Иркутск
27 мая 21:24 В эпицентре

Между Новгородом и Царьградом, или Двуглавый орел в новой реальности

00:05, 18 мая

С одной стороны, пандемия коронавируса отодвинула на второй план проблемы, события, тенденции, до этого не сходившие с авансцены. Но, с другой, COVID-19, в свою очередь, воздействует на жизнь планеты, включая, разумеется, Россию. Иными словами, после коронавируса мир уже не будет прежним. И если кто-то думает, что вот, мол, «черная полоса закончится, и мы, как ни в чем не бывало, вернемся к прежнему укладу», то он наверняка ошибается. Другое дело, какими будут эти перемены по содержанию, глубине и масштабам. Эта тема действительно остается открытой.

Если о бытовой стороне жизни, то показательны результаты недавнего опроса, проведенного во Франции. На вопрос «Что вы сделаете прежде всего, когда будут сняты все ограничения в связи с коронавирусом?» наиболее популярными были ответы: «встречусь с друзьями», «посижу с ними в кафе», «зайду в бар». Куда меньше людей пойдут в первую очередь на концерты, в театры и кинотеатры. Едва ли это означает, что французы не любознательны, равнодушны к самообразованию и культуре. Наверняка многие из них пойдут и в театры, и на концерты, но позже, когда утолят голод общения.

Значит ли это, что мы станем общительнее? Не совсем так. Скорее общение станет для нас не столь мимолетным, будничным, само собой разумеющимся, как это часто бывает сейчас, а занятием важным, штучным, чуть ли не драгоценным. Мы будем тянуть его по глоточку, смакуя, как напиток богов. Аккуратно, бережно, чтобы не расплескать. Ибо теперь в большей степени ощущаем его значимость.

К прозе жизни. А как, собственно, выйдет из пандемии российская экономика? Ну, то есть не в общих словах, а конкретно. Изменится ли что-то в структуре роста или, в худшем варианте, попыток роста? В настоящее время наиболее оптимистичные прогнозы дают нашей стране падение валового внутреннего продукта (ВВП) в 2020 году на 3 процента и снижение реальных доходов населения на 5 процентов. Повторю: самые оптимистичные прогнозы. Чаще, однако, можно услышать о 5-процентном сокращении ВВП и 10-процентном снижении реальных доходов. Пессимистичные прогнозы еще хуже. Но в любом случае мы, безусловно, откатываемся на несколько лет назад, а национальные проекты окончательно становятся умозрительной затеей, не имеющей отношения к реальности. Тем не менее, пока это не будет признано наверху (пусть и в обычной, то есть завуалированной форме), нижние этажи госвласти будут вынуждены и дальше крутить педали велосипеда, у которого слетела цепь.

Главная проблема рестарта экономики – за счет чего? За счет стимуляции внутреннего спроса? Но если доходы населения низкие, а закредитованность высокая, то как? Есть привычный путь – наращивать экспорт сырья (прежде всего, энергоресурсов). Но тогда архаичная модель российской экономики не только останется прежней, но и окончательно зайдет в тупик. Да и с наращиванием продаж нефти и газа возможны не только прежние, но и дополнительные трудности. Подтверждением тому – новые проблемы в реализации проекта «Северный поток-2».

2-1.jpg
Стамбул (Константинополь, Царьград) многие века был символом государственной деспотии. Фото zen.yandex.ru

Что касается всего мира, то коронавирус бросил вызов международному сближению, проще говоря – глобализму. У сообществ типа Евросоюза и накануне пандемии были не лучшие времена, а сейчас – тем паче. Но, опять же, не вполне ясно, насколько глубоким и длительным будет откат. Частично ситуацию на этот счет могут прояснить выборы президента США 3 ноября. Если неоизоляционист Трамп будет переизбран на второй срок, то разбегание по национальным квартирам будет решительнее, а такой расклад – более долгим. Если же президентом станет Байден, велики шансы, что Америка попытается как можно быстрее вернуть западную солидарность, да и, в широком плане, дух международного взаимодействия на планете.

2-2.jpg
Господин Великий Новгород – древнерусские ворота в Европу. Картина Аполлинария Васнецова

И последнее в пунктирных заметках о будущем. А как же наш, российский орел, символизирующий ориентацию и на Запад, и на Восток? Его восточная голова последние 20 лет явно главенствует, сместив баланс в сторону, если заглянуть в историю, таких государств, как Византийская или Османская империя. Но ведь западную голову никто не отменял и не в силах отменить. Она столь же изначальна для России, как восточная. И даже изначальнее. А западные ориентиры – это вовсе не «пятая колонна» или «агенты госдепа». Это, если о корнях, например, Великий Новгород  – «отец городов русских». С его народным вече, почти поголовной грамотностью и суровым обращением с князьями: не справился – на выход, без проблем найдем другого. И без проблем находили, запросто отвечая на вопрос «Кто, если не он?».  

Тут и интеграция с Западом: Новгород входил в состав Ганзы – союза торговых городов Европы, прообраза нынешнего Евросоюза. Но никому и в голову не приходило считать, что новгородцы – не патриоты, чьи-то агенты и т. п. И когда западные партнеры зарывались (в семье не без урода), то получали достойный отпор (Ледовое побоище и т. д.). Хотя даже Александра Невского горожане трижды (!) изгоняли и возвращали на княжение. Увы, крепнущая Москва, где порядки были куда восточнее, со временем подмяла Новгород. Вечевой колокол сняли, недовольных, да и всех, кто не внушал доверия самодержцу, утопили в крови…      

Что было дальше, известно. Но, можно повториться, вторую, западную, голову российского орла никто не отменял. И не в силах отменить.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

                  


Просмотров: 3439

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое из ожидаемых общественно-политических событий до конца 2020 года вы считаете наиболее важным?

Яндекс.Метрика