Иркутск
11 апреля 8:06 Политика

Глубокий язык у закрытой двери: об интервью Валентины Матвиенко

00:05, 10 мар 2021

Чуть больше недели назад, 2 марта, спикер верхней палаты российского парламента – Совета федерации – Валентина Матвиенко высказалась в обширном интервью РИА Новости по широкому кругу вопросов внутренней и внешней политики. Казалось бы, ну и что? А очень даже «что», причем не на один день, а на всю прошедшую неделю и наверняка на несколько недель, а может, и месяцев вперед.

В интервью Валентины Ивановны нет смены курса, да и сенсация всего лишь одна (о ней чуть ниже). Но чуть видимые, едва уловимые акценты расставлены слегка иначе, чем, скажем, у президента или министра иностранных дел. И то для тех, кто следит за политическими событиями, а для большинства, пожалуй, не заметно и этого. Хотя, наверное, так и задумано: интервью Матвиенко – послание, сигнал «тем, кому надо».

2-1.jpg
«Всемирная паутина» – величайшее достижение человечества – стала головной болью для российских политиков. Фото goodfon.ru

Почему именно Матвиенко? У Валентины Ивановны большой опыт в отношении «пробных шаров», причем завуалированных, неочевидных. Таких, где, по выражению писателя и драматурга Эдварда Радзинского, требуется «глубокий язык». К тому же на Западе нередко утверждают, что в России по крупным вопросам официально высказывается только один человек – Владимир Путин, а значит, политической жизни как таковой в нашей стране нет. Вот пусть Валентина Ивановна самим фактом своих высказываний опровергнет супостатов.

Наконец, судя по многочисленным конструкциям «да, но», которыми буквально напичкано интервью третьего человека по официальной (не путать с неофициальной) табели о рангах в государственной вертикали, Матвиенко, как всегда, предпочитает аккуратные, осторожные формулировки. Кроме того, не покидает чувство, что ее интервью – плод коллективного творчества, сочетание разных точек зрения, компромисс между башнями Кремля. При этом «коллективная Матвиенко» буквально пытается пройти в игольное ушко: и буквально на йоту по-другому, чем Владимир Владимирович, и так, чтобы ни у кого не закралось даже сомнений в ее абсолютной лояльности президенту. И уж тем более чтобы не возникло даже привкуса альтернативности. Нет-нет, у спикера иная цель.

Некоторые темы в интервью (например, о том, что недопустимо оскорблять ветеранов или участвовать в несанкционированных акциях) не содержат даже полунамеков влево-вправо, зато начинает Матвиенко как раз с единственной сенсации – допускает, что в 2022 году будет возвращена индексация пенсий работающим пенсионерам. И то: многие из них работали и работают не хуже, а то и лучше, чем неработающие пенсионеры. К тому же, продолжая трудиться «сверхурочно», они по-прежнему автоматически отчисляют налоги в Пенсионный фонд. В ответ уже шестой год черная неблагодарность – вроде как «пенсионеры второго сорта».           

Следующая тема – о переходе обучения в школах на пятидневную рабочую неделю. Матвиенко выступает адептом пятидневки, причем ее аргументация довольно убедительна. Но – как раз «но» и «однако» в данном случае отсутствуют, а ведь проблема не столь однозначна, как может показаться. Во-первых, Валентина Ивановна упирает на перегруженность школьников. Но, положа руку на сердце, сколько из ребят и впрямь стараются, но чрезмерно устают, а сколько согласны делать вид, что перегружены, а на самом деле… Кроме того, для уменьшения учебной нагрузки можно, к примеру, уменьшить идеологическую составляющую обучения, которая, напротив, нарастает.  

Наконец, третье. «Ну и самое главное, чтобы ребенок как можно больше времени проводил с родителями, – говорит Матвиенко. – Родители работают пять дней. Те ребята, которые учатся в субботу, при сегодняшних серьезных нагрузках даже не успевают восстановиться за воскресенье. И конечно же, было бы правильно, учитывая необходимость повышения воспитательной роли семьи, чтобы дети с родителями могли сходить в музей, в парк, покататься на лыжах, на коньках. Чтобы дети могли пообщаться с дедушкой, бабушкой, порасспрашивать их о жизни, о событиях, свидетелями которых они были. Это лучшие уроки истории, которые можно не просто выучить, а прочувствовать».

Вроде и красиво, и убедительно. Однако – в отношении, прежде всего, учащихся начальных классов. Что касается старшеклассников, там, как правило, иная ситуация. Поэтому, быть может, уместнее компромисс: пятидневная учебная неделя, но только для младших школьников.

Зашла речь и о «всемирной паутине». Здесь Матвиенко чуть мягче Путина: отгораживаться от мира нельзя, но «надо что-то делать». А главное, спикер, в отличие от президента, избегает целиком негативных характеристик рунета как явления («проект ЦРУ» и т.п.). Нет, Валентина Ивановна говорит о широчайших возможностях, которые предоставляет интернет, включая социальные сети. Из ее слов все же следует, что перед нами в целом прогрессивное явление с огромным потенциалом, хотя там (впрочем, как и везде) есть отдельные недостатки. Владимир Путин, недавно выступая на заседаниях коллегий ФСБ и МВД, опять расставил акценты слегка по-иному, в негативную сторону. Впрочем, большинству молодых людей «подкопы» под рунет непонятны в принципе. Однако на выборы в основном ходят не они, а те, кто не только старше, но и в большинстве далеки от компьютеров и близки к Гостелерадио.

Наконец, отношения с Америкой. Интересны два пассажа от Валентины Ивановны. Первый: «Надо отдать должное, Джо Байден – очень опытный политик. Но неслучайно есть такая поговорка, что короля играет свита. А вот свита Джо Байдена, его команда, как бы помягче сказать, в симпатии к России не замечена, и поэтому от нее исходят такие недружественные, антироссийские заявления».

Вроде как намек, что не все мосты сожжены, но крайне неуклюжий. И скорее на нашу аудиторию – мол, царь хороший, но бояре плохие. Однако первейшая обязанность любого, а не только очень опытного политика – кадровые вопросы, то есть, прежде всего, подбор собственного окружения. Ключевых фигур внешнеполитического блока своей администрации – госсекретаря Энтони Блинкена и советника по национальной безопасности Джейка Салливана, на которых явно намекает Валентина Матвиенко, Байден знает не то что несколько лет, а несколько десятилетий. Посему – Байден точно такой же, как его свита, и, более того, он четко и сознательно определяет ее состав.

Что касается термина «антироссийские заявления», то здесь налицо одно из многих расхождений между Кремлем и Белым домом как по смыслу, так и по стилистике. Там эти заявления считают и называют (разумеется, не случайно) «антикремлевскими». Но это к слову, хотя и симптоматично.  

 Второй момент. Сделав обзор возможных направлений российско-американских отношений, Матвиенко продолжает: «Но стучаться постоянно в закрытую дверь мы не будем. Инициатива разорвать парламентское взаимодействие исходила не от нас, а от американской стороны. Мы подтверждаем свою готовность к сотрудничеству и будем ждать, когда наши коллеги для этого созреют».

Проблема как раз в том, что за океаном отвечают зеркально: дверь закрыта по вине России. Здесь виртуозность спикера Совета федерации хотя и призвана растопить лед, но сталкивается с безрадостной реальностью. А изменить эту реальность Валентина Ивановна не в силах, даже если бы захотела. Но кто сказал, что пробный шар будет единственным, а следующий не полетит дальше?

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

      


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За какую из партий вы проголосуете на выборах депутатов Государственной думы РФ в сентябре 2021 года?

Яндекс.Метрика