Иркутск
12 декабря 4:08 Экономика

Екатерина Сливина о туризме в Иркутской области: зимний бум, мультипликативный эффект и почему Байкал не Пхукет

08:00, 14 ноя

Совсем скоро исполнится четыре года с тех пор, как агентство по туризму Иркутской области возглавила Екатерина Сливина. Что изменилось в одной из выставочных для региона отраслей индустрии за это время? Чем живет туристическое хозяйство? Как удается совмещать развитие туризма и экологическую повестку?

Фото: МАСТС

– Екатерина Сергеевна, начать хотелось бы с краткого обзора текущего положения дел в отрасли. Расскажите, пожалуйста, каков общий объем турпотока в Прибайкалье? Сколько приезжает гостей? Из каких стран?

– За последние четыре года количество иностранных туристов выросло более чем вдвое, а общее число туристских прибытий увеличилось на 17 процентов. За девять месяцев 2019 года Прибайкалье посетили 1 млн 278 тыс. человек. Из них 326,8 тыс. – иностранцы. Этот показатель почти на четверть больше, чем в аналогичный период прошлого года. При этом география иностранных гостей региона обширна. Конечно, основную долю составляют граждане Китая. Но много туристов и из Кореи, Германии, Франции, Монголии, США, Японии, Великобритании, Польши.

Интересно, что временные рамки туристического сезона за последние несколько лет расширились. В этом году впервые произошел переломный момент: у местных туроператоров получилось продать больше турпакетов на зиму, чем на лето. Раньше к нам приезжали в основном летом, причем в короткий период: активность начиналась с середины июля до 15 августа. За четыре года произошел кардинальный переворот туристического сезона на Байкале: очень сильно «выстрелила» зима. Не скажу что это моя заслуга, это неправда. Чтобы раскрутить продукт необходимо раскачивать рынок много лет.

Это результат работы 10–15-летней давности, когда был создан событийный календарь зимних мероприятий на Байкале – фестиваль «Зимниада», который окрестили «стратегическим возвращением зимы на Байкал». В советские времена иностранные туристы приезжали на Байкал и зимой, и летом. Но когда политическая и экономическая ситуация в стране поменялась, самостоятельный турбизнес сделал упор на лето. Затем возникло понимание, что за пару месяцев много не заработаешь. В 2003 году по инициативе того самого турбизнеса возникла идея возродить зимний туризм.

Когда начинали, столкнулись с тем, что не было необходимой инфраструктуры. Турбазы были рассчитаны только на летний прием, только две–три турбазы работали зимой. Благодаря «Зимниаде» была создана минимальная инфраструктура, которая позволила принимать гостей. Постепенно возник эффект «снежного кома». Многие туристы оценили преимущества зимнего Байкала: больше всего прибытий фиксируется с февраля по март, а «высокий» сезон на Байкале теперь длится с мая по сентябрь–октябрь.

– Как развивается внутренний туризм? Что привлекает к нам соотечественников, а что, наоборот, им не нравится?

– Турпоток в первую очередь увеличился за счет иностранных туристов. Роста внутреннего туризма, к сожалению, нет. Он в лучшем случае либо на уровне, либо идет на спад, потому что уровень доходов населения России не растет. Для иностранцев, благодаря разнице курса валют, Байкал очень доступен, что также сыграло свою роль в росте турпотока. Для российского туриста отдыхать в России очень дорого. Сказываются высокие цены на перелеты, а также выраженная сезонность, из-за чего турбизнес вынужден повышать цены на услуги. С этими проблемами трудно бороться.

Возьмем авиаперелеты. Конечно, у нас есть ряд субсидируемых направлений, но деньгами из федерального центра поддерживаются маршруты в малые города. Безусловно, поддержка рейса Иркутск – Талакан жизненно необходима, но для кратного роста турпотока важнее субсидирование рейсов из Москвы. Однако загрузка рейсов Москва – Иркутск и без дотаций высока, поэтому предпосылок к их субсидированию нет. Единственное, что нам в какой-то степени помогло – это возвращение в Прибайкалье лоукостера «Победа». Благодаря нему многие авиакомпании пересмотрели ценовую политику в пользу уменьшения стоимости маршрутов в Иркутск.

