приведет ли это к победе их оппонентов, пока сказать не решаюсь. Не скрою, внимательно следил за партией «Новые люди». По данным, которые я опубликовал в прошлую пятницу, КПРФ, ЛДПР и «Новые люди» расходятся незначительно, буквально по полтора-два процента. Мои разговоры с людьми из политического блока губернатора показали, что «Новые люди» могут претендовать на четыре-пять мандатов. Общение с членами партии, с ее руководителем Алексеем Нечаевым дает другую оценку: они считают, что если поднапрячься, то могут занять и второе место после «Единой России». Пока по опросам у них 11,8 процента поддержка, у ЛДПР 11 процентов.

Что касается «Справедливой России», то я одно время стал ее критиковать, и мне говорили, что я стал «могильщиком» партии в нашей области. Но время и социология показали: они не пройдут пятипроцентный барьер.

Мне совершенно очевидно, что формат фракций в ЗС будет совершенно иной. Сейчас для создания фракции нужно пять депутатов – раньше было три. Пять – это довольно много, на мой взгляд. Тем не менее в ЗС были разные времена, но всегда имелась возможность для ярких политиков выступать, высказывать свое мнение.

Есть и внутренние интриги. Да, наши «бульдоги» под ковром небольшие, но они есть. Все заметили, что председатель правительства области Константин Зайцев идет в депутаты по списку «Единой России» под номером 2. Теперь, кроме списка, он никуда не идет, он продолжает работать на своем месте. И это очень хорошо. Зайцев регулярно получает приглашения возглавить один из регионов РФ и всегда отказывается. Но есть кабинеты, где не говорят слово «нет».

У председателя Законодательного собрания Александра Ведерникова совершенно другое настроение: Зайцев и Ведерников много лет дружат, и очень важно, чтобы два представителя региональной элиты сохраняли баланс. С высоты прожитых лет я могу говорить, что как председатель ЗС Ведерников отлично владеет вопросами экономики и финансов, он был рядовым депутатом, у него прекрасное чувство юмора. То, что он остается в ЗС и во главе ЗС, очень хорошо для будущего парламента. Избавляться от Ведерникова – значит сильно рисковать. Я рад, что ему хватило связей, воли и мужества устоять под давлением холодных политических ветров. Считаю очень важным и позитивным фактором для Иркутской области, что Константин Борисович Зайцев и Александр Викторович Ведерников после выборов останутся на своих нынешних местах.

Если пройти по городским округам на выборах в областном центре, то в первом округе, я считаю, слабоваты оба кандидата – Перевалов (КПРФ) и Распутин (ЕР). Они не показали особого класса борьбы и не могли конкурировать с уходящей из парламента Ниной Чекотовой. Как говорится, «игра была равна». Пятьдесят на пятьдесят.

Второй округ – что Дмитрий Ружников победит, сомнений нет. Но там региональную группу кандидатов «Единой России» возглавляет Гайдар Гайдаров, и я думаю, что он главный бенефициар этой кампании. По моим сведениям, он завершает преподавательскую работу, и даже если справедливоросс Александр Гаськов получит мандат, Гайдаров захочет возглавить комитет по здравоохранению. У него огромный опыт работы в ЗС, он отлично знает бюджетный процесс, бывший министр здравоохранения. А через этот комитет проходит примерно 60 млрд рублей.

Округ № 3: бесспорный лидер – Алексей Красноштанов («Единая Россия»), думаю, он с легкостью победит. Четвертый округ – Максим Девочкин (ЕР). Я говорил с Антоном Романовым (КПРФ), он сказал, что пойдет до конца, но все имеет начало и конец. Думаю, Романов проиграет. В пятом округе, где так красиво ушел Виктор Кондрашов (КПРФ), победит Сергей Баляскин (ЕР) – территория зачищена.

В шестом округе мне симпатичен Антон Малышев – он молодой, борзый и представитель такого бизнеса… все там будем. Кладбищенский бизнес вечен, а его амбиции выросли, я думаю, в период пандемии коронавируса. Знаю всех кандидатов слишком хорошо, чтобы говорить о них публично. Что касается Ольги Носенко, то она подкупила меня только одним: когда мы говорили о букмекерских конторах, она призналась, что делает ставки. Я тогда подумал, что ничто человеческое ей не чуждо. Когда она возглавила федерацию фигурного катания, я даже задумался: а какую федерацию мог бы возглавить я? В итоге у коммунистов в Иркутске будет один мандат против пяти – и то без гарантии.

Записал Виктор Сотников, «Байкальские вести».

Фото Татьяны Глюк, «Байкальские вести»


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто из женщин-политиков сыграл наибольшую роль в мировой истории?

Яндекс.Метрика