Иркутск

Иван Головных: «Ситуацию в иркутском Политехе все еще можно выправить»

16:36, 25 Фев 2015

Доктор технических наук, профессор, бывший ректор Иркутского государственного технического университета считает, что уголовное дело против него завели незаконно, в угоду заинтересованным в его отстранении от управления университетом людям из руководства области. По мнению Ивана Головных, то, что сейчас происходит в ИрГТУ под началом советника губернатора, исполняющего обязанности ректора вуза Александра Афанасьева, ведет к тому, что политех теряет свои позиции. Но ситуация все-таки еще не критическая и в случае смены руководства может быть выправлена.

16 июня 2013 года в отношении И.М.Головных было возбуждено уголовное дело. По версии правоохранительных органов, ректор ИрГТУ в 2005 году незаконно передал часть земельного участка, площадью около трех гектаров, принадлежащего на праве собственности Российской Федерации и находящегося в пользовании ИрГТУ, под коммерческую застройку одной из строительных фирм Иркутска. Эти действия, по мнению следствия, повлекли существенные нарушения интересов государства. 19 июля 2013 года приказом министра образования и науки он отстранен от должности ректора. 2 апреля 2014-го ученому дополнительно вменили превышение должностных полномочий за начисление завышенной премии по итогам 2010 года.

Сейчас предварительное следствие по уголовному делу завершено, Иван Головных и адвокаты знакомятся с его содержанием.

— Когда я стал ректором, ИрГТУ, как и многие другие высшие учебные заведения, переживал кризис. В рейтинге технических вузов он занимал 64–69-е места. Мы имели, как и все технические вузы, крайне низкий конкурс на инженерные специальности, слабый коммерческий набор. Общежития и многие корпуса университета требовали срочного капитального ремонта. Все это — на фоне низкой заработной платы и оттока высококвалифицированных преподавателей, — рассказывает Иван Головных и продолжает:

— Прошло десять лет. ИрГТУ вошел в число 29 победителей престижнейшего правительственного конкурса и стал самым восточным в стране национальным исследовательским университетом — НИУ. Резко возросли объемы выполняемых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Благодаря им мы дополнительно ежегодно зарабатывали по миллиарду рублей. Общий годовой бюджет вуза доходил до 3 млрд рублей. Создан один из лучших в стране вузовских научно-технологических парков — технопарк ИрГТУ. С 2007 года университет неизменно входил в двадцатку лучших вузов страны по востребованности выпускников. В результате общий рейтинг университета повысился в 2010–2012 годах до 20–23-го места среди всех вузов России. Сегодня ИрГТУ — единственный вуз Иркутской области, который вошел в элитную группу ведущих вузов страны. Мы построили два новых общежития и восстановили два практически разрушенных. Построили новый физкультурно-оздоровительный корпус, теннисные корты, здание технопарка, гостиничный комплекс в спортлагере, один из лучших среди вузов страны стадион, на котором в 2008 году проводились сборы олимпийской и паралимпийской сборных страны по легкой атлетике перед играми в Пекине. И многое-многое другое, всего не перечислишь.

Все это, прежде всего, результат напряженной, слаженной работы всего коллектива университета, взаимодействия с властью, бизнесом и научными организациями, их яркими представителями, роль которых в развитии политеха трудно переоценить. Я назову лишь некоторые фамилии: Б.А.Говорин (первый президент ассоциации выпускников ИрГТУ), И.Э.Есиповский, Д.Ф.Мезенцев, В.К.Круглов (второй президент ассоциации выпускников), А.И.Федоров, В.Б.Шуба, К.Б.Зайцев, О.А.Геевский, М.И.Кузьмин. Полагаю, не нужно пояснять, кто все эти люди и что они значат для нашей области, да и страны в целом.

Конечно, главную роль в наших достижениях играли высококвалифицированные преподаватели и ученые. Для того чтобы сохранить и усилить кадровый потенциал, а также удержать перспективную молодежь, ученый совет в начале 2000-х принял решение о строительстве жилья. В результате ИрГТУ выступил заказчиком строительства, и на землях, находящихся в пользовании университета, появились новые жилые комплексы.

