Иркутск

Последние новости

Мысли у заросшего пруда

15:54, 14 июл 2015 г.

Оппозиция не должна нравиться власти

В ряде выступлений губернатор (ныне — временно исполняющий обязанности губернатора) Сергей Ерощенко высказывает мысль, что, мол, различные точки зрения и их сопоставление, сравнение, столкновение — вещь нормальная, но это не касается «так называемой оппозиции», которая «занимается политическими спекуляциями и разрушительной деятельностью». В общем, оказывается, существует оппозиция двух видов: «правильная, хорошая» и «неправильная, плохая». Такую оценку дает глава области. Насколько она соответствует действительности? Приведенный ниже взгляд, естественно, не претендует на истину в последней инстанции, а лишь является частью дискуссии, которая продолжается уже много лет, причем не только в Иркутской области. Дискуссия, в свою очередь, не связана с какими-либо событиями текущей политики, а по своему содержанию является, скажем так, принципиально-стратегической.

Сначала о терминах. Давным-давно выяснены две вещи. Во-первых, обязательная задача любой оппозиции — сменить существующую власть и самой стать властью. Если в рамках закона (хотя они зачастую написаны властью так, что сменить ее в принципе невозможно), то это оппозиция конструктивная. Если за рамками закона, то с конструктивностью возникают проблемы, потому что перед нами уже не оппозиционеры, а революционеры. Ну а если вы не намерены менять власть, включая ее лидеров, то вы не оппозиция.

Есть ли в Иркутской области желающие революции? Нет. Речь о выборах в рамках действующего законодательства. Но вот какая штука: врио губернатора, судя по его словам, записывает всех, кто желает сменить власть, в «разрушительные» и «спекулятивные» элементы. Иными словами, Сергей Ерощенко, несмотря на словесные пируэты, вообще считает оппозицию ненужным явлением, отказывает ей в позитивной роли, а свою задачу видит, чтобы ее «прижать» — особенно после столь вожделенной победы на выборах. Потому как те, кого губернатор считает правильными оппозиционерами, не оппозиция вовсе, а имитаторы оппозиции.

Отсюда пункт второй: нормальная, полновесная, квалифицированная оппозиция не должна нравиться власти по определению. Да, иногда власть может похвалить и настоящую оппозицию, показав собственную зрелость, — мол, лаврами сочтемся потом, главное — существо вопроса. Но это в российской реальности бывает крайне редко. Чаще лестный отзыв из высоких кабинетов означает, что оппозиция таковой не является, а работает под руководством власти, выполняя ее команды.

Перефразируя известные слова губернатора Бориса Говорина, сказанные в конце 1990-х («Или власть защищает, или это не власть»), «Или оппозиция не нравится власти, или это не оппозиция». Кстати, второй вариант даже точнее, так как в формулировках Бориса Александровича есть недосказанность: не вполне ясно, кого должна защищать настоящая власть — народ или саму себя. Полагаю, что подразумевается народ, но сказано так, что возможны разночтения...

Вообще, слово «оппозиция» звучит в Иркутской области пугающе-зловеще, будто речь идет о каких-то чудищах, извергах, негодяях. Сие не случайно — к оппозиции многие в нашей стране непривычны, а порой вовсе нетерпимы. Вспомним о троцкистах, зиновьевцах, бухаринцах и иже с ними: «расстреляем как бешеных собак», «смерть врагам народа» и т. п. Тем более что наш регион в 1937–1938 годах числился в передовых по выполнению и перевыполнению так называемых лимитов — разнарядок по массовым репрессиям. На самом деле истина посредине: оппозиционеры в своем большинстве не ангелы, но и не демоны. Вполне нормальные, как правило, способные люди, наши с вами сограждане. В чем-то они ошибались, где-то, как доказала история, были ближе к истине, чем тогдашняя власть во главе со Сталиным. Так же и в отношении следующих вождей, с той разницей, что жертв было меньше.

