Иркутск

«Война санкций»: Что день грядущий нам готовит?

07:08, 08 авг 2014

Запрет на импорт из стран ЕС и США комментируют иркутские эксперты

Россия отвечает на экономические санкции стран Евросоюза и США. Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», подписанный президентом Владимиром Путиным вечером 6 августа, произвел эффект разорвавшейся бомбы и вызвал бурную реакцию как внутри страны, так и за ее пределами.

Согласно документу, органам госвласти РФ, федеральным структурам и органам местного самоуправления, юрлицам, организациям и физлицам, находящимся под юрисдикцией РФ, предписано в своей деятельности исходить из того, что «в течение одного года в России запрещается либо ограничивается осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию РФ отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению». Правительство РФ должно в ближайшее время определить перечень видов сельхозпродукции, сырья и продовольствия, запрещенных для ввоза в Россию.

Введение ограничений на импорт вызвало мощный резонанс, местами переходящий в панику среди части россиян, привыкших к свободе выбора в вопросах потребления. Многие опасаются возникновения дефицита на ряд продовольственных товаров, а также ожидают резкого повышения цен на потребительском рынке и общего падения уровня жизни в России.

Насколько обоснованы эти тревоги и чего стоит ждать от президентских «контрсанкций», какие политические и экономические последствия будут у принятого президентом решения? С таким вопросом «Телеинформ» обратился к региональным экспертам — политологам, экономистам, участника рынка.

По мнению политического обозревателя Юрия Пронина, в результате санкций, которые Запад вводит против России, и ответных мер России потеряют все:

— Конечно, если взвешивать их все, мы потеряем несколько больше, чем западные страны, просто учитывая общий экономический потенциал. Но дело не в этом. Меня удручает ситуация сама по себе. В целом — это дорога в тупик. Сейчас мы ответили, они введут новые, мы ещё ответим... Когда-то все равно придётся, чем-то поступившись, обеим сторонам конфликта садиться за стол переговоров. Я в целом удручен тем, что происходит последние полгода. Мне кажется, что столь хрупкое, в том числе и, безусловно, со многими проблемами, но все же сложившееся мироустройство рушится прямо на глазах. И кажется, что это путь в никуда. Давайте мы от них полностью изолируемся, они — от нас. Мы будем хвастаться, что сделали все, что могли, и нам никто не нужен. Они будут заявлять, что Россия не нужна. Все это противоречит развитию человечества, росту взаимосвязей, контактов между людьми — чему угодно. Я понимаю, что в основе кризиса лежат политические противоречия. Значит надо решать политические вопросы, идти на взаимные уступки, с нашей стороны тоже. Иначе мы будем бесконечно обсуждать все новые санкции. То есть, я в целом удручен складывающейся картиной.

Политолог, доцент кафедры Мировой истории и международных отношений ИГУ Сергей Шмидт менее пессимистичен, однако тоже отмечает, что риски проиграть в этом противостоянии с Западом велики и чреваты непредсказуемыми последствиями, вплоть до смены власти в России:

— Начну с того, что мне, человеку, на столе у которого очень редко появляются продукты, завезенные из «враждебных» нам стран, непросто разделять панические настроения, которые (если верить истерикам в социальных сетях) охватили часть наших сограждан. Правда, есть то, чем их можно утешить — плавная девальвация рубля (политика, которая осуществляется в последнее время) и так привела бы к существенному удорожанию товаров из стран еврозоны. Не видеть их на прилавках — психологически легче, чем ходить и облизываться.

Если серьезно — то, конечно, надо отдавать себе отчет в том, что наше руководство, начиная с присоединения Крыма, ввязалось в очень серьезную международную игру с непредсказуемым исходом. В случае проигрыша смена власти в стране — это еще самое мягкое, что может произойти. В случае выигрыша может вообще родиться новая конфигурация международных отношений с новыми правилами, которые, возможно, будут не только не ущемлять наши внешнеполитические амбиции, но и способствовать экономическому развитию страны. Предсказать результат сейчас не возьмется никто. Но то, что в этой игре надо быть готовыми ко всему, включая бытовые проблемы, — на мой взгляд, самоочевидно.

Я не экономист, но постараюсь соединить политическую логику с логикой экономической. На месте нынешней кремлевской власти, пользуясь действительно огромной поддержкой гражданами политики Путина, сформировавшейся массовой психологией противостояния внешним врагам и определенной готовностью к трудностям, а также тем, что за 10 последних лет по отношению к апокалиптическому нытью противников действующей власти у граждан выработался определенный иммунитет (ни один из катастрофических прогнозов, которые антипутинские эксперты давали начиная с ареста Ходорковского, не сбылся), я бы более радикальным образом девальвировал рубль и попытался бы повторить «экономическое чудо», которое произошло у нас после дефолта 1998 года. Напомню, что тогда падение рубля сделало невыгодным импорт и очень помогло отечественному производителю.

Для общего успокоения хотел бы отметить, что положение дел в стране, все-таки, зависит в первую очередь от цены на нефть, а она продолжает оставаться высокой. Думаю, что это — не последний фактор, который подтолкнул российскую власть к ответу на введенные санкции уже не столько против России, сколько против российской экономики.

