Иркутск
27 ноября 15:52 Политика

Долгое время личной власти, или О заманчивой идее, ведущей в тупик

00:05, 27 окт 2020

«Мне снился сон про наш «веселый» наворот:/ Что будто вновь кругом пятьсот, / Ищу я выход из ворот, – / Но нет его, есть только вход, и то – не тот», – слова из «Дорожной истории» Владимира Высоцкого как нельзя кстати, если говорить о судьбе тех стран, где существует режим жесткой, единоличной власти. И не просто существует, а сохраняется длительное время – подчас на протяжении нескольких поколений.

Иными словами, войти довольно просто, хотя со временем нарастают сомнения: «А надо ли было?». Зато выйти куда сложнее. И тем сложнее, чем больше проходит времени: сдержки и противовесы разрушены, политическая культура упала ниже плинтуса, в умонастроениях господствует дуэт страха и двоемыслия. Но – может, и не надо выходить? Может, это навсегда?

Однако «навсегда» быть не может. Параллельно на планете развиваются процессы взаимопроникновения информации, технологий, интеллекта, цивилизационных укладов, экономических потоков. И попытки свести многообразие нынешнего человечества к неким «заговорам», «вмешательствам», «цветным революциям» искажают и крайне упрощают действительность. Другое дело, что эти попытки – хоть искренние, хоть «от лукавого» – не случайность, а отражение консервативно-реакционной составляющей общественных процессов.

Чем дольше время авторитарных режимов, тем труднее выйти из них, соблюдая нормы приличия. А вас же потом и обвинят, что вы «раскачиваете лодку». Классический пример перед глазами – Республика Беларусь. Налицо «осень патриарха» – Александр Лукашенко, несмотря на все свои ухищрения, явно человек из прошлого. И, опять же, – чем дальше, тем больше. Речь, прежде всего, о внутренней политике, а не о игрищах «Восток – Запад». Но длительное пребывание у власти – не лучший атрибут для осознания, что пора уходить. И пока диалог между Лукашенко и оппозицией выглядит, перефразируя слова знаменитой оперы, примерно так: «Куда ты завел нас, Сусанин Иван? – Заткнитесь, мерзавцы, запутался сам».    

Есть и крайние варианты – например, Северная Корея. Давно закрытая КНДР когда-нибудь непременно станет открытой, но там этот процесс с очень высокой вероятностью будет сопровождаться большими потрясениями. Слишком давно, слишком тотально. В этом отношении непростой будет и политическая судьба многих стран Ближнего Востока и Средней Азии. Но рано или поздно смягчение политического климата произойдет и там.

2-1.jpg
По всем опросам, большинство российских граждан поддерживают «простого парня» Трампа, а не его «слишком сложного» соперника. Фото tass.ru

Тяга к простым решениям на какое-то время взяла верх даже в западной цитадели – США. Нынешний президент предпочитает простые, резкие действия, когда узлы рубят, а не развязывают. Издержки, побочные эффекты? Плевать, главное – сиюминутный эффект. Примечательно и симптоматично, что по всем опросам большинство российских граждан поддерживают «простого парня» Трампа, а не его «слишком сложного» соперника. Правда, как раз система сдержек и противовесов не позволила Америке за четыре года окончательно предпочесть «вход, и то – не тот». С этой точки зрения двусторонние отношения, скажем, Америки и России не так важны, как сам факт того, что в еще одной, причем до сих пор наиболее могущественной стране мира может укрепиться режим личной власти. Пекин, Москва, да еще и Вашингтон. Не перебор ли?

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

     


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ от Иркутской области приносит наибольшую пользу региону?

Яндекс.Метрика