Иркутск
03 июля 16:40 Политика

Безопасность государства: двери закрываются

00:05, 04 окт 2021

Тема «иностранных агентов» получила новое звучание. На официальном интернет-портале правовой информации опубликован полный текст приказа № 379, который 28 сентября 2021 года подписал директор Федеральной службы безопасности (ФСБ) Александр Бортников. Документом, 30 сентября официально зарегистрированным в Министерстве юстиции РФ и сопровожденным отсылками на действующее законодательство, утвержден перечень сведений, не обязательно составляющих государственную тайну (то есть не являющихся секретными), которые, однако, согласно тексту приказа, могут быть использованы против безопасности России. За их целенаправленный сбор любой человек – гражданин России, другого государства или без гражданства – может быть внесен в реестр «иностранных агентов». Речь в приказе идет об информации, касающейся силовых структур, прежде всего, о Вооруженных силах и госкорпорации «Роскосмос».

2-1.jpg
Даже небравурное, а деловое, сбалансированное, на экспертном уровне, освещение парада в День Победы попадает теперь в зону риска. Фото wpristav.ru

Перечень сведений весьма обширный, в нем 60 позиций, и они занимают более десятка страниц. Ознакомиться с новыми ограничениями может каждый желающий. Поэтому нет смысла комментировать каждый из пунктов, скорее уместна общая оценка значения и последствий приказа № 379. 

Одно из них, как говорится, лежит на поверхности. А именно: если заниматься в интересах иностранных государств сбором информации, которая «может быть использована против безопасности России», и не подать заявление о включении в реестр «иностранных агентов», наступает уголовная ответственность. По соответствующей статье УК РФ можно получить до пяти лет лишения свободы. Впрочем, иноагентом без уголовного наказания, учитывая стилистические особенности документа, можно оказаться и без контактов с зарубежными конфидентами.

Спору нет, безопасность государства – вопрос крайне важный и одновременно тонкий. И в интересах ее соблюдения возможны в принципе два варианта, не учитывая множества оттенков. Первый вариант предусматривает максимальную и обязательно взаимную открытость России, США, остальных стран НАТО, да и других государств, включая, скажем, Китай, обе Кореи, Японию, Иран. То есть все данные о дислокациях, передислокациях войск, разработке, производстве, размещении систем вооружения, материально-техническом снабжении, морально-психологическом климате в структурах Минобороны и множестве других аспектов, речь о которых идет в приказе № 379, находятся в свободном доступе хоть для своих, хоть для иностранных граждан. Действительно секретной информацией, составляющей государственную тайну, является в основном лишь технология производства тех или иных вооружений («Как сделать?»).

Каковы плюсы взаимной открытости? Прежде всего, обоюдное доверие, неизбежно снижающее градус напряженности. Если ты много и точно знаешь о вооруженных силах и вообще силовом потенциале другой стороны, а она, соответственно, о тебе, значит, менее вероятны неприятные неожиданности. И наоборот – чем больше закрытость, тем больше недоверия.

Следующий аспект касается внутренних дел. Чем больше информации о государственной безопасности находится в абсолютно свободном (без каких-либо последствий) доступе, тем эффективнее и легче общественный, гражданский контроль за силовыми ведомствами.  

Есть и другой подход, прямо противоположный, и как раз ему соответствует содержание приказа № 379. Это курс на расширение закрытости, резкое ограничение, а то и ликвидация любого контроля, кроме внутриведомственного и, реже, межведомственного. Например, теперь не ясно, чем вообще могут заниматься военные журналисты-обозреватели, кроме публикации пресс-релизов и бодрых интервью с официальными, «завизированными» представителями силовых структур. Даже небравурное, а деловое, сбалансированное, на экспертном уровне, освещение парада в День Победы (типа «вот эта система действительно перспективная потому-то и потому-то, с ее производством дела обстоят вот так», а «вот эта имеет серьезные дефекты – такие-то и такие-то, ее планируется производить там-то, но есть такие-то проблемы») попадает теперь в зону риска. Да и сама по себе ситуация, когда те или иные сведения не являются секретными, но тем не менее за их сбор и распространение следует наказание, создает соответствующую атмосферу.

2-2.jpg
Закрытию космической темы от публичного освещения посвящена почти половина приказа № 379. Фото roscosmos.ru

Что касается космоса, то здесь может сложиться (и уже складывалась) прямо-таки анекдотическая ситуация. Так, международная космическая станция (МКС) имеет, по существу, двойное, российское и американское, подчинение. И о некоторых неполадках на МКС у нас долгое время помалкивали, в то время как НАСА сообщала о них без промедления. Получается, что, пользуясь совершенно открытой информацией американцев о совместном проекте, можно нарваться за ее сбор и распространение у нас. То есть выходит, что мы утаиваем такую информацию не от «пиндосов»…  

Кто-то скажет, что содержание приказа точно соответствует нынешнему вектору развития страны. Так-то оно так, и с таким приказом, как говорится, не забалуешь: «Задача понятна? Выполнять!» Вот только бы не пострадала эта самая безопасность государства, заботой об укреплении которой сейчас преисполнены речи с высоких трибун и грозные (без тени иронии) документы, обязательные к жесткому, неукоснительному исполнению.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»    


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто из мэров (председателей горисполкома) Иркутска, завершивших свои полномочия в течение 50 последних лет, внес наибольший вклад в развитие города?

Яндекс.Метрика