Политолог Алексей Петров поделился своими соображениями относительно того, каких продуктов мы можем лишиться в результате решения президента ограничит импорт. Список оказался впечатляющим:

— Происходящее плохо отразится на России в целом. Продолжающаяся истерия началась с политики, теперь переходит в экономическую плоскость. Необходимо садиться за стол переговоров, но кризис усугубляется.

Вчера в магазине я специально смотрел, чего мы можем лишиться. Допускаю, что болгарского перца и венгерского горошка мы не лишимся, но точно станет меньше яблок. Из четырех видов яблок, что продавались в супермаркете, три представляли Европейский союз. Кроме того, заинтересовавшись, я выяснил, что 8 процентов американской мясной продукции поставляется в Россию. Это много. Это говорит о том, что американское мясо в России пользуется популярностью. После ввода санкций это мясо необходимо будет чем-то заменить. Такого количества коров и свиней в один момент у нас не родится. Быть может, наш президент во время визита в Латинскую Америку договорился о поставке мяса из Аргентины. Они инвентаризируют свои холодильники и вышлют нам все, что не съели со времен Фолклендской войны. Но их запасы также не безграничны. Это не говоря о том, что есть вещи, которые Россия в принципе не умеет выпускать: автомобили, бытовую технику.

Но главное — это распад межгосударственных культурных и гуманитарных проектов. В частности, множество компаний Иркутской области сотрудничают с Германией. Я лично испытал последствия взаимных санкций. После отмены Года Польши в России у нас расстроилось множество культурных проектов. Я надеюсь, что все эти проекты будут реализованы вне этого глобального мероприятия, но мы уже потеряли ряд инвестиций в культурные проекты, образовательные мероприятия.

Пока последствия санкций не очень заметны, но каждый день мы будем спотыкаться о них все чаще. Может сложиться так, что мы начнём делить нашу жизнь на время «до санкций» и «после санкций». Проблемы накладываются друг на друга. Похоже, что мы никогда не увидим наших пенсий, не исключено, что начнёт сворачиваться и закрываться бизнес, уйдет в теневую плоскость. Деловой, культурный, просветительский климат сейчас крайне неблагоприятен. К сожалению, я не отношусь к тем 87 процентам граждан, которые сейчас с эйфорией принимают все решения российских властей. Я из того меньшинства, которое считает, что до добра все это не доведет.

У экономических экспертов свой взгляд на предмет, и он не так «апокалиптичен», как у политических аналитиков. Например, по мнению доктор экономических наук, декана Сибирско-Американского факультета Байкальской международной бизнес-школы ИГУ Надежды Грошевой, прежде чем паниковать, стоит все же подумать — по кому Указ президента больше ударит — по российскому потребительскому рынку или по странам Запада, поставляющим серьезные объемы свой продукции в Россию:

— Во-первых стоит помнить, что точного перечня запрещенных для ввоза продуктов пока нет. Второе. Еще вопрос, кто больше страдает от санкций: страны (кроме, пожалуй, США), которые большую часть продуктов питания ввозили в РФ, потеряют не только ВВП, но и кучу рабочих мест. Поэтому это для тех стран, которые могут «колебаться» — неприятный сюрприз.

Третье. Товаров жизненной необходимости, у которых нет российских аналогов, я пока в списке не вижу, голодными мы не останемся.

Четвертое. Все происходящее — это огромный плюс для наших аграриев: они получают рынок, на котором конкуренция меньше.

Пятое. Наш регион не настолько сельскохозяйственный, чтобы на нас это сильно повлияло.

Шестое. Стоит все же понимать, что население пострадает. Поскольку цены на ввозимые товары могли быть ниже, чем на отечественные (многие страны субсидируют свое сельское хозяйство), ну и, видя дефицит, и наши — как производители, так и перепродавцы — могут цены поднять.

А в целом для России введение санкций и контрсанкций удобно. Можно не соблюдать нормы ВТО, и защищать свои рынки и своих производителей. Кстати, во многих странах стараются покупать именно собственные продукты — это своеобразная поддержка своей экономики, и, кроме того, локальные продукты часто и свежее, и натуральнее привозных.

По мнению исполнительного директора ИРО ООО «Деловая Россия» Сергея Недякина, ситуация в любом случае складывается непростая и «гладко все это не пройдет»:

— Компании, которые входят в нашу общественную организацию, в основном, предоставляют услуги, а не товары. Они занимаются маркетингом, рекламой, недвижимостью, предоставляют строительные и образовательные услуги. Поэтому на них ограничения на потребительском рынке напрямую не скажутся. Но как фактически все произойдет — неизвестно. Скорее всего, не удастся избежать провалов и перегибов. У потребителей сложились определенные вкусовые предпочтения. Производителям также понадобится время, чтобы перестроиться. Гладко это дело не обойдется.

А вот розница не паникует и не ждет обвала на потребительском рынке.

Светлана Ниджидова, ООО «Олимп» (п. Мишелевка):

— Я думаю, что мы легко обойдемся своими силами. Наш магазин торгует фруктами, в основном, привезенными из Китая. Что касается мясной продукции, цены на американские окорочка растут, и скоро они сравняются со стоимостью саянской птицы. Ничего страшного, будем продавать на 10-15 рублей дороже. Говядину и свинину деревенские жители покупают друг у друга. Справимся.

ИА «Телеинформ»


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое из ожидаемых общественно-политических событий до конца 2020 года вы считаете наиболее важным?

Яндекс.Метрика