Иркутск
06 декабря 16:42 Политика

«Дорогая моя столица», или Там, где прошел Горбунов, Чурову делать нечего

00:11, 23 июл

Впервые за последнюю пару лет на оппозиционный митинг в Москве пришло пятизначное число участников: 20 июля на проспекте Сахарова собрались 22 тысячи 500 человек (по данным консервативно-беспристрастного «белого счетчика»). Не то чтобы «ах!», но если учесть малолюдность предыдущих акций и прогнозы на этот митинг (максимум – 10 тысяч, а как правило – 3–5 тысяч), то позитивная динамика, нарастающий тренд налицо. Причем в разгар летних отпусков.

2-1.jpg
Валентин Горбунов: «В отставку не собираюсь». Фото news.ivest.kz

Тематика – незаконный отказ в регистрации почти двум десяткам кандидатам-самовыдвиженцам в Московскую городскую думу. Не вдаваясь в кажется бесконечную перепалку, которую ведут «отказники» и Мосгоризбирком, можно твердо сказать: решение отказать «независимым» (точнее, оппозиции) – безусловно политическое, а уж как облечь его в юридическую форму – дело техники, особенно в наших, российских реалиях. И тем более что о главе Мосгоризбиркома тоже можно смело сказать: «Там, где прошел Горбунов, Чурову делать нечего». Так что на политический отказ – политический ответ.

Впрочем, дело, конечно, не в Горбунове – был бы заказчик (заказ на отказ), а исполнитель найдется. А заказчики (ну, или если быть доказательно точным – заинтересованные лица) нашлись – ого-го, закачаешься!

Во-первых, правительство Москвы и лично мэр Сергей Собянин. Бюджет Златоглавой составляет в 2019 году (если округлить) 2,5 трлн рублей по доходам и 2,7 трлн рублей по расходам. Триллионов! Или почти 40 млрд (миллиардов) долларов. Это примерно в 15 раз больше, чем бюджет Иркутской области. А численность населения Москвы только в пять раз больше, чем Прибайкалья. То есть бюджетная обеспеченность каждого москвича примерно втрое выше, чем иркутянина. И это только городской бюджет, а есть еще прямое финансирование из федеральной казны, для Москвы куда более внушительное, чем для других регионов.

До столь пышного пирога хватает охотников – все делено-переделено-обещано. И даже среди обделенных хватает «акул». А тут нате вам – Яшин с Гудковым, да еще со всякими надзором-контролем, гласностью-публичностью.

2-2.jpg
На политический отказ – политический ответ. Фото РИА Новости

Но Собянин – это лишь первый этаж. Дальше – больше. Что означает прохождение в Мосгордуму хотя бы двух-трех оппозиционеров с федерально-политической точки зрения, то есть интересов Кремля? Формирование легитимного плацдарма оппозиции, да еще в период, когда на горизонте появилась волнительная процедура под названием «транзит власти». Политическая площадка должна быть заасфальтирована по высшему разряду. А тут – рябь по воде. Дашь палец – откусят руку. Непорядок.

Для оппозиции Мосгордума важна не только сама по себе (правда, сама по себе тоже важна), но и как средство дальнейшего усиления в масштабах страны и, разумеется, со своей повесткой, где, в том числе, множество вопросов, которые Кремль считает решенными и закрытыми раз и навсегда. Так что одно к одному.

К тому же приход сильных депутатов-самовыдвиженцев означает кризис четырехпартийной системы, которую столь долго пестовал Кремль. И, возможно, стремительное появление и усиление новой партии, как во Франции или Украине. Разумеется, с вечерним закатом «Единой России». 

Наконец, если кандидаты-оппозиционеры пройдут в депутаты, неизбежно начнется эрозия правящего слоя. Не секрет, что многие из представителей бизнеса (и не только бизнеса), поддерживая Владимира Путина публично, на самом деле относятся к нему и его курсу иначе. И если оппозиция сможет пробиться во власть, не меняя своих требований и взглядов (то есть докажет свои возможности в глазах потенциальных инвесторов), то у нее не будет проблем с финансированием.

В Кремле это прекрасно понимают. И хотя приведенные выше факты – не более чем закономерный, естественный ход событий, но, учитывая ресурсы федеральной власти, она еще какое-то время может препятствовать такому ходу. Вот и препятствует. И Собянин в этой затее все же не главный.

2-3.jpg
А еще были лозунги «Любовь не запретить!». Речь шла, в том числе, о кандидате Любовь Соболь. Фото Александра Миридонова, «Коммерсантъ»

Каковы издержки проведения выборов без ведущих кандидатов оппозиции? Слово «ведущие» сказано не случайно. Скажем, если бы Алексея Навального зарегистрировали кандидатом в президенты России, то Владимир Путин все равно бы выиграл. Но с не столь большим преимуществом. И сами выборы прошли иначе – с настоящим противостоянием. Но, повторюсь, победитель был бы тем же.

А вот с Мосгордумой ситуация иная. В регистрации под явно надуманными предлогами (то есть на самом деле – по политическим причинам) отказано целой группе не просто участников. А потенциальных, а то и несомненных победителей, будущих депутатов. Это Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Юлия Галямина, Елена Русакова, Константин Янкаускас, Иван Жданов, Александр Соловьев, Любовь Соболь (она, кажется, даже в одиночку может сожрать всю мэрию). То есть значительная часть москвичей лишатся своего представительства в Мосгордуме, которая, будучи сформированной в соответствии со списками будущих депутатов, заранее составленными в Кремле, станет, по существу, нелегитимной.

«Нет представительства – нет налогов», – под этим лозунгом свершались демократические революции во многих странах Европы и Америки. Между тем, почти половина доходной части бюджета Первопрестольной (1,1 трлн рублей из 2,5 трлн) формируется за счет поступлений от налога на доходы физических лиц (НДФЛ) – «подоходника». Для сравнения: доходы от налога на прибыль организаций приносят меньше – почти 900 млрд (второе место). То есть сотни тысяч, миллионы избирателей платят налоги, а взамен им даже не дают возможности иметь своих представителей, которые принимают бюджет и контролируют его исполнение. Тоже непорядок – теперь уже сверху.

2-4.jpg
Оппозиционные кандидаты в Мосгордуму на митинге 20 июля. Фото Александра Миридонова, «Коммерсантъ»

И немного в сторону, хотя и по существу. «В борьбе обретешь ты право свое», – давнее правило действует не только в условиях революции. На наших глазах вырастает новое поколение политиков. Отнюдь и совсем не только Навальный, а настоящая плеяда ярких звезд. Они не ищут легких вариантов, их уже трудно запугать, и они не меняют принципов. В какой-то степени это «вторая волна демократии» (первая была 30 лет назад). Демократии повзрослевшей, хотя ее защитники молоды. Демократии, сделавшей выводы из ошибок прошлого, и неизбежных, и необязательных. Демократии, без которой не будет рывка России вперед, который уже столько раз обещало нынешнее руководство.

Можно даже сказать больше. Многие не могут ответить на вопрос: «Кто, если не ОН?». Да вот же! Хоть Дмитрий Гудков, хоть Иван Жданов. Преувеличение? Ничуть. Если президент Украины – Зеленский, Франции – Макрон, а Гудков, Яшин или Навальный куда опытнее, подготовленнее Зеленского и не очень-то уступают Макрону, то в чем проблема? Было бы желание, а ОН найдется.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»     

          


Просмотров: 1237

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?