Иркутск
04 апреля 22:12 В эпицентре

Лучшие полководцы Великой Отечественной: рейтинг от Сталина

00:05, 24 мар

А действительно – кто был лучшим с точки зрения Верховного главнокомандующего? Расхожая точка зрения – Жуков. Вот и Парад Победы 24 июня 1945 года принимал именно он. А командовал парадом Рокоссовский, что тоже символично – его нередко называют «вторым после Жукова». Однако львиная доля возвышения обоих полководцев (особенно Жукова) приходится на 1970-е годы и позже. А как ситуация выглядела в годы войны и первое время после Победы, пока страну возглавлял Сталин?

Речь о Сталине, как бы к нему ни относиться, заходит, разумеется, не случайно. В 1941–1945 годах в СССР действовали несколько высших органов партийно-государственной власти мирного времени плюс военные структуры типа Государственного комитета обороны (ГКО) и Ставки Верховного главнокомандования. Однако решающее слово при подготовке и принятии решений стратегического уровня, а также в кадровых решениях высшего эшелона, включая награждения и взыскания, всегда было за Сталиным.

Продвижение по службе и государственные награды, а также интенсивность и результативность (успешность) участия в крупнейших операциях Великой Отечественной войны во многом иллюстрируют отношение Верховного главнокомандующего к военачальникам Красной армии. И чтобы «не утонуть» в критериях оценки, оставим лишь несколько – пожалуй, наиболее важных и показательных.

Итак, воинское звание Маршал Советского Союза. За все годы было 41 такое назначение. До Великой Отечественной маршалами стали восемь военачальников. Однако троих – Михаила Тухачевского, Василия Блюхера и Александра Егорова – вскоре репрессировали. Остальные пятеро – Климент Ворошилов, Семен Буденный, Семен Тимошенко, Григорий Кулик, Борис Шапошников – по тем или иным причинам с 1941 года (Шапошников с 1942-го) уже не были на ведущих ролях и поэтому в рейтинг лучших на взгляд Сталина точно не попадают.

В годы войны (не позже сентября 1945-го) звания Маршал Советского Союза удостоены 10 человек. Однако двое – сам Сталин и Лаврентий Берия – не были профессиональными военными. К тому же Берия непосредственно не участвовал в разработке и осуществлении фронтовых операций (т.е. в применении войск), да в июне 1953 года, как бы ни относиться к этому факту, был лишен маршальского звания. Что касается Сталина, то его включение в рейтинг полководцев тоже неуместно – будучи «над» всем руководством страны, он являлся главным арбитром («оценщиком») других военачальников. Хотя, упреждая предстоящие вычисления, Верховный, в отличие от некоторых из будущих вождей Советского Союза (например, Леонида Брежнева), по званиям и наградам не перегнал всех подчиненных. И если Сталина все же включить в рейтинг советских полководцев Великой Отечественной войны, то по предлагаемой методике он занял бы третье место. И это даже с учетом производства Иосифа Виссарионовича в новое, «сверхмаршальское», звание генералиссимуса летом 1945 года.

Итак, осталось 8 маршалов Советского Союза, получивших это звание в годы войны. Еще двое – Василий Соколовский и Николай Булганин – стали маршалами соответственно в 1946 и в 1947 годах, хотя и уровень их вовлечения в стратегические фронтовые операции 1941–1945 годов был существенно меньше, чем у «восьмерки» (особенно это касается Булганина). Следующие присвоения звания Маршала Советского Союза были уже после смерти Сталина и поэтому вообще не имеют отношения к его точке зрения.

2-1.jpg
Лучшие из лучших. Маршалы Александр Василевский и Георгий Жуков. Весна 1943 года

Важно, в какой последовательности (кто раньше, кто позже) из 8 полководцев получил маршальское звание. Первым был Георгий Жуков (18 января 1943 года), вторым, менее чем через месяц – Александр Василевский (16 февраля 1943-го). Чуть отстал сам Сталин (6 марта 1943-го). Затем, после длительного, почти годичного перерыва, звание маршала получил Иван Конев (20 февраля 1944 года). Потом летом-осенью 1944-го в маршалы Советского Союза были произведены Леонид Говоров (18 июня), Константин Рокоссовский ((29 июня), Родион Малиновский (10 сентября), Федор Толбухин (12 сентября), Кирилл Мерецков (26 октября). Список обладателей высшего воинского звания в июле 1945 года замкнул Лаврентий Берия.            

Если, исключив Сталина и Берию, дать первому по времени маршалу 8 баллов, а последнему – 1, то после первой номинации картина будет выглядеть так: Жуков – 8 баллов, Василевский – 7, Конев – 6, Говоров – 5, Рокоссовский – 4, Малиновский – 3, Толбухин – 2, Мерецков – 1 балл.

