Иркутск
07 декабря 7:30 Политика

Жаркое лето 96-го: президент Зюганов был хорошим вариантом

00:06, 15 мар

Коммунистический триптих этой недели после заметок о 80-летии XVIII съезда ВКП(б) и 120-летии Лаврентия Берии завершает сюжет, куда более близкий к нам по времени, и тоже со временем не теряющий актуальность. Речь о выборах президента России летом 1996 года. Тогда, вспомним, поначалу с большим отрывом лидировал кандидат от КПРФ Геннадий Зюганов. Но затем Борису Ельцину удалось совершить, казалось, невозможное: первенствовать в первом туре и окончательно победить во втором (заметим, до сих пор это единственный случай, когда на выборах главы российского государства потребовалось два тура).

2-1.jpg
Михаил Фридман еще в 1996 году сомневался, так ли уж страшен Зюганов и надо ли для победы над ним ломать народ через колено. Кадр из фильма «Слишком свободный человек»

Впрочем, победа далась с большим трудом и, главное, с колоссальными нарушениями и злоупотреблениями буквально на каждом шагу. Вся страна была завалена примитивной газеткой-триллером «Не дай бог!», выходившей тиражами в десятки миллионов экземпляров. Телевидение и улицы были заполнены агитками типа «Голосуй или проиграешь!» (перед вторым туром – «Голосуй и победишь!»), «Выбирай сердцем!», «Купи себе еды в последний раз», «Остановим красный рассвет» и т.п. Логика подобной агитации состояла из двух пунктов: 1. Зюганов – это жуть, кошмар, ужас, но 2. Ельцин – спаситель от этого ужаса.

Разумеется, для тотального промывания мозгов потребовались огромные деньги. И они нашлись: бюджет предвыборной кампании и Ельцина многократно превышал затраты на кампанию Зюганова, что само по себе являлось грубейшим нарушением равноправия кандидатов и совершенно не соответствовало официальной отчетности. Но контролирующие органы безмолвствовали…

Переизбрание Бориса Ельцина профинансировали, прежде всего, олигархи. Еще в январе 1996-го, на экономическом форуме в Давосе представители «семибанкирщины» под неформальным лидерством Бориса Березовского договорились поддержать кандидатуру Ельцина и щедро скинулись в предвыборный бюджет.

Повод еще раз вспомнить те события подвернулся внезапно, однако, как говорится, к месту. В связи с недавним четырехлетием убийства Бориса Немцова некоторые телеканалы уже не впервые показывали документальный фильм «Слишком свободный человек». И как бы ни относиться к деятельности миллиардера Михаила Фридмана, но его участие в фильме как одного из комментаторов событий было весьма глубоким, неординарным и, видимо, искренним. Во всяком случае, оценки событий вокруг аукциона по приобретению блокирующего пакета холдинга «Связьинвест» в 1997 году или прямое, без обиняков, объяснение (вместе с сожалением), почему он отказал уже опальному Немцову в приеме на работу, весьма откровенны и небанальны. Как говорится, никто за язык не тянул. Вон Чубайс отказался вообще прилюдно вспоминать Немцова, с которым они когда-то были не разлей вода…

Однако наиболее интересен комментарий Фридмана как раз о президентских выборах 1996 года. Олигарх вспомнил закрытое совещание в Давосе и то, как он тогда оказался единственным, кто вообще усомнился: а так ли уж страшен Зюганов и надо ли для победы над ним ломать народ через колено? «В ответ я получил такой шквал неприятия, что вынужден был замолчать и действовать вместе со всеми», – вспоминает Фридман. Из его уст в фильме прозвучала и общая оценка тех выборов, их места в истории современной России. Сказано было примерно следующее: «Да, узкой группе лиц, включая меня, в случае победы Зюганова было бы хуже. Но в принципе, на перспективу, для страны избрание президента-коммуниста было тогда хорошим вариантом. Дальше наша история была бы демократичнее, мы бы уже тогда научились сменять власть, сильнее было бы гражданское общество».

2-2.jpg
Один из образчиков президентской кампании 1996 года. Фото mail.litfund.ru

Вот так. Никаких ГУЛАГов, продуктовых талонов, цензуры и вездесущих парткомов Фридман в случае победы Зюганова не видит. И очевидно, что не видел и в 1996 году, но «отбиваться от стаи» не стал. Зато его слова опять возвращают автора этих строк на 23 года назад. Тогда многие из сторонников Ельцина явно недооценивали угрозу, которую несет России очередная победа «любой ценой». И вообще подход, согласно которому цель оправдывает средства: на практике средства влияют на цель, искажают, меняют ее содержание. Уже тогда начались искривления молодой демократии. Был создан прецедент несменяемости власти даже в условиях, когда она должна была смениться. Уже тогда власть научилась «делать выборы» – и чем дальше, тем больше.

Ошибаются и великие люди, что, кстати, не умаляет их величия, ведь они не только великие, но и живые, а не бронзово-гранитные. В июне 1996-го, накануне президентских выборов, Евгений Евтушенко в стихотворении «Русь-матушка» присоединился к лозунгу «Голосуй или проиграешь!»: «Несовершенная свобода не так страшна, как ржавь оков / Усовершенствованных бодро все тех же самых Соловков…». За прошедшее время свобода продвинулась не к совершенству, а, скорее, обратно, к ржави оков. И, что главное, не благодаря коммунистам.

Юрий Пронин  для ИА «Альтаир»            


Просмотров: 1749

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?