Иркутск
17 октября 14:08 Политика

Депутаты Законодательного собрания готовятся к губернаторским выборам

14:18, 17 сен

Комитет по здравоохранению и социальной защите Законодательного собрания Иркутской области на заседании 17 сентября рассмотрел два законопроекта – о размере прожиточного минимума пенсионера и о предоставлении дополнительных мер социальной поддержки отдельным категориям граждан, пострадавшим в паводке в июне–июле 2019 года.

Внесенный губернатором законопроект предполагает, что величина прожиточного минимума пенсионера в Прибайкалье на 2020 год устанавливается в размере 9497 рублей. Вопрос рассматривают уже во второй раз, возвращаться к нему приходится по разным причинам. Например, потому что в 2019 году впервые введены единые правила расчета прожиточного минимума, ранее каждый регион мог использовать собственные. Изменилась методика расчетов, и если раньше основным документом была методика федерального министерства труда, то теперь нужно исходить из постановления правительства РФ.

Министр труда и занятости Иркутской области Наталья Воронцова сообщила, что область впервые устанавливает прожиточный уровень выше, чем определено федеральным законом. Из-за того, что изменился порядок предоставления субсидии из федерального бюджета. Регион может получить дополнительно на доплаты тем пенсионерам, кто получает меньше установленного минимума (таких людей около 69 тыс.), более 2 млрд рублей. Но сложность в том, что на 17 сентября эта сумма не была подтверждена из Москвы. Для жителей северных районов области (более 15,6 тыс. человек) прожиточный минимум составит более 11,7 тыс. рублей, а доплата из федерального бюджета – более 770 млн рублей.

Комментируя дискуссию, которая с каждой следующей репликой становилась все более запутанной, председатель комитета Александр Гаськов предупредил депутатов: «Коллеги, призываю вас при голосовании помнить, что ваши слова и действия могут извратить и пресса, и все другие. Не забывайте, что в 2020 году выборы губернатора, и они уже начались, прямо здесь». Никто не понял, что имеет в виду Гаськов – в этом высказывании не было ни смысла, ни логики, ни связи с обсуждаемым вопросом, но на всякий случай все насторожились. И не зря: комитет рассматривал законопроект в первом чтении, а Гаськов уже зачитывал поправки, которые планирует внести во второе чтение. Поговорка про шкуру неубитого медведя заиграла новыми красками: Гаськов смотрит в будущее на две сессии вперед.

В итоге большинство комитета проголосовало за то, чтобы принять на сессии закон только в первом чтении, во время перерыва собраться еще раз и принять закон окончательно на той же 20-й сессии. Заместитель председателя областного Совета ветеранов Валерий Лукин напомнил, что по закону на внесение поправок дается 10 дней. Однако Александр Гаськов заявил, что его комитет «привык работать в режиме ЧС». Это никак не характеризует положение дел в области, однако целиком и полностью описывает сумбурный и несистемный характер работы самих депутатов, входящих в комитет, – они попросту не могут сосредоточиться на поставленных задачах и разобрать их от начала до конца в нормальном ритме.

Валерий Лукин напомнил, что закон должен быть принят до 15 сентября. В Якутии ради одного этого вопроса созвали внеочередную сессию и приняли закон для пенсионеров. Совет ветеранов настаивает на установлении двух прожиточных минимумов на территории Иркутской области и акцентирует внимание депутатов на том, что это решение не потребует дополнительных расходов от областного бюджета, все берет на себя федеральный бюджет. В Якутии, помимо прочего, в законе прямо прописано, что два размера прожиточного минимума определены для введения региональной доплаты к пенсии – в областном законе, считают в Совете ветеранов, это сказано, но недостаточно четко.

Второй законопроект посвящен четырем группам жителей пострадавших от наводнения районов: тем, кто ведет личное подсобное хозяйство; садоводам, огородникам, дачникам. Размер компенсаций будут определять по сложной формуле: из-за гибели посевов – в размере 4500 рублей за каждую 0,01 гектара, но не более 45 тыс. рублей; в связи с гибелью коров – 50 тыс. рублей; крупного рогатого скота и лошадей – 25 тыс. за одно животное, но не более 50 тыс.; из-за гибели свиней, овец, коз – 5 тыс. за одно животное, но не более 25 тыс. Предусмотрены компенсации за пчел, из-за утраты сооружений для содержания птицы и мелких животных и так далее. Всем пострадавшим выплатят и единовременное пособие за понесенный ущерб в размере 20 тыс. рублей.

Министр сельского хозяйства Илья Сумароков, представлявший законопроект депутатам, сообщил, что на 17 сентября компенсации получили более 3,3 тыс. человек, общая сумма выплат превысила 155 млн рублей. По оценке министерства, это около половины всех, кому потребуется компенсация. Более 90 процентов пострадавших получили также выплаты из федерального бюджета. Депутаты ЗС в свое время предлагали выплатить компенсации за утраченное сено и другие корма, и эта инициатива нашла отражение в законопроекте, как и предложение увеличить ставки по каждому пункту.

Вместо того, чтобы предметно обсуждать размер компенсаций и категории получателей помощи, Александр Гаськов предпринял попытку установить хронологию появления распоряжений, указов и других подписанных губернатором документов, их чередование и связь с инициативами депутатов и муниципальных руководителей и другие ничего не значащие для пострадавших детали. Мысль, что все происходящее – ступень к предстоящим губернаторским выборам, висела над Гаськовым дамокловым мечом и никак не давала приступить к спокойной работе.

Описывая альтернативный закон, подготовленный депутатами, Гаськов с пугающей откровенностью признал, что депутаты (в большинстве) не являются специалистами в сельском хозяйстве, поэтому слепили свой документ «из того, что было». В «слепленном», например, размер участка составляет 15 соток, но в нем не упомянуты пчеловоды. Илья Сумароков напомнил депутатам, что подавляющее большинство заявлений поступило от людей, имевших участки от 6 до 8 соток, участки более 10 соток можно пересчитать буквально по пальцам. Александра Гаськова судьба этих единиц беспокоит до крайности. Депутат предлагает платить по 60 тыс. за корову – хотя это цена породистого скота, какой в Иркутской области еще поискать.

В конце концов Гаськов признался, что действия депутатов в основном носили «популистский характер», но он будет настаивать на депутатской версии порядка и размера компенсаций. Депутат Сергей Бренюк сравнил происходящее с аукционом и призвал прекратить повышение ставок, а то скоро ржавый мотоцикл, погибший в чьем-то гараже, пойдет по цене космического корабля. Александр Гаськов настаивал на своем: можно не компенсировать утраченное, но надо сначала «съездить в Тулун и с теплицей пообщаться». Последняя реплика, видимо, отсылала участников дискуссии к разговорам, которые Гаськов вел с депутатами и чиновниками в других местах в другое время. Трехчасовой спор закончился банальным итогом: комитет проголосовал за то, чтобы сессия приняла закон в первом чтении.


Просмотров: 2284

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кого бы вы хотели видеть среди кандидатов на выборах губернатора Иркутской области в сентябре 2020 года?