Иркутск
15 июня 5:48 Политика

Путин и Байден, Versus или Feat: чего ждать от встречи в Женеве

09:00, 10 июн 2021

Джо Байден и Владимир Путин встретятся 16 июня в Женеве на саммите ООН. Ожидается, что они обсудят вопросы стратегической стабильности, коронавирус и региональные конфликты. Уже известно, что частью повестки будет ситуация на Украине. Нам же гораздо интересней, как изменятся отношения России и США после этой встречи – обострится ли холодная война или нас ждет «оттепель». Рассуждают иркутские эксперты.

Доктор юридических наук, профессор Сергей Шишкин, считает, что личный контакт двух лидеров – это всегда хорошо:

–  Глаза в глаза можно обсудить любую тему и что-то для себя решить без посредников. Оба опытные политики и понимают, что прорывом может служить сам факт встречи. Чтобы определить направление политического вектора, нужны две точки, поэтому надо подождать диалог, вторая встреча будет непременно. Повестка дня обсуждается в политических кругах, и передачи Владимира Соловьева тому пример. Но, с моей точки зрения, вербально-чувственный уровень общения станет основным, – отметил Сергей Шишкин.

Политолог Юрий Пронин считает, что психологически перед встречей сильнее позиции Путина:

– Получилось ведь как: Байден высоко поднял планку, согласившись с утверждением, что Путин – убийца. Слово не воробей, и соответственно, особенно на столь высоком уровне,  вслед за А должно следовать Б. Оно и последовало – Байден… позвонил Путину. Да, по многим оценкам, этот звонок позволил остановить военную эскалацию между Россией и Украиной. И с этой точки зрения Байден выглядит вроде бы неплохо: ради действительно крупных вопросов, затрагивающих жизнь многих людей, он готов поступиться своим отношением к Путину, готов разговаривать с ним.

Но это несколько сложная интерпретация. Со стороны Путина проще, особенно для нашей аудитории: мол, вот ты размахиваешь языком, а ведь никуда не денешься – будешь со мной разговаривать; это значит, что я и Россия диктуют вам условия. Кремль тоже пошел на обострение – и вот уже Байден готов встречаться.

Поэтому если встреча не даст заметных результатов, а скорее всего, так и будет, то Путин выиграет больше. Вообще говоря, даже сам факт встречи с Байденом ему в плюс. Байден, правда, опять подчеркивает свою конструктивность и респектабельность: Америке-де нужны понятные, прозрачные отношения с Россией. Но отсутствие результатов встречи будет с бОльшим пониманием встречено российскими избирателями, чем американскими. С нашей стороны: Россия и США опять вровень, как в позднесоветские годы, и это уже наш выигрыш. А то, что не договорились, так, понятное дело, виноваты «пиндосы». Получается, нам удалось увести на второй план, что в экономическом смысле мы многократно слабее Соединенных Штатов, а на первый план выставить военные и геополитические аспекты. И США вынуждены признать нас как равную им сверхдержаву.

С американской стороны иначе: там многие, в том числе конгресс, ждут от Байдена прежде всего жесткости в отношении Кремля, чтобы он наконец-то поставил Путина на незавидное место. А тут встреча после резких выпадов. Зачем? Не отступление ли это? А если и на переговорах Байден не уломает Путина на заметные уступки, то еще раз: а зачем вообще встречались?

О вероятных результатах, которые, выходит, менее важны, чем перипетии. Один результат все-таки будет – некое упорядочение (не улучшение!) отношений. Да, пробегутся по вопросам, где возможно сотрудничество: вооружения, терроризм, наркотрафик, климат, экология. Запнутся за множество не просто разногласий, а противостояний: Украина, Сирия, Навальный, Скрипали, кибератаки, диаметрально разное понимание отношений власти и общества. Ни Байден, ни Путин не откажутся от своих оценок. Не думаю даже, что по итогам встречи будет совместная пресс-конференция. Скорее каждый из президентов выйдет к журналистам в одиночку, – прокомментировал Юрий Пронин.