2-2.jpg
Отец солдатам. Генерал-полковник (будущий маршал) Иван Конев. 1942 год

Двигаемся дальше. Не менее важно, через сколько званий («ступенек») прошли будущие маршалы за годы войны, насколько стремительным был взлет каждого. Если каждую ступеньку оценивать за 1 балл, то получается такая картина: дальше остальных, сразу на четыре звания вверх, «скаканули» генерал-майоры образца 22 июня 1941 года Александр Василевский, Леонид Говоров, Родион Малиновский, Константин Рокоссовский, Федор Толбухин. На три звания продвинулся Иван Конев – к началу войны он был генерал-лейтенантом. И всего лишь на одну ступеньку – из генералов армии в маршалы – поднялись Георгий Жуков и Кирилл Мерецков.      

Впрочем, зная дотошность Сталина, столь резкое отставание Жукова и Мерецкова следует компенсировать, прибавив еще по баллу каждому. Обоих просто некуда было поднимать, так что говорить о недоверии к Жукову и Мерецкову со стороны Верховного было бы неправильно или, как минимум, чрезмерно. Суммировав уже две номинации, получаем новый результат: Василевский – 11 баллов, Жуков – 10, Говоров и Конев – по 9, Рокоссовский – 8, Малиновский – 7, Толбухин – 6,  Мерецков – 3.

2-3.jpg
Трудный путь к Победе. Константин Рокоссовский на наблюдательном пункте под Сталинградом

Важнейший показатель – руководство операциями на главных, наиболее тяжелых, трудных направлениях, где Красной армии противостояли крупнейшие группировки вермахта, а бои были самыми ожесточенными и масштабными. Иными словами, кого Сталин  посылал «в пекло»? Здесь экономия баллов неуместна, а расклад довольно контрастный. Маршалы фактически распределяются на две категории. В первом квартете Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Иван Конев, Александр Василевский. Правда, Василевский почти всю войну руководил Генштабом, а не с передовой, однако, во-первых, это не менее важная и всеохватная работа. К тому же Александр Михайлович под занавес лично возглавил войска, разгромившие германские войска в Восточной Пруссии и взявшие Кенигсберг, а затем  руководивший разгромом Японии. Каждому по 3 балла. Остальным – «второй четверке» – при всем уважении, по одному баллу.

После трех этапов: Василевский – 14 баллов, Жуков – 13, Конев – 12, Рокоссовский – 11, Говоров – 10, Малиновский – 8, Толбухин – 7, Мерецков – 4.

Звание Герой Советского Союза, несомненно, заслуживающее 2 баллов. Казалось бы, Жуков вне конкуренции – у него четыре Золотые Звезды. Но одну из них, первую, Георгий Константинович получил за бои на Халхин-Голе в августе 1939 года. А последнюю, четвертую, в декабре 1956 года. То есть уже после смерти Сталина, и не за Великую Отечественную, а в связи с подавлением венгерских волнений и 60-летием со дня рождения. Так что получается, в годы войны Жуков удостоен двух «героев». Опять же, не забывая о внимательности Сталина к вопросам такого рода, – Верховный, возможно, чуть «сдерживал» коней, награждая Жукова, имея в виду, что тот уже был Героем к 22 июня 1941 года. Поэтому один дополнительный балл для компенсации.

Кроме того, Мерецков получил единственную Звезду Героя еще в 1940-м, за финскую войну. Герой Советского Союза Малиновский был второй раз награжден Золотой Звездой и орденом Ленина через 5 лет после смерти Сталина, к своему юбилею, а Толбухин стал Героем только посмертно, в 1965 году, к 20-летию Победы. Поэтому картина такая: Жуков, Василевский, Конев, Рокоссовский – по две звезды (Жуков – 5 баллов, остальные – по 4), Говоров и Малиновский – по одной (по 2 балла). Толбухин и Мерецков – без прибавки, но чтобы опять не искажать картину, впадая в крайность (у обоих маршалов все же было много других высоких наград), по одному баллу компенсации.

По сумме четырех номинаций: Василевский и Жуков – по 18 баллов, Конев – 16, Рокоссовский – 15, Говоров и Малиновский – по 12, Толбухин – 8, Мерецков – 5.  

