Иркутск
14 ноября 8:40 Политика

На окраинах сознания: права человека как падчерица современной России

09:05, 24 окт

Радикальные изменения в президентском Совете по правам человека (СПЧ) встречены с вниманием и тревогой в сравнительно небольшой части общества и средств массовой информации. Остальные не то чтобы ликуют или радуются, а просто не заметили это событие, оно вне их интересов, ему не придается значения. И это не менее важный штрих в портрете России 2019 года, чем особенности экономики или внешней политики.

Социологические опросы с завидным постоянством фиксируют, что политические свободы являются приоритетом самое большее для 10 процентов взрослого населения. Остальным, чтобы не использовать наукообразные длинноты, «пофиг». Точнее, так: «пофиг», иногда помноженное на страх.

2-1.jpg
Председатель СПЧ Михаил Федотов отправлен в отставку под предлогом достижения предельного возраста для госслужбы – 70 лет. Фото manandlaw.info

Руководство страны, судя по всему, такой расклад устраивает. Во всяком случае, действия Кремля в последнее 20-летие, причем по нарастающей, только усугубляют ситуацию, укрепляют тенденцию, бетонируют политическое пространство. Любые переговоры и хотя бы призрак компромисса и уступок появляются только в зависимости от массовости протестных настроений и особенно выступлений. Нет массовости – нет уступок, зато есть жесткая линия на ограничение и, если посчитают нужным, подавление. То есть сама по себе власть придерживается других взглядов.

Собственно, Владимир Путин говорил об этих взглядах не раз и особенно часто в этом году. И хотя президент признал, но с видимой неохотой, право либерализма на существование, однако, по существу, подверг его разгромной критике. Правда, важная деталь, глава государства выбрал мишенью исключительно межнациональные, межкультурные, межрелигиозные проблемы. Там у либералов и впрямь серьезные проблемы, но у кого их нет в процессе развития? Вон так называемый капитализм хоронят уже полтора века, со времен Маркса.

А вот о политических правах, равноправии и самостоятельности ветвей     власти, необходимости сильной оппозиции, разноголосицы в СМИ, полной независимости судопроизводства президент даже на словах говорит крайне редко, скупо и – как бы это помягче – уклончиво и с оговорками. Например, чрезвычайно большое место отведено зарубежному вмешательству в «неудобные» события или даже прикосновениям к служащим правопорядка. Соответственно, такая линия проводится в жизнь по всей стране.

И вот сейчас, когда хоть какое-то подобие массовости столичных протестов растворилось в поствыборных буднях, настал черед СПЧ. У этого органа, как и у всякого Совета, сугубо консультативные функции. Совет ничего не решает, может только изучить вопрос, поднять проблему, обратиться с просьбой. Одним словом, советовать. Советы, разумеется, можно не выполнять и даже игнорировать. Но все-таки резонанс от деятельности СПЧ, хотя, опять же, в небольшой части общества, был. В ходе московского кризиса Совет по правам человека неоднократно указывал в своих отчетах и докладах на крупные искажения в законодательстве о выборах, о проведении массовых мероприятий, в практике работы правоохранительных органов. И хотя СПЧ держался умеренной линии, она все же кардинально расходилась с официальной версией событий вокруг выборов в Мосгордуму.

Видимо, такая позиция Совета вызвала раздражение наверху, в чьих-то глазах он стал выглядеть как агентура смутьянов под боком у Кремля. И вот отправлен в отставку председатель СПЧ Михаил Федотов, причем для увольнения использован благовидный предлог – Федотову исполнилось 70 лет, а это предельный возраст для такой должности. И хотя исключение на год-другой можно было сделать, его не случилось. Кроме Федотова, из Совета отчислены известные правозащитники Илья Шаблинский, Павел Чиков, Евгений Бобров, Екатерина Шульман. Видя такое дело, по своей инициативе покинула Совет бывшая заместитель председателя Конституционного суда Тамара Морщакова.    

Новым председателем СПЧ Владимир Путин своим указом назначил Валерия Фадеева, до этого занимавшего должность секретаря Общественной палаты РФ. Фадеев куда более лоялен политическому курсу Кремля, чем уволенные члены Совета. И, что важнее, уже сообщил, что главным вектором его работы в СПЧ станут не политические, а социальные права граждан. Он подчеркнул, что намерен отдалить свою работу от политических прав, так как считает недостаточно заметными в общественно-политическом поле права на достойную оплату труда, жилье, медицинское обслуживание, образование.

Возвращаемся к началу текста: в современной России социальные права интересуют куда большее число людей, чем права политические. Оно вроде и понятно, и закономерно. И уже хочется подытожить: «И правильно!». Но дьявол сидит в деталях. Не случайно Фадееву уже задали вопрос, как можно отделять одни права от других, ведь они тесно связаны. На что было сказано, что связь эта лишь частичная, защиту политических прав могут обеспечить консультации в рамках нынешней системы. То есть и дальше без реформ в сторону смягчения.

И все бы хорошо, в смысле – соответствует общественному «пофиг», но возникают (точнее, крепнут) несколько проблем. Например, как без расширения представительства разных политических сил в органах власти, то есть не меняя систему, гарантировать социальные права в принципе? То есть не так, чтобы СПЧ узнал об одном-двух-трех безобразиях, сообщил президенту, а тот грозно распорядился навести порядок, заодно подняв свой рейтинг в качестве народного заступника. А чтобы система работала сама собой, чтобы сбои были случайными, единичными, вне зависимости от фамилий начальников, в том числе президента. 

2-2.jpg
Новый председатель СПЧ Валерий Фадеев более лоялен политическому курсу Кремля, чем уволенные члены Совета. Фото respublika11.ru

Наверное, Совет по правам человека и в новом составе сделает что-то полезное не только для верховной власти. Вот только попытки существенно улучшить ситуацию в отношении социальных прав, отодвинув на периферию права политические, обречена на неудачу. И отдельные успехи будут тонуть в повседневной практике Системы. Разумеется, политическое забегание вперед (как при Горбачеве) тоже опасно, но сейчас уже далеко отстали именно общественно-политические тылы, а, как известно, чтобы велосипед ехал, нужно крутить обе педали. Пока же такого желания сверху явно не наблюдается, даже наоборот.

В истории режимов личной власти, даже наиболее свирепых, бывает, когда уровень жизни большинства подданных весьма высок, но это целиком зависит от благоразумия, дальновидности, мудрости правителя. Даже от его настроения, в конце концов. А вот если чего-то захотели сами, снизу, то следует грубый ответ. И главное, со временем люди привыкают к постепенному, но неуклонному сворачиванию политических прав и свобод. Так происходит и в странах Персидского залива, и у нас. Правда, с экономикой у нас не то чтобы очень, но в остальном… Во всяком случае, большинство либо автоматически поддерживает политику «партии и правительства», либо держится «от всего этого» подальше. «И корабль плывет…», – говаривал в таких случаях Федерико Феллини.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

   


Просмотров: 2264

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?