Иркутск

Все хуже и хуже

19:09, 28 мар 2015

В Иркутской области резко ухудшается социально-экономическая обстановка

По официальным данным органов государственной статистики, в первые месяцы нового года в Иркутской области более чем на 20 процентов снизился уровень заработной платы. При этом поползла вверх безработица, которая уже перевалила за 10 процентов и стала одной из самых высоких среди субъектов Сибирского федерального округа.

Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко в своем послании общественности браво рапортовал: «Мы добились снижения официального уровня безработицы до 1,2 процента... Это не просто какие-то показатели и цифры. Это основа для того, чтобы люди увидели, как постепенно улучшается их жизнь».

Можно предположить, что в данном случае имеется в виду отношение численности зарегистрированных безработных к численности трудоспособного населения в трудоспособном возрасте. Однако официальное ведомство — Росстат — считает по-другому, в процентах от численности экономически активного населения. И на сайте Росстата можно узнать, что в последнем квартале 2014 года уровень безработицы в Приангарье составил 9,6 процента (!). В Сибирском федеральном округе безработица в процентном отношении выше только в Тыве и Забайкальском крае. В абсолютных же цифрах численность безработных в Иркутской области в 2014 году составила 117 600 человек — и это самый высокий показатель среди регионов Сибирского федерального округа, сообщается на сайте Росстата.

У ближайших соседей показатели значительно ниже. Так, в Красноярском крае насчитывается 81 600 безработных, а в Омской и Кемеровской областях — 70 600 и 70 100 человек соответственно. Стоит отметить, что с ростом безработицы стала сокращаться и реальная заработная плата в экономике. Так, с нового 2015 года бюджеты многих школ, гимназий, детских садов и учреждений дополнительного образования сократились чуть ли не вполовину. Причина — новые методики расчета нормативов на обеспечение государственных гарантий в получении бесплатного образования (irksib.ru — «Учителей Иркутской области поставили на колени»).

— На основании этих методик происходит расчет субвенций из областного бюджета, которые выделяются муниципалитетам на образование и потом передаются учреждениям. Мало того что данный документ принимался без обсуждения с профсоюзами и с нарушениями, он ввел единый принцип формирования нормативов для городских и сельских школ. Это привело школы в небольших муниципальных образованиях на грань закрытия, — рассказала председатель областной профсоюзной организации образования Валентина Федосеева.

Вместе с этим был отменен и принцип финансирования малокомплектных учебных заведений, благодаря которому раньше небольшие школы получали деньги из расчета реальных потребностей. Сейчас норматив считается только по подушевому принципу.

Валентина Федосеева рассказывает, что сокращение бюджетов учебных заведений на треть, а то и наполовину стало реальностью, а это может привести к серьезным сокращениям и в педагогических коллективах.

— Школу поставили на колени. По-другому не скажешь. Выделенных денег хватит только на полгода, а дальше средства кончатся, и даже отпускные выдать не получится, — рассказывает Марина Антипина, директор школы в поселке Ключи.

— Как мы теперь будем называться гимназией, я и не знаю. С таким бюджетом я сейчас должна закрыть все кружки, секции, бассейн, убрать психологов, — сетует заслуженный учитель РФ, директор знаменитой на всю Иркутскую область ангарской гимназии № 1 Людмила Раевская.

В последнее время чиновники иркутского правительства да и сам губернатор Ерощенко все чаще пытаются выдать «черное за белое». О том, как глава области докладывал недостоверные цифры президенту Владимиру Путину, наша газета уже писала. Но это не мешает чиновникам продолжать «искажать действительность».

Вот, например, в своем февральском послании Сергей Ерощенко бодро рапортует: «Начали наводить порядок в лесной сфере. На 20 процентов больше заключили договоров аренды лесных участков, чем в 2013 году. Поступления денежных средств по договорам выросли на 10 процентов. Только ворованного леса изъяли на 2 миллиарда рублей».

Смотрите, как интересно: на 20 процентов больше договоров, но поступлений в бюджет в результате больше всего на 10 процентов. Наверное, не случайно Общероссийский народный фронт именно в Иркутской области решил запустить специальный проект мониторинга по защите леса.

Об этом на конференции областного отделения общественного движения рассказал сопредседатель Центрального штаба ОНФ, секретарь Общественной палаты РФ Александр Бречалов.

«Центральный штаб ОНФ сейчас работает над проектом мониторинга экологии и защиты леса. Для Иркутской области эта тема очень актуальна. Проблемы есть, и серьезные, и ОНФ в Иркутской области необходимо более активно работать. Мы проводим анализ в этой сфере. У нас пять регуляторов. Бюджет тратит на эти цели серьезные средства, и региональные, и федеральные. Но, по нашим данным, объем варварской незаконной вырубки только увеличивается», — пояснил Александр Бречалов.

