Иркутск
06 декабря 9:27 Культура

Волновой эффект искусства: в Иркутске открыли выставку в защиту Байкала

08:30, 29 июл

В Галерее Виктора Бронштейна 27 июля открыли выставочный проект «Волновой эффект» – многогранную работу, совместившую фотографию, видео-инсталляцию, скульптуру, электронную музыку и художественные эссе. Кураторами творческого диалога американских и российских художников о будущем Байкала выступили экспериментальные художники из США Габриела Булисова и Марк Айзек.

Габриела и Марк – семейная пара современных художников, увлеченных созданием проектов на остросоциальные темы по всему миру. В их портфолио, например, фотопроект об американских детях, чьи родители оказались в тюрьме, а также о женщинах-заключенных в украинском городе Мелитополь. Их работы пользуются популярностью у читателей больших мировых изданий, в том числе National Geographic.

Последние десять месяцев Габриела и Марк провели в Прибайкалье: общались с населением, учеными, художниками, исследовали уникальную байкальскую природу. Итогом масштабной работы стал проект «Baikal Lenses» из фотографий, снятых через специальные линзы. Кроме того, творчески совместив  данные иркутских ученых об изменении климата со звуками байкальских льдин и ломающихся торосов, они создали  фильм о прошлом, настоящем и будущем Байкала. Музыку для фильма написал иркутский музыкант Евгений Маслобоев.

В экспозицию также вошли инсталляции молодых скульпторов из регионов России: Бурятии, Красноярского края, Кемеровской области и Хакасии. Авторы работали с разными материалами: металлическими трубами, стеклом, вторсырьем, пластиком. Получились яркие художественные образы, которые интерпретируют последствия антропогенного влияния на природу Байкала.

Корреспондент «Альтаира» встретился и поговорил с творческим дуэтом.  

– Ваши прошлые работы имели остросоциальную направленность, далекую от экологических тем. Как получилось, что вы увлеклись Байкалом?

Габриела:

– Мы приехали по программе образовательных грантов Фулбрайта. Это программа академического и культурного обмена между учеными и художниками Америки и более 150 стран мира. Нас всегда волновали проблемы, в той или иной степени, связанные с водой. Что, собственно, и привело нас к Байкалу, как к одному из самых крупных на Земле хранилищ чистой питьевой воды.

Мы исследовали вопрос и обнаружили обстоятельства, неизвестные большинству иркутян. Мониторинг климата показывает, что среднегодовая температура в Прибайкалье за последние три десятка лет выросла на два градуса. На планете всего три места, где изменения климата настолько заметны: в Антарктиде, северо-западных районах США и здесь, в Прибайкалье. Экосистема в Сибири быстро меняется. И не в лучшую сторону. Так мы решили отправиться в длительную командировку.

Марк, как и многие американцы, не знал о Байкале ничего. А я родилась в Чехословакии, и мой дед бывал здесь. Когда я была маленькой, он часто вспоминал о «сибирской жемчужине», и, конечно, посетить это сказочное место мне хотелось всегда. Конечно, я обрадовалась представившемуся случаю. Работать здесь оказалось удачным шансом совместить приятное с полезным.

Изначально мы намеревались снять документальный фильм об экологических проблемах Байкала. Но оказавшись здесь и пообщавшись с местными жителями, мы поняли, что нужно делать что-то другое. Даже простая пейзажная съемка не даст возможности передать местную атмосферу. Для столь неординарного места нужно было что-то необычное, новый творческий метод. Так родилась оригинальная идея «Baikal Lenses» – пейзажей, снятых через специальные линзы.

– То есть проект появился в Иркутске?

Марк:

– Да. Согласно преданию бурятского народа, в давнюю пору случилось сильнейшее землетрясение. Земля разверзлась, и языки пламени вырвались из недр. Огонь сжигал все на своем пути. Люди молились всем богам с просьбой остановить адское пламя, но боги не отвечали на их мольбы. Отчаявшись, люди стали заклинать: «Бай гал!» (в переводе – огонь, остановись). И случилось чудо – огонь остановился и пропал. А земной разлом начал наполняться чистейшей водой. Именно этот миф о появлении Байкала послужил для нас вдохновением.