Зато давление на оппозицию и даже ее уничтожение давали власти сразу несколько приобретений. Исчезали неудобные и опасные в своей правоте «разрушители». Это раз. На них же («это происки вредителей-шпионов-диверсантов!») списывались едва ли не все ошибки власти. Это два. А власть на этом фоне становилась вроде как еще справедливее, еще белоснежнее. Это три.

Сразу несколько видных политиков регионального масштаба в разное время говорили автору этих строк примерно следующее: «Почему оппозиция хочет взять власть? Пусть что-нибудь предлагает, мы выслушаем. Или что-нибудь сделает для решения тех проблем общества, которые решает власть. Нет, вместо этого сразу же хотят взять власть в свои руки». Не стану критиковать такие слова. Скажу иначе, в примирительно-компромиссном духе: частично правы и цитируемые политики, и их оппоненты. Хотите помогать власти? Это хорошо, это нормально. Считаете, что это лишь потеря времени и власть надо менять? Тоже убедительно. Наконец, хотите быть в самой что ни на есть конструктивной оппозиции — помогать власти, но при этом считать, что, по большому счету, эта помощь бесполезна, так как власть нужно менять? Как говорится, флаг в руки, нормальнее некуда.

Впрочем, иногда во избежание «всяких там оппозиций» власть прибегает к нестандартным, где-то даже креативным доводам. Но такая практика не всегда убедительна, случаются курьезные оплошности. Пожалуй, наиболее яркий пример за последнее время — прилюдное заявление иркутского градоначальника Дмитрия Бердникова: «Всякая власть от Бога». Вообще-то, согласно пункту 1 статьи 3 нашей Конституции, которую мэр должен знать как «Отче наш», «единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Про Бога, при всем почтении к Всевышнему, там ничего не сказано. К тому же давно известно — Богу богово, а кесарю кесарево. Еще удивительнее, что постулат «Всякая власть от Бога» (запомним — всякая) не мешает Дмитрию Бердникову утверждать, что в течение пяти лет Иркутском правила «не команда, а банда» (очевидно, имеется в виду администрация Виктора Кондрашова).

Закрепим пройденное. Оппозиция — это нормально. Это не обязательно лучше, чем нынешняя власть, — кому как! на вкус и цвет товарищей нет! Но и, как правило, не хуже.

Врио губернатора утверждает, что оппозиция «не та». А раз не та, значит, сам глава региона выглядит вроде как лучше — выходит, претензии-то к нему необоснованны и даже не заслуживают обсуждения, раз их предъявляют «не те». Оппозиция, напротив, считает, что «не тем» является нынешний губернатор. Кому-то такое даже страшно произнести, хотя перед нами обычная практика политической конкуренции, обычные слова, обычная, даже рутинная, слегка скучноватая точка зрения.

Конечно, конструктивности в диалоге конкурентов должно быть больше. И вообще, для начала, такой диалог должен иметь место. Разумеется, при сохранении реальной оппозиции. В ином случае политическая арена Прибайкалья окончательно уподобится заросшему пруду с тиной, ряской, кваканьем лягушек. Еще немного — и взору предстанет полноценное болото.

Юрий Пронин, «Байкальские вести»


Просмотров: 1619

22:28, 26 июн 2019 г.

Режим ЧС ввели в двух населенных пунктах Прибайкалья из-за паводков

Глава кабмина региона Руслан Болотов провел заседание оперативного штаба.

17:00, 26 июн 2019 г.

Иркутская область закупила 10 автомобилей для перевозки маломобильных граждан

На закупку машин потратили 19 млн рублей.

07:30, 26 июн 2019 г.

Отмена штрафа за тонировку: глупость или заказ криминала?

Группа депутатов Госдумы из фракции ЛДПР выступила с инициативой отменить штраф за неправильную тонировку стекол в автомашинах

00:04, 26 июн 2019 г.

«На холмах Грузии лежит ночная мгла», или «Столичная» против «Мукузани»

Новый виток грузино-российской «напряженки» развивается по накатанной схеме – во всяком случае, с нашей стороны. Правда, надо сразу уточнить, под словом «наша сторона» понимается руководство России, но не вся Россия.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

За кандидата от какой партии вы проголосуете на выборах депутатов Думы Иркутска 8 сентября 2019 года?