Иркутск
15 июня 9:09 Политика

История с Навальным: три вывода

00:05, 03 Фев 2021


2-1.jpg
Законодательство о проведении массовых общественно-политических мероприятий имеет у нас отчетливо запретительный характер. Фото twitter.com

Если обойтись без эмоций, насколько возможно отстраняясь от горячего ритма событий, хоть слегка приподняться над сегодня и заглянуть в завтра, то среди наблюдений и оценок можно привести такие.

Во-первых, очевидно, что в российском обществе XXI века и, в частности, 2021 года не только остаются, но и накапливаются масштабные, глубокие проблемы и противоречия. Та самая вертикаль власти, сыгравшая в целом позитивную роль на заре своего существования пару десятилетий назад, давно решив первоначальные задачи, утратила былой потенциал и поэтапно сменила свою природу. Можно сказать, переродилась. И в настоящее время не отвечает вызовам времени. Это касается не только государственно-правовых, общественно-политических, но и социально-экономических аспектов, причем жестко, напрямую.

Отсюда запрос на перемены, который поддерживает многократно больше людей, чем выходили на недавние акции протеста. Перемен, опять же, глубоких, структурных, принципиальных. Не тех, что из серии «Вот мы поручим министру Ивану Иванычу (Петру Петровичу) подготовить свои предложения, рассмотрим, обсудим…».  Нет, ситуация серьезнее, ибо времени упущено очень много. И, похоже, будет упущено еще больше.

Второй момент. Нарушать законы – это плохо, неправильно, непозволительно. Но многим из законопослушных граждан не нравится содержание этих самых законов. То есть вынужденно соблюдаем, но категорически не поддерживаем. Формально разницы нет, но морально-психологически – есть, и еще какая. Взять хотя бы законодательство о проведении массовых общественно-политических мероприятий, имеющее у нас отчетливо запретительный характер. Под этот характер даже подведена идеологическая база. Так, президент неоднократно выражался в том духе, что, мол, кто-то может и хочет митинговать, но главное, не мешать, не создавать помех людям, идущим с работы, приехавшим с дачи и т. д. Именно в такой последовательности, а не в обратной, которая культивируется в ряде других стран: «Мы, конечно, понимаем людей, идущих с работы или приехавших с дачи, но открыто выразить свою общественно-политическую позицию – дело святое».

Кто-то скажем, что это крючкотворство. Отнюдь. За двумя вариантами кроется кардинальная разница: либо вы приветствуете, даже поощряете массовую, в том числе оппозиционную, активность в политической сфере либо отодвигаете ее на второй план, а затем и дальше. Ну а остальное – все эти процедуры согласований, да еще и за 10 дней, с отказом чуть ли не в большинстве случаев – по существу, лишь детали, подтверждающие общую мысль. Разумеется, все это надо смягчать, причем намного. Действительность же развивается в противоположную сторону.

Наконец, в-третьих. Собственно, из «во-первых» и «во-вторых» ясно, что происходящее сейчас – игра вдолгую, причем с обеих сторон. Трудно представить, что значительные перемены произойдут в ближайшие несколько лет и, тем более, несколько месяцев. Хотя, несомненно, Алексей Навальный, как бы ни относиться к его политическим взглядам,  человек чрезвычайной, запредельной смелости, мужества и бесстрашия. Поэтому когда пытаешься его критиковать (а, как и всех политиков, есть за что), сразу чувствуешь моральную преграду, ведь ты, словно «пикейный жилет», вещаешь из сравнительно уютной, благоустроенной жизни…

Как известно, Нельсон Мандела до того, как стал президентом ЮАР, просидел в тюрьме 27 лет и три с половиной месяца. Полные повторы такого калибра в истории невозможны, хотя стоит напомнить, что даже при таких обстоятельствах смена власти в Южной Африке была, по существу, мирной, без серьезных эксцессов. Впрочем, и опыт по части демократии там (не говоря уже о «гейропе» и «пиндосии») поболее нашего…    

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

        


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Творчество какого из театральных коллективов Иркутска вызывает у вас наибольший интерес?

Яндекс.Метрика