Иркутск
09 июля 19:58 В эпицентре

От 22-го к 24-му: не слишком ли много фанфар?

00:05, 24 июн

В этом году из-за коронавируса график памятных дней в связи с Великой Отечественной войной отличается от привычного. Празднование 75-летия Победы проходило 9 мая в условиях самоизоляции. И уж тут для кого важнее первая часть – что все же проходило, состоялось, а значит, повторные мероприятия не очень-то и нужны. А для кого-то – вторая: мол, без парада / салюта и праздник не праздник. И тех и других очень много – кстати, нет единодушия и среди ветеранов.

2-1.jpg
22 июня 2020 года. Президент Владимир Путин, патриарх Кирилл и министр обороны Сергей Шойгу на открытии главного храма Вооруженных сил в Подмосковье. Фото top.st

Тем не менее решения приняты, и вот 22 июня (День памяти и скорби) и 24 июня (Парад Победы на Красной площади в честь такого же мероприятия 75 лет назад) почти совпали. А еще пару дней раньше Владимир Путин опубликовал в американском журнале The National Interest свою статью об итогах Второй мировой войны. Если начинать с этого события, то напрашиваются два комментария. Во-первых, точка зрения любого главы любого государства по вопросам истории, хотя и заслуживает внимания, не более весома, чем у любого из граждан страны. Тем более что Владимир Путин не сообщил каких-либо фактов, доселе не известных исследователям (разве что сообщил точную цифру громадных потерь Красной армии в Ржевской битве), зато о некоторых умолчал, а иные интерпретировал спорным образом. Ну да ничего страшного: на то и дискуссия, одним из (одним из!) участников которой стал Владимир Владимирович. А уж о том, что позиция президента в таких вопросах является истиной в последней инстанции или основой для школьных учебников, не должно быть и речи.

Впрочем, во-вторых, глава государства приятно удивил. В том, что его трактовка периода с августа 1939 по июнь 1941 года будет весьма специфичной, сомнений не было. Оставалось неясным, насколько далеко зайдет президент в этой самой специфичности. И тут, надо сказать, Владимир Путин не ужесточил недавних позиций, а слегка отыграл назад. Прежде всего, хотя и аккуратно, без нажима, но в президентской публикации сказано о преступлениях «отца народов»: «Сталин и его окружение заслуживают многих справедливых обвинений. Мы помним и о преступлениях режима против собственного народа, и об ужасах массовых репрессий».  

Далее автор статьи поблагодарил западных союзников, оценив их вклад в разгром общего врага как значительный. Кроме того, в очередной раз пытаясь косвенно (через обвинения в адрес Запада) оправдать секретные протоколы к пакту Молотова – Риббентропа, Путин все же упомянул решение II съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года, осуждающее пакт (сговор), как остающееся в силе и не требующее пересмотра.

А и то: праздновали же День Победы, включая юбилеи в 1995 и 2005 годах, при безоговорочно осужденном на официальном уровне сговоре Сталина и Гитлера перед войной, и праздник это обстоятельство никак не омрачало. Нет, зачем-то понадобилось распространить статус справедливой с нашей стороны войны 1941–1945 годов и на темный период перед ней. Но, как уже сказано, президент чуть сбавил обороты…

Зато некоторые элементы мероприятий 22 и 24 июня отдают чрезмерной пышностью, излишней помпезностью. Взять хотя бы, будем надеяться, оговорку патриарха Кирилла при открытии главного храма Вооруженных сил, сердечно поздравившего (?!) всех с годовщиной начала войны. Тут бы потише, задумчивее, тем более пастырю…

2-2.jpg
9 мая 1995 года. Британские солдаты на Красной площади – символ если не дружбы, то взаимной корректности. Фото Сергея Карпухина / Рейтерс

Парад с каждым годом становится все более роскошным, поражая масштабами, размахом, монументальностью. И как-то очевиднее, чем 10–20 лет назад, дух противопоставления нашей мощи «ихним козням». И нет давно символических, гостевых подразделений наших союзников по Антигитлеровской коалиции и даже подразделений бундесвера (!) на Красной площади. И ведь это воспринималось как знак не только прежней, но и нынешней если не дружбы, то взаимной корректности.

А тут еще и привходящие элементы общественно-политической повестки (коронавирус, голосование по Конституции)… В общем, не покидает ощущение, что в мероприятиях 22 и 24 июня больше (или хотя бы не меньше) про сейчас, чем про тогда.

Сомнения выражены не случайно. Чем дальше от нас Великая Отечественная, тем громогласнее, безудержнее ее празднование. Правильно ли это? Нет-нет, здесь не о том, чтобы забыть, – ни в коем случае. А о том, что помнить можно по-разному. И при всем негативном воздействии пандемия коронавируса, изменив график торжеств, невольно добавила в бочку дегтя ложку меда: а может, и впрямь несколько изменить формат Дня Победы? Судя по всему, в руководстве страны так думать не склонны: мол, вопреки всему настаиваем на прежнем варианте. Быть может, потому, что в новейшей истории Отечества Победа – единственное достижение действительно с большой буквы, хотя и ценой колоссальных потерь. И так хочется погреться в лучах немеркнущего праздника, став его важной, а то и главной частью…              

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Просмотров: 3199

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое из ожидаемых общественно-политических событий до конца 2020 года вы считаете наиболее важным?

Яндекс.Метрика