Иркутск
16 сентября 23:14 Политика

«Люди раздражены»: Сергей Чемезов о московских протестах

00:07, 21 авг

Долгое время единственным руководителем органов исполнительной власти федерального уровня, публично прокомментировавшим последние события в Москве, был столичный мэр Сергей Собянин. В конце июля он крайне негативно высказался об акциях протеста, по существу отрицая их обоснованность, и полностью поддержал жесткие действия правоохранительных органов.

Затем опять наступила пауза, и вот 19 августа перед началом переговоров с президентом Франции на Лазурном берегу Владимир Путин дал более развернутую оценку ситуации, правда, в том же духе. Подходит даже клише «ничего нового», и в этом смысле позиция главы государства не стала сенсацией. Да, Путин прямо не говорил о зарубежном вмешательстве, а свел все к предвыборным страстям, а также не высказал очевидного одобрения действиям полиции и Росгвардии. Но тональность заявлений российского президента означает, что диалога власти с московской оппозицией, а тем более существенных уступок в пользу протестующих не предвидится.

2-1.jpg
Владимир Путин и Эммануэль Макрон – встреча на Лазурном берегу. Фото kremlin.ru

Некоторые заявления президента России были вообще удивительны для аудитории, которая черпает информацию не только из передач федеральных гостелеканалов. Например, в адрес опальных кандидатов, которым отказано в регистрации: «…очевидные нарушения в ходе избирательной кампании. Там просто сфальсифицированы подписи, как утверждают эксперты избирательных комиссий». Во-первых, это утверждают эксперты МВД. Во-вторых (главное), предмет конфликта как раз и состоит в разных взглядах, кто и что сфальсифицировал.

Опять была проведена параллель с протестами «желтых жилетов». С итоговым вопросом: вы же не хотите, чтобы было как во Франции? Таким образом, рядом с Украиной появилась вторая «пугалка». Впрочем, Эммануэль Макрон, несмотря на дружеский характер переговоров, вступил здесь с Владимиром Путиным в публичную полемику. Контрдоводы французского президента тоже звучат не впервые. Первый: на улицах Парижа, в отличие от Москвы, действительно были массовые беспорядки – погромы, поджоги, реальное насилие и даже изрядное число жертв. Второй: но даже после этих безобразий кандидаты от «желтых жилетов» были допущены на недавние выборы в Европарламент.        

В общем, стороны остались «при своих», а нового, как уже сказано, не прозвучало. Зато из общего строя чуть выбивается и поэтому заслуживает особого внимания точка зрения Сергея Чемезова, прозвучавшая в интервью агентству РБК на несколько часов раньше президентской.

Интерес к словам Сергея Викторовича тем более велик, что по вопросам большой политики он высказывается редко. А также потому, что лишь малая часть сведений о Сергее Чемезове выглядит так: генеральный директор государственной корпорации «Ростех», сослуживец Владимира Путина в органах госбезопасности, генерал-полковник, доктор экономических наук, уроженец Черемхова, президент Иркутского землячества «Байкал», почетный гражданин Иркутска, член бюро Высшего совета партии «Единая Россия», полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» (четырех степеней).   

Собственно, комментарий Сергея Чемезова о ситуации вокруг выборов в Мосгордуму и столичных протестах уложился в несколько предложений: «Очевидно, что люди сильно раздражены, и это не на пользу никому. В целом моя гражданская позиция такова: наличие здравой оппозиции идет во благо любому органу, представительному собранию и в конечном счете государству. Какая-то должна быть альтернативная сила, которая что-то подсказывает и дает сигналы в ту или в другую сторону. Если всегда все хорошо, так мы можем в застойный период уйти. Это мы уже проходили».

Что слышим? Чемезов не упоминает «оранжевую угрозу-проказу», «козни англосаксов» и другие атрибуты зарубежного вмешательства. Не использует термин «массовые беспорядки». Не говорит о правомерности и необходимости жестких действий по подавлению протестов. Возможно, не отрицает вмешательства и не осуждает правоохранителей, но, во всяком случае, посчитал приоритетными не эти, а другие моменты. А это уже кое-что. Разумеется, не раскол и даже не оформленные разногласия в руководстве страны. Но хотя бы по-разному расставлены акценты. Это по нынешним временам хоть что-то…

«Люди сильно раздражены» – речь, видимо, об участниках протестов. Очень кратко, но все-таки без осуждения. А дальше о важности «здравой оппозиции». Правда, опять же, зря кто-то раскатывает губу. Сергей Чемезов понимает роль оппозиции следующим образом: «…что-то подсказывает и дает сигналы в ту или иную сторону». Если напрямки, то ей дозволено рекомендовать государю сделать что-то несколько иначе. Право оппозиции самой принимать решения и, тем более, добиваться смены власти и своего прихода к власти (что само собой разумеется в условиях политической конкуренции и настоящих выборов) не упоминается. И наверняка по этим стандартам московская оппозиция не является разумной. Но хотя бы так…

Тем более что Сергей Викторович явно подразумевает, что разумной оппозиции в России сейчас нет. То есть КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» такой оппозицией – а значит, и оппозицией вообще – не являются. Намек на то, что Навальный и иже с ним слишком радикальны, но и малые («придворные») партии Госдумы явно поистрепались, а стране нужна политическая перезагрузка.

Примечателен факт, что Чемезов видит перспективу застоя, считает ее реальной, и эта перспектива его не устраивает. А связывает он угрозу «застоя 2.0» именно с отсутствием «здравой оппозиции», «альтернативной силы».

2-2.jpg
Слова Чемезова – наверняка лишь пробный шар, потому что в Кремле и вокруг Кремля пока явно преобладает мнение «ни в чем не уступать», «тащить и не пущать». Фото 900igr.net

Что в сухом остатке? Быть может, кто-то посчитает ближайшего сподвижника главы государства всего лишь «добрым следователем» в игре на многих клавишах. «Злым следователем» на контрасте выступает Сергей Собянин, да, в общем, и Владимир Путин. Но позиция президента может отражать не только его личное мнение и мировоззрение, но и расклад настроений в государевой свите. Там, кстати, есть очень влиятельные люди, которые даже изредка (как Чемезов) не высказываются по таким вопросам публично, но своя точка зрения у них есть.

Однако… где-то все же ощутимо хотя бы легкое дуновение других ветров. Без прицела на большие перемены, но все же. Посему, а не дать ли добро ближайшему соратнику на «пробный шар»? Может, и вправду власть в таком случае будет устойчивее? Но это наверняка лишь пробный шар, потому что в Кремле и вокруг Кремля пока явно преобладает мнение «ни в чем не уступать», «тащить и не пущать», «не давать послаблений, иначе рухнет власть». Такая линия и проводится в жизнь, но при этом у некоторых из высших сановников не исчезает ощущение, мол, «что-то не то». Быть может, отсюда слова Сергея Чемезова, которые не то чтобы обнадеживают, но хотя бы вносят оживление и разнообразие в уныло-однообразный рацион политических блюд кремлевской кухни.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир» 

               


Просмотров: 2559

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кого бы вы хотели видеть среди кандидатов на выборах губернатора Иркутской области в сентябре 2020 года?