И как согласуется с заявлениями о «наведении порядка в лесной сфере» тот факт, что в 2014 году наибольшее число лесных пожаров зарегистрировано именно в Иркутской области? (Площадь, пройденная огнем, составила 770 827 га. Для сравнения: в Забайкальском крае — 555 392 га, в Красноярском — 151 715 га.) Оперативность же тушения пожаров была самой низкой за последние пять лет. Об этом, в частности, заявил глава Минприроды России Сергей Донской, выступая на селекторном совещании с руководителями органов власти субъектов РФ Сибирского федерального округа.

Министр подчеркнул, кстати, что к сложной лесопожарной обстановке в субъектах Российской Федерации привели не только объективные факторы: аномальные погодные условия, труднодоступность и удаленность лесных участков, но и системные ошибки в организации исполнения переданных полномочий, в том числе по профилактике, обнаружению и тушению лесных пожаров, в осуществлении федерального пожарного надзора в лесах. При этом многие регионы предоставляли недостоверную информацию о лесных пожарах — и здесь Иркутская область тоже в «лидерах». Вот уж поистине сомнительная честь...

Увлекшись манипуляциями с цифирью, иркутский губернатор садится в лужу даже в сфере, которую должен бы знать назубок, — Сергей Ерощенко ведь давно занимается авиабизнесом: в холдинг «Истлэнд», сейчас принадлежащий жене и детям губернатора, входят авиакомпания «Ангара» и ряд более мелких фирм этого профиля. Правда, к успешно работающей корпорации «Иркут», о которой идет речь в губернаторском послании, Ерощенко отношения не имеет. Итак, цитата: «В Иркутской области сформирован машиностроительный кластер, ключевым звеном которого определен Иркутский авиастроительный завод, где сейчас идет завершающий этап работы над ближне-средним магистральным самолетом МС-21... Сертификация и начало эксплуатации авиалайнера намечены на 2016 год. Первый серийный МС-21 будет выпущен в 2017 году...

В рамках машиностроительного кластера планируется создание центров продвижения областных предприятий малого и среднего бизнеса на рынок машиностроения. В качестве примера можно привести факт, что стоявший на грани банкротства «Усольмаш» уже получил заказы, которые гарантируют стабильную работу предприятия».

Как может «начало эксплуатации лайнера» быть намечено на 2016 год, если первый самолет планируется выпустить в 2017-м? По мнению экспертов, Ерощенко пытается паразитировать на модном словечке «кластер», надеясь под эти громкие прожекты получить деньги из федерального центра. По словам же сотрудников самого Иркутского авиазавода, о «кластере» говорить можно лишь весьма условно, потому что локализовать всю производственную «цепочку» в одной Иркутской области нереально — в нее входят и поставщики из других регионов страны. Самое же главное — пока все это лишь декларации, кроме протокола о намерениях, подписанного в прошлом году, ничего реального нет и, возможно, не будет.

Вокруг проекта «Силиконовой долины» в Усолье-Сибирском Ерощенко вслед за Чубайсом тоже в свое время надувал щеки, однако все закончилось пшиком — выделенные центром огромные деньги были благополучно «освоены», но производство так и не было запущено, а люди остались без работы. Судя по всему, столь же бесславно могут закончиться очередные «грандиозные» начинания Сергея Ерощенко, в основе которых лежат, мягко говоря, «лукавые» цифры.

А между тем социально-экономическая ситуация в Иркутской области продолжает ухудшаться. Падают реальные зарплаты, цены на некоторые продукты питания и жизненно важные лекарства выросли на 50—150 процентов, растет безработица. На этом фоне чиновники областного правительства с грубыми нарушениями законодательства используют миллиарды бюджетных рублей на покупку простыней за 60 тысяч и зеркал за полмиллиона для «губернаторской дачи» (об этом мы писали в расследовании «Тайны Ангарского хутора») или, как Корпорация развития Иркутской области, «замораживают» на депозитах 2 млрд рублей. И это в то время, когда идет резкое наращивание государственного долга региона, наметился спад экономики. Есть проблемы с выполнением социальных обязательств.

В народе говорят: «сытый голодного не разумеет». По данным из официальных источников, Сергей Ерощенко является одним из богатейших глав регионов. В 2013 году он задекларировал более 120 млн дохода. Однако такое финансовое благополучие до сих пор не позволило Сергею Ерощенко встать в один ряд с президентом России Владимиром Путиным, мэром Москвы Сергеем Собяниным и другими высшими руководителями, которые в условиях кризиса сократили свои заработные платы. Вместо этого «иркутский правитель» продолжает инициировать сомнительные проекты с высокой степенью коррупционности и продвигать свой бизнес в ущерб Иркутской области, видимо все больше склоняясь в группу чиновников, олицетворением которых является недавно арестованный губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин.

Егор Каргалинский, «Аргументы недели», 26 марта 2015 года


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто, на ваш взгляд, внес наибольший вклад в историю Иркутской области с 1937 по 2022 год?

Яндекс.Метрика