Иркутск
15 августа 21:19 В эпицентре

Как Коля-Омуль стал Колей-Шелкопрядом

09:30, 23 июл

В середине июля Государственная дума под шумок других (очень странных) законов приняла поправки в федеральный закон об охране озера Байкал и разрешила до 31 декабря 2024 года сплошные вырубки в зоне Транссиба и Байкало-Амурской магистрали. В защиту этой крайне странной идеи публично выступил лишь один депутат Государственной думы, формально представляющий Иркутскую область, – председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

Известный жителям области как Коля-Омуль (за большой личный вклад в запрет на любой лов омуля, включая любительский), Николай Николаев давно уже перестал навещать Иркутскую область, в которой перед выборами в Госдуму почти что прописался. Оно и понятно: след, оставленный депутатом в новейшей истории области, трудно назвать светлым. Помимо сотен рабочих мест, уничтоженных в момент ввода запрета на лов омуля, можно вспомнить и многолетние усилия по торпедированию любых проектов ликвидации отходов БЦБК. Стоило только появиться любой разработке, любому варианту уничтожения 6 млн тонн шлам-лигнина, как Николаев делал все возможное, чтобы этот проект дискредитировать. Нельзя сказать, что он был такой один, но его вклад в затягивание процесса отрицать невозможно.

Однако сейчас речь не о прошлых «заслугах» Николая Николаева, а о том, как он защищает дыру, только что пробитую с его участием в и без того слабой системе охраны Байкала от алчных промышленных и транспортных компаний. Напомним, в Иркутской области до сих пор не удалось реализовать ни одну из запланированных особых экономических зон туристско-рекреационного типа, потому что запрещено производить сплошные рубки для строительства дорог и ЛЭП. А РЖД теперь можно. Чем же объясняет Николай Николаев такое неожиданное послабление?

«В 2008 году мы, Китай, Германия и другие страны подписали соглашение о создании на базе Транссиба глобального проекта по соединению Дальнего Востока и Европы и организации сообщения Пекин – Гамбург. Основная часть пути – Транссиб и БАМ. Из Китая в Германию грузовые поезда смогут добраться всего за две недели или даже меньше. Быстро, дешево и эффективно», – пишет Николай Николаев на своей странице в соцсети Instagram. И советует проверять информацию в интернете.

Мы последовали совету Николая Николаева и обнаружили, что депутат, мягко говоря, лукавит. Уже с 2014 года действует самый длинный в мире железнодорожный маршрут Иу – Мадрид, соединяющий шесть провинций Китая с Западной Европой. Действительно, это один из самых быстрых и экономически выгодных маршрутов из Китая на запад, и контейнерные поезда проходят его всего за 16 дней. Действительно, этот маршрут проходит по Транссибу (740 км из 10 тыс. километров), но речь идет об участке, начинающемся в районе города Илецка, Оренбургской области, а не об окрестностях Байкала.

Делать крюк и возить свои товары мимо Байкала китайцам совершенно незачем – это лишние тысячи километров и лишнее время в пути. Особенно бредово выглядит версия о транспортировке чего бы то ни было из Китая в Европу по БАМу – такое впечатление, что Николай Николаев не представляет себе трассу БАМа и знает лишь общее ее направление, с запада на восток, параллельно российско-китайской границе. Сообщаем депутату Николаеву: БАМ заканчивается в городе Советская Гавань, который стоит на берегу Охотского моря, к востоку от ближайшего участка границы с Китаем.

Понимая, что тога «защитника лесных богатств России» в свете принятия поправки в закон об охране Байкала сильно выцвела и прохудилась, Николай Николаев в соцсети Instagram продолжает оправдываться. Чего, говорит, вы волнуетесь, если БАМ и Транссиб уже есть и проходят с севера и юга Байкала соответственно? Давно там были, ничего не изменится…

Примерно с такой же логикой в 2006 году обращался к жителям Иркутской области и Республики Бурятия печально знаменитый гендиректор компании «Транснефть» Семен Вайншток. Он тогда доказывал, что вреда Байкалу не будет, если построить вдоль трассы БАМа еще и нефтепровод, потому что все равно уже техногенное воздействие имеется и от дополнительного ничего существенно не изменится. Увы, это неправда: экологическая система Байкала действительно адаптировалась к переменам, созданным двумя железнодорожными линиями, но их расширение означает увеличение грузопотока, увеличение количества поездов и рост риска аварий. Тот факт, что время от времени поезда сходят с рельсов, отрицать нельзя, а чем больше рейсов и чем тяжелее поезда, тем выше риск аварий и попадания грузов в воду.

Кроме того, когда Николаев пытается доказать силой одного своего убеждения, что никто не будет строить в зоне отчуждения железной дороги посторонние объекты, он выдает полное незнание истории. Сотрудники Вайнштока тоже обещали, что не выйдут за пределы уже пострадавшей от техногенного воздействия зоны. Однако в Бурятии подрядчики «Транснефти» начали вырубку леса еще в тот период, когда проект не был утвержден и не прошел ни одну экспертизу. Надо же понимать, господин депутат, что лес можно рубить не ради будущей жилой застройки (на которой вы почему-то зациклились в своем Instagram), но и просто… ради бревен.

«То есть Транссиб – это не просто железная дорога, это глобальный проект, который должен очень сильно укрепить положение России и Китая на мировом рынке. Россия при этом будет еще получать огромные деньги непосредственно за транзит. Не говоря уж о том, что этот проект – уникальный шанс для Сибири и Дальнего Востока поправить экономическое положение, развить не только сырьевой бизнес, сделать эти места более привлекательными для людей», – подводит итог Николаев.

За годы своего депутатства как бы от Иркутской области Николаев так и не понял одну важную вещь: в Сибири и на Дальнем Востоке люди не очень хотят, чтобы положение Китая на мировом рынке укреплялось за счет наших регионов. В Иркутской области и Бурятии все прекрасно понимают, что от вырубок леса на Байкале два региона (и тем более их рядовые жители) не получат ровным счетом ничего – разве что еще более расширившуюся зону отчуждения вдоль путей и объектов РЖД.

А про компенсации ущерба и высадку леса взамен вырубленного – расскажите, пожалуйста, жителям Красноярского края, которых вы, Николай Петрович, вместе с другими коллегами по Госдуме только что лишили 148 млрд рублей компенсации за ущерб, нанесенный природе при разливе нефтепродуктов в Норильске. Легко представить, как вы же голосуете за посадки леса вместо вырубленного в Прибайкалье где-то в Подмосковье. Как и было предусмотрено, дерево за дерево. И появится где-то вместо сотен кедров несколько сотен унылых осин… Спасибо, Николай Петрович, но лучше бы не надо.

Фото из Instagram-аккаунта Николая Николаева


Просмотров: 3577

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое из ожидаемых общественно-политических событий до конца 2020 года вы считаете наиболее важным?

Яндекс.Метрика