Тем не менее, областное правительство продолжает работать над этой проблемой. Месяц назад была принята стратегия туризма РФ. Мы подавали свои предложения, и первым делом был озвучен вопрос снижения стоимости авиабилетов. До конца этого года должна быть разработана дорожная карта по реализации стратегии туризма, и там должны быть предложены конкретные механизмы по решению проблемы с внутренними авиаперевозками. Отмечу, что в этом году открылся новый рейс Иркутск – Санкт-Петербург, где у студентов и пенсионеров появилась возможность летать по льготному тарифу.

– Хотелось бы поговорить подробнее о месте туризма в Иркутской области. Какова его доля дохода в ВРП региона?

– Если говорить о процентных долях, то небольшая, но другой в нашем регионе и не может быть. Прогноз доходной доли в ВВП России от туризма по стране составляет 3,5 процента. Для Прибайкалья это недостижимый рубеж. Наш регион – промышленно ориентированный. У нас есть мега-предприятия по энергетике, добыче и переработке природных ресурсов. Но если исходить из абсолютных цифр, объем налоговых поступлений в консолидированный бюджет от деятельности по размещению посетителей гостиниц, турбаз и ресторанов за четыре года увеличился на 45 процентов. Например, в 2018 году общая сумма налогов составила 869,9 млн рублей, а в 2015 году было 599,7 млн рублей. Стоит отметить, что туризм всегда дает мультипликативный эффект. В формировании и реализации туристского продукта задействовано более 53 отраслей. В России утверждена собирательная классификационная группировка видов экономической деятельности «туризм». В ней объединено 12 видов ОКВЭД (общероссийского классификатора видов экономической деятельности). Если считать по этой методике, то в 2018 году туризм в Иркутской области принес 8 млрд. 690 млн рублей налогов в консолидированный бюджет.

– Насколько в правительстве Прибайкалья рассчитывают на туристическую отрасль? Понятно, что она никогда не превзойдет доходы от ресурсов, даже на таиландском курорте Пхукет доход от туризма – лишь пятая строка доходов бюджета. Но, тем не менее, там туризм приносит миллиарды долларов.

– Внимание туристической отрасли уделяется во всех стратегических документах правительства. Если взять проект стратегии социально-экономического развития Иркутской области, то там отдельным блоком выделен туризм. В Госплане Прибайкалья (разработку документа инициировал губернатор Сергей Левченко) выделено несколько направлений, которым будет уделено особое внимание в части экономического развития. И одним из таких направлений выделен туризм. В частности, там указаны конкретные цифры. Например, туристско-экскурсионный поток в Иркутскую область к 2023 должен превысить 2 млн 300 тыс. гостей, а объем платных услуг от туристской деятельности планируется увеличить до 10 млрд 318 млн рублей. Госплан предусматривает увеличение объема платных услуг и налоговых поступлений от туристской деятельности в консолидированный бюджет Иркутской области в два раза. Безусловно, правительство региона видит в туризме перспективу и экономический ресурс. Уже сейчас мы один из ключевых регионов на туристической карте страны. Иркутская область входит в пятерку субъектов Федерации по количеству иностранных туристов. Туризм входит в состав федерального и регионального проектов «Экспорт услуг». В проектах указаны серьезные задачи, которые необходимо достичь. Федеральные власти делают ставку в том числе и на наш регион.

– По объективным причинам нам никогда не принять таких туристических потоков, как у Москвы, Санкт-Петербурга, Крыма или Краснодарского края. Но наши соседи тоже не отстают. Мы регулярно слышим о достижениях Алтая и Республики Бурятия, где туристическая инфраструктура развивается заметными темпами.

– Мы искренне рады за соседей, но стоит понимать, что у них совершенно другая ситуация. На Алтае нет ограничений по строительству новых туристических объектов. В Бурятии нет Прибайкальского национального парка, который тянется почти по всему западному берегу Байкала, на самых притягательных для туристов территориях. Кроме того, до сих пор не определена кадастровая карта этой охраняемой территории. Такая ситуация порождает множество законодательных противоречий, тормозит развитие территорий.

Отсутствие качественной инфраструктуры отпугивает туриста. Кому хочется добираться до отдыха по кочкам и ухабам? Благодаря бывшему мэру Ольхонского района Сергею Копылову (под его началам построена дорога на МРС) у нас появилась возможность за три-четыре часа добраться до Малого моря. Теперь там появились базы, которые работают круглогодично. В выходные дни все турбазы заполнены нашими земляками. Но ресурс Малого моря органичен. Именно в эту сторону мы собираемся переориентировать туристические потоки, разгружать Малое море и Ольхон.