Теперь о неприятном

— С приходом нынешнего губернатора начинается резкая и совершенно не аргументированная критика в адрес ИрГТУ. Наверное, связано это было с той неприязнью, которую С.В.Ерощенко испытывал лично ко мне. Он категорически не желал видеть меня в качестве ректора. Корни этой неприязни, я полагаю, лежат в начале 2000-х и связаны с имевшими тогда место столкновениями интересов его компании с интересами университета.

Ну а так как никаких причин просто взять и отстранить ректора успешного вуза не существовало, был использован другой, хорошо известный и отработанный способ. Называется он «заказное уголовное преследование». Активную помощь правоохранителям в поиске компрометирующей меня информации оказывал ныне исполняющий обязанности ректора и одновременно советник губернатора А.Д.Афанасьев. Точнее, он помогал не в поиске такой информации, так как искать, собственно, было нечего, а, насколько мне известно, в ее фабрикации путем составления многочисленных анонимок и доносов. Кстати, за год до описываемых событий Афанасьев в связи с неудовлетворительной работой был снят мною с должности проректора.

Задача поставлена — дело сделано. 16 июня 2013 года следователь по особо важным делам СУ СК России по Иркутской области Черкашина по, мягко говоря, странным основаниям возбудила в отношении меня уголовное дело. Сразу после этого представители СУ СК начали в открытую требовать от чиновников министерства образования меня уволить. Областное руководство также оказывало соответствующее давление. В итоге, несмотря на то, что никакого решения суда о моей виновности не имеется и не имелось, 19 июля 2013 года представитель Минобрнауки РФ прибыл в университет с приказом о моем отстранении. Прибыл почему-то в сопровождении министра областного правительства Р.Э.Кима, двух подчиненных Киму сотрудниц и четверых вооруженных людей (!). Приказ о моем увольнении был подписан министром Д.В.Ливановым и содержал ссылку на п. 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ (одностороннее решение учредителя об увольнении руководителя при отсутствии мотивов).

Кстати, как связать слова губернатора о том, что он не имеет права и не собирается вмешиваться в дела Федерального образовательного учреждения, и присутствие на вышеописанной процедуре областных чиновников, демонстрировавших явную заинтересованность в происходящем, совершенно непонятно.

В чем же меня обвиняют и как было все на самом деле?

— Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела я незаконно распорядился участком земли, построив на нем жилой комплекс. Что ж, то, что жилой комплекс построен, правда. В этом комплексе, кстати, чуть менее 200 сотрудников ИрГТУ смогли купить квартиры за половину их стоимости. А вот то, что я незаконно чем-то распорядился, неправда. На самом деле никак не распоряжался. В соответствии с договором от 7 апреля 2005 года университет действительно выступил заказчиком строительства, но распорядилась участком администрация Иркутска, издав ранее соответствующее постановление и, далее, разрешив строительство. Все документы имеются. Следствие, однако, считает, что для начала строительства необходимо было соответствующее разрешение Росимущества. Нюанс в том, что такого разрешения в принципе не могло быть, так как земельный участок тогда, в 2005 году, находился в распоряжении администрации города. Росимущество же, напротив, не имело никакого права распоряжаться данной землей. В Земельном кодексе и в федеральном законе, которым Земельный кодекс вводился в действие, на этот факт явно и недвусмысленно указывается.

Только в сентябре 2006 года, в соответствии с проведенным разграничением государственной собственности, собственником земли ИрГТУ стала Российская Федерация. Но решение о строительстве к тому времени было уже принято и процесс запущен. На законных основаниях.

Мы многократно объясняли свою позицию следователям СУ СК. Тем более что подобная практика строительства жилья применялась повсеместно. Отдельные директивные письма прямо обязывали руководство ИрГТУ действовать таким образом. Прокуратура, кстати, ранее проводила проверки соблюдения законности при строительстве и никаких нарушений не выявляла. Непонятные сомнения у областной прокуратуры появились лишь после прихода Ерощенко на губернаторский пост.