Безусловно, выражение «Священный Байкал» мы слышали и раньше, но в полной степени прочувствовали это здесь. Через общение с местными людьми, через восприятие озера. Во время разговоров со старожилами мы прониклись уважением, которое они испытывают к Байкалу, к родной земле, к простой, вроде бы, мысли «не вредить месту, где живешь». Нашему поколению есть чему у них поучиться. Записывая интервью, мы ощутили невероятную связь с Байкалом. Эта связи и породила проект «Волновой эффект».

– Проект получился объемным: фотографии, видеоинсталляция, эссе и статьи, есть музыкальная часть в виде электронных треков. У вас были помощники?

Габриела:

– Нам помогало огромное число людей. Мы сотрудничали с ИрНИТУ, Байкальским музеем в Листвянке, муниципальными и экологическими организациями. На Ольхоне мы совершенно случайно познакомились с французским музыкантом, который записывал треск льда и гром торосов, он охотно поделился записями звуков. Электронные треки написал иркутский музыкант-экспериментатор Евгений Маслобоев. Это талантливейший мультиинструменталист, который способен создавать музыку даже с помощью растений или предметов мебели. Он обработал статистические данные иркутских ученых и преобразовал их в музыку. Музыка вышла тревожной.

Нас очень вдохновили местные молодые ученые, посвятившиеся жизнь изучению Байкала и природных систем. У них горят глаза, их энтузиазм не может не заражать. В Северобайкальске мы познакомились с поколением строителей БАМ. Романтически настроенная молодежь ехала проложить дорогу к богатствам Восточной Сибири. Со временем они заметили, что Байкал испытывает гигантскую антропогенную нагрузку, и вынужденно стали экологическими первопроходцами. Сейчас эти люди бьют в набат, ведут свою частную экоборьбу, и это подкупает, заражает чувством сопричастности.

– Считаете ли вы, что искусство может изменить мир? Или хотя бы часть мира?

Марк:

– Это очень важный вопрос. Конечно, у нас нет иллюзий, что проект сможет глобально поменять отношение людей к экологии. Такого эффекта нужно добиваться постепенно, годами. Но чтобы поменять менталитет, нужны небольшие шажочки. Это возвращает нас к названию выставки «Волновой эффект». Мелочи, которые мы делаем, чтобы защитить природу и сберечь Байкал, вместе с другими маленькими волнами способны создать огромную волну перемен, которая сохранит озеро для будущих поколений.

Когда мы сталкиваемся с угрозами изменения климата и антропогенного загрязнения, мы должны спросить себя: «Какую рябь на воде я создам?» Своим проектом мы стараемся создать эффект ряби, волны от камешка, который бросают в воду. Каждый житель байкальского региона может внести свою лепту, чуть изменив организацию собственной жизни, задавая экологически тренд. Который, хочется надеяться, начнет распространяться в геометрической прогрессии.

– Каковы ваши дальнейшие планы?

Габриела:

– Год жизни в Иркутске связал наши судьбы с Байкалом. Погрузившись в тему, мы поняли, сколько есть неосвоенных направлений и проблем, которые были затронуты лишь по касательной, но требуют более глубокой проработки. Помимо вопросов охраны окружающей среды существует богатое социо-культурное направление. Например, мы видим, как под натиском глобализации стремительно исчезают традиции и языки малых народов. Сейчас мы подаем заявки на новые гранты, чтобы через какое-то время вернуться на Байкал и продолжить работу.  Очень не хочется уезжать.

Вадим Мельников / ИА «Альтаир»

Фото пресс-службы Галереи Виктора Бронштейна


Просмотров: 1173

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из депутатов Государственной думы РФ и членов Совета федерации от Иркутской области наиболее полезен региону?