Политолог Сергей Шмидт начал с того, что с этой встречей, как ни странно, связаны некоторые полуконспирологические завышенные ожидания:

– У некоторых политологов-международников встречается мысль о том, что возможно достижение каких-то основательных договоренностей, кто-то даже использует выражение «большая сделка». Правда, они воздерживаются от содержательного определения того, в чем она будет состоять. С моей точки зрения, здесь возможны три ожидания, но едва ли хотя бы одно из них, даже если будет реализовано, зафиксируется на бумаге в виде внятной стратегической договоренности. Формально встреча будет иметь этикетный характер, но на неформальном уровне у нас есть именно эти три ожидания.

Первое – президенты «познакомятся», посмотрят в глаза друг другу. Если ты с человеком знаком, общался с ним как с политиком, то тебе потом сложнее называть его убийцей. А другому человеку сложнее произносить ответные остроты. Так человеческая природа устроена, что общение само по себе – даже если оно не приводит к формализованным результатам, снижает градус остроты.

Второе. Я так понимаю, что Путин в этой неформальной стороне коммуникации может попытаться решить одну важную проблему  – убедить собеседника в том, что западная установка «Путин это не навсегда» ошибочна, и выстраивать отношения с Россией надо сейчас. Путин должен дать понять, что до его ухода Байден не доживет. Я всегда сравниваю две холодные войны – классическую и нынешнюю, постомодернистскую. В классической холодной войне запад исходил из того, что Советский Союз – это если не навсегда, то надолго, поэтому нужно сотрудничать со Сталиным, Хрущевым или Брежневым. Сейчас бытует совершенно противоположная точка зрения, что Путин – не навсегд, и надо дождаться, пока его не станет. А отношения выстраивать уже со следующим президентом. Путин должен дать понять, что после него будет другой Путин, только хуже.

Третий момент – я допускаю, что Байден каким-то образом убедит Путина (на дипломатическом языке это называется «даст гарантии»), что США и запад в целом не будут вмешиваться российские внутриполитические процессы. И, возможно, в обмен действующая российская власть смягчит отношение к нашей радикальной оппозиции.  По-моему, сегодняшнее отношение российской власти к оппозиции всерьез основано на убеждении, что через оппозицию запад может вмешаться в наши внутренние дела. Запада наша власть действительно боится, потому что он богаче, сильнее, умнее и уже один раз выиграл холодную войну. Бояться не Навального, бояться Вашингтона. Если Байден поклянется, что не будет вмешиваться во внутрероссийские дела, то может обменять невмешательство на оттепель.

Историк-американист Дмитрий Козлов думает, что больших надежд возлагать на встречу, конечно, не стоит, отношения между Россией и США достаточно сложные и связаны с запутанными раскладами в существующем мировом порядке:

– С другой стороны, всегда лучше встречаться. Ведь любая встреча лидеров – площадка для сравнения позиций сторон, которые лучше проговорить глаза в глаза, а не слышать от других людей.

Эта встреча – первый официальный зарубежный вояж Байдена в статусе президента. Она вписывается в ряд событий, которые должны определить стратегию взаимодействия ведущих мировых стран на ближайшие пять лет. Но ждать много от нее не нужно, ведь каждый будет отстаивать свою позицию – Байден будет учить Путина демократии и правам человека, а наши представители говорят, что эта повестка неприемлема и Россия едет в Женеву со своей. Конечно, лучше плохие переговоры, чем хороший конфликт. У нас никогда не было с США военного конфликта, были периоды сложного взаимодействия, которые сменялись годами сотрудничества. Есть общие темы, где сотрудничество России и США уже возможно – ограничение ядерных вооружений, сотрудничество на Ближнем Востоке, глобальная экология. 


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За какую из партий вы проголосуете на выборах депутатов Государственной думы РФ в сентябре 2021 года?

Яндекс.Метрика