Более того, в распоряжении следствия имеются обстоятельные экспертные заключения об отсутствии инкриминируемого мне преступления, как такового. Такие заключения дали кафедра уголовного права и криминологии Российской правовой академии Министерства юстиции РФ (Москва), кафедра уголовного права юридического института ИГУ, Иркутское правовое агентство, ряд известных иркутских юристов. Но все наши попытки оспорить постановление о возбуждении уголовного дела завершаются формальными отписками и отказными решениями. Такая же участь постигает и наши жалобы в отношении волокиты в расследовании. Все постановления о продлении следствия до 4, 6, 8, 10, 12, 15, 18, 21 месяца мы получали в усеченном виде, без мотивировочной части. На резонное ходатайство ознакомить нас с полным текстом этих постановлений мы получали ответ, что это — тайна следствия.

По поводу второго состава преступления

— В профессиональном адвокатском лексиконе есть термин — «подпорка». Это когда следствие осознает, что попытка сшить дело по основному составу проваливается, то фигуранту предъявляется обвинение в еще каком-нибудь незначительном преступлении для того, чтобы хоть как-нибудь пропихнуть дело в суд. Расчет на психологию прокуроров и судей. Мол, видите, какого матерого преступника мы вывели на чистую воду, у него куча составов!

В общем, где-то через год после возбуждения дела мне дополнительно вменили превышение служебных полномочий за начисление себе завышенной премии по итогам 2010 года. Тот год, кстати, в финансовом отношении был очень удачным — мы дополнительно заработали для политеха более 3 млрд рублей за счет выигранных проектов по НИОКР.

Суть дела в том, что приказы Минобрнауки по премированию ректоров, по сложившейся практике, издавались в двадцатых числах декабря. Приложения к приказам, где указывались конкретные суммы премий, в вузы не рассылались, что прямо указывалось в текстах самих приказов. Бухгалтерии вузов получали информацию о размерах премий ректорам по телефону из министерства. По-другому, если не командировать человека в Москву, получить информацию было нельзя. Представитель финансовой службы ИрГТУ такую информацию по телефону получил, главный бухгалтер, соответственно, подготовил приказ. Приказ и приложение к нему я подписал после ряда согласований кадровыми и финансовыми службами университета.

Позже, получив официальную выписку из министерства, главбух с ужасом обнаружил, что действительный размер моей премии меньше озвученного по телефону, и долго, опасаясь взыскания, не решался мне все это рассказать. В конце концов, он в присутствии сотрудников ректората признался мне в своей ошибке, и, когда это случилось, я сразу же вернул излишне выплаченную мне сумму, а главный бухгалтер, по результатам служебного расследования, был привлечен к дисциплинарной ответственности. Но, по версии следователей, я якобы знал об истинном размере премии, но специально выписал себе больше, чтобы обогатиться.

Бред какой-то, ведь всем понятно, что вскоре это было бы обнаружено бухгалтерией, что и произошло, а затем неминуемо и ревизорами. Главный бухгалтер, кстати, сильно пожалел о своей ошибке. Следователи, обуреваемые желанием по максимуму меня обвинить, очень жестко давили на главбуха, очевидно, с целью получения необходимых показаний против меня. Также возбудили уголовное дело, расследовали... В результате — пшик. Ну как, пшик?.. Присудили главбуху небольшой штраф и получили решение суда, в котором черным по белому написано: суд установил, что главный бухгалтер ИрГТУ из боязни дисциплинарного взыскания утаивал от ректора информацию о своей оплошности и, следовательно, об истинном размере премии. Имея на руках вышеозначенное решение суда, мне какая-то дополнительная защита от этой «подпорки» и не нужна даже.

Что я могу сказать еще по поводу хода следствия?

— К сожалению, как я уже говорил, следствие стало послушным исполнителем заказного уголовного преследования. Меня пытались запугать, предприняв попытку посадить под домашний арест, представить меня общественности психически ненормальным на основании судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Ничего этого не получилось.

