Иркутск
29 ноября 15:56 Политика

Что год грядущий нам готовит?

00:05, 15 ноя 2021

Казалось бы, до завершения года нынешнего – еще вагон времени, полтора месяца. Но, с другой стороны, это чуть более одной десятой из 365 дней. Да и совсем уж предновогодние прогнозы – занятие воистину неблагодарное: хочется, прежде всего, порадовать и поздравить, а об остальном промолчать. Поэтому вкратце уже сейчас.

Но сначала еще раз о фатальной ошибке почти всех (а может, и абсолютно всех) политологов два года назад. Автор этих строк не исключение. Тогда, на пороге 2020-го, дружно предсказывался спокойный, даже скучный год. Единственной встряской называли только выборы президента США. Колоссальный просчет, если вспомнить и о поправках в Конституцию («обнуление»), и, особенно, о пандемии. Правда, и встречая 2021-й, многие, хотя и подрастеряв былой задор, все еще надеялись на полное избавление планеты от коронавируса. Увы, чуда не произошло, хотя подвижки все-таки имеются. Ну так что на этот раз, в 2022-м?

2-1.jpg
Ситуация в российской экономике останется крайне сложной. Фото opengaz.ru

Обжегшись на молоке, дуем на воду. Совсем уж одолеть COVID-19 не получится и к 2023 году. Однако удастся накопить изрядный опыт противодействия пандемии. Будет действовать разветвленная и апробированная система предупреждений и ограничений. Тем не менее из-за продолжения мутаций вирус по-прежнему останется в повестке, хотя по уровню смертности приблизится к привычным ОРВИ. И для России это еще оптимистичный сценарий, если учесть противоречивость, непоследовательность, сумбурность наших отношений с пандемией. В итоге, как известно, после долгих поучений, критики и даже насмешек в адрес зарубежья мы оказались среди наиболее неблагополучных стран по заболеваемости и, особенно, смертности.  

Печально и другое: за это время во многих сферах усилятся негативные перемены. Речь о сокращении привычной аудитории потребителей во многих сферах и, соответственно, о громадных потерях в экономике и финансах. И полностью, на 100 процентов, вернуть доковидную реальность будет затруднительно – за несколько лет может существенно измениться образ жизни. Не у всех и не во всем, но у многих и во многом.

Грустно и то, что, например, школы, во всяком случае в нашей стране, так и не освоят онлайн-режим обучения, а будут продлевать каникулы и ждать, «когда же наконец все это закончится». Спору нет, удаленка не может полностью заменить общения вживую (особенно, там, где много практических занятий). Но как противопожарная система, она, в случае необходимости, должна работать эффективно и безотказно. Увы…

Об экономике. Что касается России, то ситуация крайне сложная. И не только из-за пандемии, которую мы проходим с несколько меньшим, чем в большинстве стран Запада, сокращением валового внутреннего продукта (ВВП) и промышленного производства, но с бОльшим падением реальных доходов населения. По-прежнему имеется солидная страховка от настоящего краха, но так же неизменно отсутствуют предпосылки для экономического рывка. Так, натужное ерзанье, застой-2 с вялотекущим загниванием. И причины – не собственно в экономике, а за ее пределами. И пока эти препоны не будут ликвидированы (а они – во всяком случае, в 2022-м – ликвидированы не будут, наоборот, еще окрепнут), отставание от крупнейших экономик мира будет постепенно нарастать. Даже если цены на нефть будут высокими, а это вполне возможно из-за постковидного возрождения деловой активности в государствах – потребителях углеводородов.

Внутриполитические тренды более-менее ясны – дальнейшее укрепление режима личной власти. Задача весьма ответственная, тем более что на горизонте уже маячат президентские выборы 2024 года, так что политический ландшафт должен быть зачищен до блеска. Хотя крайне маловероятно, что через два года будет передача власти преемнику. Нет, сенсаций не предвидится, во всяком случае пока: в 2024 году начнутся следующие шесть лет президентских полномочий Владимира Путина. И в стране не должно быть двух мнений на этот счет к моменту выборов. Со всеми, как говорится, вытекающими.

Стабильным будет и курс на международной арене. Хотя отсутствие заметных изменений не означает, что все будет тихо-мирно. Возможны существенные осложнения, в том числе на европейском континенте. Внешняя политика будет по-прежнему очень существенно влиять на политику внутреннюю (включая, разумеется, экономику), а та в обратном порядке будет воздействовать на внешнюю политику. И расхожее мнение, что «внешняя политика у нас неплохая, осталось подтянуть внутреннюю», не имеет ничего общего с действительностью, хотя наглядно иллюстрирует настроения большинства сограждан.

О другой иллюстрации, которая сохранит значение и в 2022-м. С одной стороны, большинство не испытывает доверия к верховному постулату, что «иностранные агенты» действуют в интересах Запада, считая «иноагентское» клеймо скорее признаком политических разборок и наступления на свободу слова. Но, с другой, опять же большинство (видимо, частично совпадающее с предыдущим) вообще безразлично к этой теме, считая ее «не своей» и лично их не касающейся. 

В-общем, жизнь едва ли станет лучше. Не стала бы хуже. Но, разумеется, прекрасно, если этот прогноз не оправдается. Посему такие слова сказаны уже сейчас, чтобы не мешать брызгам шампанского в новогоднюю ночь. Там и вправду не должно быть места не только пессимизму, но и реализму.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

                  


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из завершивших жизненный путь является наиболее значительной личностью в истории Иркутской области?

Яндекс.Метрика