Иркутск
27 ноября 16:47 Политика

Депутаты-вредители: как Гаськов и Лабыгин оставили нас без больничных коек

18:44, 28 окт 2020

Новости о распространении пандемии коронавируса по всему миру, Российской Федерации и отдельно взятой Иркутской области напоминают сводки с фронта: тысячи заболевших, сотни умерших. На прошлой неделе, с 19 октября, что ни день – более десяти скончавшихся от коронавируса и неизвестно сколько – от других болезней, осложненных новой инфекцией…

Новая неделя началась с новостей о госпитализации губернатора региона Игоря Кобзева и положительных тестах председателя правительства Константина Зайцева и его первого заместителя Руслана Ситникова. Количество больных с начала эпидемии приблизилось к 24 тысячам, в больницах под коронавирусные отделения отведено 4,4 тысячи коек – и все они заняты. Хуже всего то, что в одном только Иркутске, по словам заместителя губернатора Андрея Бунева, 650 больных пневмонией находятся дома, а не в больницах под наблюдением врачей.

Правительство Иркутской области, похоже, уже в полном составе занимается только проблемами борьбы с коронавирусом: поштучно закупает аппараты ИВЛ, установки компьютерной томографии, конечные устройства для того, чтобы дышать кислородом, да и сами кислородные баллоны.

А ведь все могло быть совершенно иначе.

Три года назад, в 2017 году, правительство Иркутской области готовилось выделить средства на строительство нового здания областной туберкулезной больницы и средств, что важно, в бюджете вполне хватало. Больницу можно было построить за пару лет, это дало бы региону от 800 до 600 (были разные проекты) коек для лечения болезни, от которой каждый год умирают сотни жителей области. Это было бы прекрасное современное лечебное учреждение: с полноценным диагностическим оборудованием, изолированными боксами для пациентов, кислородной разводкой по палатам. Пациенты и врачи переехали бы из зданий 1938 года в новые корпуса, и можно было бы лечить жителей от смертельной инфекции гораздо успешнее, чем до сих пор.

Но в декабре 2017 года, в то время депутат Законодательного собрания, а сейчас городской думы Иркутска Андрей Лабыгин организовал в своем избирательном округе на Синюшиной горе широкомасштабную акцию против этих планов – по сути, против больницы и против больных. Компания была вполне успешной: на Синюшке собрали несколько тысяч подписей людей, посчитавших, что сосновая роща на территории больницы принадлежит только им, а больных и врачей надо выбросить куда угодно.

Парадокс состоял в том, что туберкулезная больница была построена в конце 1930-х годов, по сути, за городской чертой, и это город пришел к больнице, а не она ее возвели посреди городской застройки. Более того: по всем градостроительным планам и схемам территория самой больницы и часть рощи вокруг нее официально предназначались для строительства новой больницы – и это был единственный такой участок во всей Иркутской области. Преимущество выбранного места очевидно: в городской черте областного центра, все необходимые коммуникации готовы, есть и многочисленные опытные врачи, проживающие в этом же населенном пункте.

Паника, разожженная депутатом Лабыгиным и его сторонниками, создавшими в соцсетях сообщество «Спасем рощу на Синюшке», доходила до неприличных масштабов – раздавались требования выбросить всех больных, а вслед за ними и врачей, чтобы «не разносили заразу». Упоминания о том, что от болезни не застрахован никто, и вам же самим, если что негде будет лечиться – силы не имели. Замечание, что вообще-то территория больницы окружена забором (не лезьте на территорию, и все будет в порядке)  вызывало сильнейшую агрессию: больных (а туберкулезом болеют все возрастные и социальные группы) скопом называли уголовниками и наркоманами ...

Вскоре после выборов в Законодательное собрание Иркутской области к действиям саботажников присоединился председатель комитета по здравоохранению Александр Гаськов. На одной чаше весов лежали жизнь и здоровье сотен и даже тысяч жителей Иркутской области, на другой – политические амбиции Лабыгина (который с треском проиграл выборы в ЗС) и истерика одного сообщества. Странно даже выбирать: несколько деревьев, которые требовалось спилить для строительства  - и люди, которые умрут или станут инвалидами без лечения. Гаськов выбрал путь не медицинский, а политический.

– Все знают, как остро стоит проблема заболеваемости туберкулезом в Прибайкалье, но у нас до сих пор нет современной противотуберкулезной больницы, это позор для региона с таким бюджетом, как у Иркутской области. Поэтому вопрос строительства назрел давно, но выбор площадки вызвал возмущение жителей, и это – недоработка органов власти», – заявил депутат Гаськов в апреле 2019 года, когда стройка могла бы давно идти. Под его руководством и при его личном участии комитет по здравоохранению сделал все возможное, чтобы замотать тему, заволокитить ее обещаниями общественных слушаний и окончательно похоронить к концу 2019 года, когда в бюджете уже и денег на строительство не стало.

Единственная настоящая недоработка власти состояла в том, что она пошла на поводу у очень небольшой группы граждан, возомнивших часть города собственностью своего очень шумного коллектива. Попытки «спасти рощу от вандалов» продолжались и позднее, но закончились полным провалом – в роще жгут костры, вытаптывают и ломают любые растения, катаются на машинах, выбрасывают мусор и вообще пакостят, как хотят. Победить обычное местное хулиганье (вряд ли кто-то потащится на Синюшку из других районов, проще выбраться на Байкал) оказалось сложнее, чем переломить волю областных властей.

Уже после этого мы много раз видели, как федеральные власти поступали совершенно иначе: если есть необходимость решения проблемы Транссибирской железной дороги и БАМа, то поправки вносят даже в закон об охране озера Байкал. Да – жемчужина природы, да – объект Всемирного природного наследия. Но государству и обществу нужно вырубить некоторое количество деревьев, и они будут вырублены, а потом заказчик работы выполнит компенсационные посадки.

Почему правительство Иркутской области и администрация города Иркутска не настояли на строительстве больницы, почему пошли на поводу у саботажников, возглавляемых Лабыгиным – теперь уже поздно выяснять. По счастью, у нас пока еще не так плохо, как в Омске, где машины скорой помощи привезли больных коронавирусом к зданию регионального правительства – но и эпидемия еще не кончилась. Заместитель губернатора Андрей Бунев во время депутатского штаба по противодействию коронавирусу 28 октября призвал не выяснять отношения прямо сейчас. Хорошо, не сейчас. Но рано или поздно нужно будет вспомнить все и проанализировать историю эпидемии: кто и как действовал во время нее, кто помогал и кто мешал.

И тогда обязательно всплывут эти имена: Лабыгин и Гаськов. Тот, кто спровоцировал смертельно опасный протест против строительства больницы, и тот, кто ему активно помогал.


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ от Иркутской области приносит наибольшую пользу региону?

Яндекс.Метрика