Орден «Победа». В его статуте, утвержденном в ноябре 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР, сказано: «Орденом «Победа», как высшим военным орденом, награждаются лица высшего командного состава Красной Армии за успешное проведение таких боевых операций в масштабе нескольких или одного фронта, в результате которых в корне меняется обстановка в пользу Красной Армии». Все восемь маршалов (а также Сталин) удостоены такой награды, причем Жуков, Василевский и Сталин – дважды. Примечательно, что первыми в один день – 10 апреля 1944 года – орденом «Победа» награждены Жуков и Василевский и только следом – 29 июля 1944-го – Сталин. Остальные награждения высшим военным орденом произведены в 1945 году. Если считать каждую награду за 3 балла (а она, что называется, специализированная, именно и только для полководцев стратегического уровня, поэтому очень весома), то вот что получается по итогам уже пяти номинаций: Жуков и Василевский – по 24 балла, Конев – 19, Рокоссовский – 18, Говоров и Малиновский – по 15, Толбухин – 11, Мерецков – 8.

И наконец, специфическая, но обязательная оценка: кто из полководцев руководил пусть и важнейшими операциями, но в рамках одного фронта, а кто, пусть хоть иногда, одновременно координировал действия сразу нескольких фронтов. Тут вне конкуренции Жуков и Василевский – им по два балла дополнительно, остальные не выходили за рамки общевойскового фронта.

Окончательный итог: Александр Василевский и Георгий Жуков разделили первое-второе места, у них по 26 баллов. Третий – Иван Конев (19 баллов). Четвертый – Константин Рокоссовский (18). На пятом-шестом местах Леонид Говоров и Родион Малиновский, у них по 15 баллов. Замыкают список Федор Толбухин и Кирилл Мерецков – 11 и 8 баллов соответственно.

Несколько ремарок в заключение. Жаль, что в списке нет еще как минимум трех полководцев, но… генералы армии Николай Ватутин и Иван Черняховский погибли на фронте, хотя  в ином случае, несомненно, стали бы и маршалами, и кавалерами ордена «Победа». А начальник Генерального штаба в завершающие месяцы войны генерал армии Алексей Антонов – единственный не маршал, удостоенный ордена «Победа», однако ни маршалом, ни Героем Советского Союза он так и не стал.

Кому-то, быть может, покажется несколько заниженной оценка заслуг Константина Рокоссовского. Однако есть немало свидетельств, что Верховный все же не вполне доверял советскому полководцу польского происхождения, да еще и отбывшему два с половиной года тюрьмы как «враг народа». О национальности сказано не случайно: именно из-за «пятой графы» Сталин, не афишируя истинную причину, переместил Рокоссовского на другие участки, когда его войска подошли сначала к Киеву, а затем к Берлину («Киев должен брать украинец, Берлин – русский»). И хотя немилостью это назвать нельзя, но все же…

Другой момент: быть может, завышен результат Василевского? Судя по отношению Верховного к Александру Михайловичу – нет. Известны слова Сталина, что идеальный полководец должен сочетать в себе качества Жукова и Василевского. Именно Жукова и именно Василевского. Мало того, коэффициент стратегических неудач у Жукова выше, чем у Василевского. Взять хотя бы бесславную операцию «Марс» на Ржевском выступе в конце 1942-го. Да и в штурме Берлина сосед Жукова слева Иван Конев и его 1-й Украинский фронт показал себя искуснее, чем слегка тяжеловато-натужный командующий 1-й Белорусского. Впрочем, затыкать «дыры» Сталин поручал Жукову чаще, чем Василевскому.     

Другое дело, что Жуков был больше известен в действующей армии, от рядового до генерала, потому что в основном был в войсках, ближе к передовой, а Василевский основное время находился на штабной работе. Фамилии Конева (вообще любившего окопы и не жаловавшего «штабные посиделки») и Рокоссовского тоже больше говорили рядовым, сержантам, младшему и среднему офицерскому составу. К тому же Жуков активно поучаствовал в политической жизни страны, особенно в 1956–1957 годах. Но… из песни слов не выкинешь: судя по всему, Сталин выше других и рядом друг с другом ставил маршалов Жукова и Василевского.                        

И в завершение – алаверды: а как же оценивали тов. Сталина полководцы Победы? При всех нюансах и оттенках, четыре ведущих маршала – Василевский, Жуков, Конев, Рокоссовский – очень высоко ставили роль Верховного главнокомандующего в период Великой Отечественной войны. В то же время – и это не менее важно, сопровождая теплые слова об «отце народов» обязательной добавкой, которая звучала, если суммировать вариации, примерно так: «Но Сталину нельзя простить вину за массовые репрессии».

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

 


Просмотров: 2174

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какой из художественных фильмов (сериалов) советского (российского) производства о Великой Отечественной войне вы считаете лучшим?

Яндекс.Метрика