Не получилось найти и «скелетов в шкафу». Так, по ходатайству следствия и под сильным его давлением Росфиннадзор, собрав большую команду опытных ревизоров из разных регионов страны, полтора месяца проводил комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности ИрГТУ в 2007–2012 годах. Никаких серьезных нарушений ревизорам найти не удалось. Кстати, эпизод с премией нашел свое отражение в акте проверки, но лишь как замечание к качеству бухучета с пометкой типа «замечание устранено до начала проверки»...

Понятно, что сам акт в результате не устроил ни следователя, ни исполняющего обязанности ректора. Его не стали предавать огласке, обсуждать на ученом совете, как это должно было быть, а просто надежно спрятали в сейфе у Афанасьева. Мы сами смогли ознакомиться с документом лишь в результате судебных процедур.

Удивляет, конечно, позиция следователей, которые вопреки здравому смыслу продолжают тупо упорствовать в своих надуманных обвинениях. Лишь бы выполнить свой служебный «долг» и спихнуть дело в суд, сняв с себя всякую ответственность за дальнейшее! Поэтому, на собственном опыте наученный тому, что принцип презумпции невиновности понимается сотрудниками СК весьма своеобразно, мне приходится активно защищаться всеми законными способами. В частности, я создал сайт, где подробно освещаю все со мной происходящее, для того, чтобы каждый мог легко убедиться в заказном характере дела и понять, что за люди за всем этим стоят. Сайт легко найти с помощью любого поисковика.

Какие выводы я мог бы сделать из всего происходящего

— Два вывода. Первый — о причинах, которые толкают правоохранителей на явное беззаконие, на упрямое и безудержное продолжение. Я думаю, причиной тому три вещи: страх, глупость и угодничество. Страх перед столичным руководством, которое может наказать за допущенные нарушения при возбуждении и расследовании уголовного дела. Глупость — элементарное незнание закона или его полное игнорирование. Угодничество — стремление сделать приятное тем, кто стоит за ширмой и наблюдает за спектаклем из-за кулис.

Второй вывод. Произошедшие со мной события доставили много переживаний мне и моим родным. Но меня всегда согревала уверенность в своей правоте, давала силы поддержка моих истинных друзей, коллег, многих и многих иркутян. Общественные и научные организации, депутаты Госдумы РФ, Законодательного собрания Иркутской области, думы Иркутска выступили в мою поддержку. Выражаю всем им свою глубокую благодарность. Как бывший председатель Общественной палаты нашей области оцениваю такую поддержку как реальное проявление силы и позиции гражданского общества, которое адекватно реагирует на факты несправедливости и беззакония. При такой поддержке мы обязательно победим, несмотря на все усилия лиц, наделенных властью, но, к сожалению, лишенных совести.

Как я оцениваю сегодняшнюю ситуацию в родном вузе?

— Считаю, что назначенный исполняющим обязанности ректора А.Д.Афанасьев свою работу полностью провалил. Выборы ректора оказались сорванными, финансовое положение вуза резко ухудшилось, показатели ИрГТУ по важнейшим направлениям пошли вниз. Ломать, как говорится, не строить, много сил и времени не требует. Анализу этой ситуации даже было посвящено недавнее большое совещание руководства области с участием членов ученого совета университета. Пытались понять, что же произошло. А причина на поверхности — несостоявшийся руководитель, которого необходимо срочно убрать.

Честно говоря, я бы не назвал сегодняшнее положение дел в ИрГТУ критическим и необратимым. При назначении или выборах достойного и компетентного руководителя ситуацию можно выправить. Все основания для этого есть: высококвалифицированные научно-педагогические кадры, солидная и существенно окрепшая учебно-научная база, наши замечательные выпускники, которые всегда подставляли плечо. Уверен, подставят и теперь.

Записала Снежана Масник, «Байкальские вести»


По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 999 420-42-00

 

Кто, на ваш взгляд, внес наибольший вклад в историю Иркутской области с 1937 по 2022 год?

Яндекс.Метрика