Таким образом, основная точка роста туризма на байкальском побережье находится со стороны южного Прибайкалья. В Байкальске есть особая экономическая зона, в границах которой создан кластер туристско-рекреационного типа. Туда вкладываются средства областного и федерального бюджета. Разрабатывается проект «Развитие туризма на Южном Прибайкалье», который позволит создать брендовый туристский маршрут «Южно-байкальское кольцо».

Этот маршрут будет обустроен по мировым стандартам качества и станет основой для создания новых и развития действующих направлений: «Великий Чайный путь», «Байкал-Хубсугул», «Золотое кольцо Сибири». На южном Байкале получит развитие экологический, спортивный, образовательный и событийный туризм. При этом район доступен для любых видов транспорта.

– Вероятно, есть точки роста туризма в Иркутской области, помимо байкальского побережья?

– Стоит подчеркнуть, что местные муниципалитеты всерьез загорелись идеей приема туристов. Безусловно, у нас масса возможностей для развития водного, приключенческого, экстремального, этнографического и событийных видов туризма. В частности, можно назвать районы Усть-Ордынского Бурятского округа, города Ангарск, Свирск, Заларинский, Качугский, Усольский районы, а также северные территории области: города Братск, Усть-Илимск, Усть-Кут, Железногорск-Илимский, Киренский, Казачинско-Ленский районы. Северные территории обладают большим потенциалом, в том числе и за счет аэропорта Братска, имеющего прямое сообщение с Москвой и Красноярском.

В 2017 году был разработан и запущен межрегиональный маршрут «Байкал – Ленские столбы». Экскурсионный тур с круизной программой начинается в Иркутске, проходит по городам Усть-Кут, Киренск, Витим, Ленск, Олекминск и заканчивается в Якутске. Ведь к туристическим ресурсам относятся не только памятники природы или культурное наследие, но и традиции, верования, фольклор, самобытная культура коренных народов.

В Национальном музее Усть-Ордынского Бурятского округа большим успехом пользуются культурно-образовательные программы «Шаман-Тур» и «Земля Гэсэра». В Эхирит-Булагатском районе с 2016 года работает этнопарк «Золотая Орда», вошедший в десятку лучших музеев под открытым небом по версии аналитического агентства «Турстат». Здесь проводят культурно-познавательные туры и экскурсии, обряды, мастер-классы и гастрономические дегустации.

Этнографический туризм развивается и в Заларинском районе. Здесь живут пихтинские голендры – выходцы из Германии, которые несколько столетий жили на границе Польши и Белоруссии, а во время столыпинских реформ переселились в Сибирь. Они сумели сохранить язык и культуру. В деревне Средний Пихтинск действуют этнографический музей и усадьба колониста-переселенца Гимборга, ежегодно проводятся Пихтинские встречи, этнофестивали. Не забудем и Тофаларию, где этнотуризм легко совещается с экологическим туризмом.

– Вы часто говорите о том, что туристическая отрасль на Байкале страдает от отсутствия туристической инфраструктуры. Есть ли надежда на перемены к лучшему, если мы скованы всевозможными экологическими ограничениями?

– Мы выступаем с инициативами о внесении изменений в законодательство. Конечно, мы не просим отменить ограничения, а сами выступаем категорически против этого. В сентябре этого года областным правительством утверждены правила организации туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природоохранной территории. Правилами, в основе которых легла научно-исследовательская работа расчета норм рекреационной нагрузки, установлены экологические требования к организации туризма и отдыха.

В правилах выделено 11 мест для возможного создания туристско-рекреационных зон. Для каждой определены тип, специализация, потенциал размещения туристов. Предусмотрено внедрение системы природоохранных паспортов участников туристкой деятельности, ведение мониторинга. Турпоток легко регулируется. Если где-то уже построено пять гостиниц с номерным фондом в 250 мест, то 300 человек там уже не поселить. Не все любят жить в гостиницах, многие жители Прибайкалья предпочитают жить в палатках. Для них будут выделены места под кемпинговые стоянки. В этом случае мы точно будем знать, сколько машин может принять кемпинг. Когда процесс будет отрегулирован, предпосылки для вреда экологии исчезнут.

Жители прибрежных поселков говорят «Байкал – это наше счастье, но с этим счастьем тяжело жить». Нам повезло жить рядом с Байкалом, но мы несем за него ответственность. Байкал – это богатство, которое легко утратить, а потому жить рядом с ним надо правильно.

Вадим Мельников / ИА «Альтаир»


Просмотров: 3669

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?