Иркутск

Новости по теме

Владимир Новожилов

Главный врач городской Ивано-Матренинской детской клинической больницы, депутат Законодательного собрания Иркутской области ответил на вопросы журналистов ИА «Альтаир» и газеты «Байкальские вести».

«Буду говорить то, что действительно думаю, нравится кому-то или нет. Я такой, какой есть», — сразу предупредил наш гость, и не соврал. Владимир Новожилов без прикрас рассказал журналистам «Байкальских вестей», как получилось, что он никогда не хотел руководить медучреждением и заниматься политикой, но вот уже почти десять лет успешно возглавляет Ивано-Матренинскую детскую клиническую больницу и семь лет является депутатом сначала думы Иркутска, а с сентября 2016-го — Законодательного собрания Иркутской области.


Владимир Новожилов. Фото Татьяны Глюк, «Байкальские вести»

— Владимир Александрович, одиннадцать сотрудников Ивано-Матренинской больницы пострадали 23 ноября в крупном ДТП на Байкальском тракте. Как сейчас их самочувствие?

— Идут на поправку. Тех двоих, что были госпитализированы, на днях выпишут домой, остальные находятся на амбулаторном лечении. Всем хочу сказать спасибо за поддержку в этой ситуации, столько звонили, спрашивали, чем помочь. Горжусь своим коллективом — пострадавших срочно заменили, не дав аварии навредить работе. Водителю служебного автобуса спасибо, что среагировал так быстро и первым начал вытаскивать людей, оказывать помощь.

— Вот вы главный врач...

— Никогда не хотел быть главным врачом и сейчас не хочу. Я эту должность занял по необходимости, несколько раз отказывался, но ситуация так развивалась, что надо было решиться. Меня, вообще-то, выбрали, коллектив голосовал, целая революция была. А когда тебя выбрали, а не только назначили, это другая степень ответственности. Я на работу в первый день, 9 января 2007 года, на ватных ногах шел. И коллектив вручил мне такой паспорт, что я главный врач, а в нем — что я имею право делать, а что нет, как я с людьми должен разговаривать, а как не должен.

Так что я такой же доктор, как все, просто они мне еще поручили организацией заниматься, в нагрузку. Главный врач — это же вообще не профессия. Моя профессия — детский хирург. И я ее не бросаю и считаю главной в своей жизни.

— Какие изменения необходимы больнице?

— Никого не устраивает, что у нас, образно говоря, баня, а через дорогу — раздевалка. Основной комплекс расположен на улице Советской, а здание на Депутатской, 22, — в бывшем общежитии, где однажды временно разместили койки детские, и уже 48 лет они там. Только бы найти средства и построиться, отделение перевести, а на Депутатской сделать общежитие для врачей. На 23-м километре Байкальского тракта Юрий Абрамович Ножиков нам подарил в 1992 году санаторий, там шикарная территория площадью 33 гектара, леса первой категории. Правда, здание в упадке. Мы долго за него боролись, только в прошлом году сняли все юридические вопросы. Вот этим заниматься надо, развивать. Не мне, так следующему главному врачу.

— Но с работой главного врача вы, очевидно, справляетесь хорошо, за десять лет трудовой договор с вами должны были продлить уже не раз.

— Это отдельная тема. Сейчас с главными врачами заключаются контракты всего на год. Я считаю, это вообще неправильно. Нужно понимать психологию людей. Если человеку сказать, что его на год берут, а что будет 31 декабря, неизвестно, что он будет делать? Ничего. Если я главный врач, я планирую проработать на этом посту ну хотя бы пять лет. Хотя снять меня можно хоть завтра, и неважно, есть контракт или нет. Запил если, или проворовался, или просто так. Вы выбрали меня главным врачом, так дайте мне работать, а не держите на крючке.

В связи с последними событиями еще хочу сказать, что смена главных врачей не должна быть стратегией министерства по решению всех проблем. Ну поменяли главврача, и что, лучше стало?

— А конкретный пример можете привести?

— Про Сергея Панова скажу, шестая больница Иркутска. Он не хуже других врачей, достойный человек. Я понимаю, что министр решил поднять дисциплину таким способом. Но в итоге он просто злит людей.

— А как у вас вообще строится взаимодействие с министром здравоохранения региона Олегом Ярошенко?

— Да никак. К нему сложно попасть на прием. Один раз я просидел у него в приемной с шести вечера до половины десятого, а вопрос был на секунду — «да или нет».

— Что бы вы тогда посоветовали министру в плане отношений с главными врачами?

— Во-первых, мы должны друг другу доверять. Во-вторых, доступность. Я же не просто так пришел, не по домашним делам, я пришел вопросы важного детского учреждения решать. Третий момент — уважение. Главврачи, как правило, все-таки люди с опытом. Также, назначая главных врачей, надо помнить, что для достижения больших результатов нужно время. И назначение должно, как минимум, поддерживаться коллективом.

— В 2014 году медицинские учреждения Иркутска были переданы в управление региона. Как вы оцениваете результат этого и есть ли смысл возвращаться к прежнему порядку?

— Хороший вопрос. Я тогда участвовал в праймериз «Единой России» и позицию занимал такую: надо двигаться параллельными курсами. Конечно, надо объединять Усольский район и Усолье, Тулунский район и Тулун, чтобы люди из районов могли получать помощь в районном центре, но Иркутск нельзя было передавать на областной уровень. На 30 лечебных учреждений Иркутска раньше выделялось порядка 1,5 млрд рублей — на ремонты, строительство. Так мы операционный блок в Ивано-Матренинской построили, городской перинатальный центр. Ну и было предложение, постепенно поднимая здравоохранение по области, на каком-то этапе в 2019 или 2020 году уже слиться в единую систему. Мы написали письмо, я помню, в конце мая от имени депутатов городской думы Сергею Ерощенко, но ответ пришел отрицательный. Сейчас сумма 268 млн рублей на всю область, а в прошлом году было еще меньше. Чем сейчас живут большие больницы? Коммерческими услугами промышляем.

Мысли о переходе к прежней системе, наверное, приходят всем главным врачам. Но на обратную перестройку уйдет еще года два-три, финансовых ресурсов таких все равно уже не будет, в стране кризис. И мы потеряем деньги на развитие высокотехнологичной медицинской помощи, которые получаем как областные медучреждения, и это нас как-то поддерживает. Сейчас всем нелегко, и прыгать из стороны в сторону, как зайцы, не лучший вариант. Как ситуация дальше будет развиваться, зависит и от внешнеполитических факторов, и от внутренней политики. Это то, чего мы все ждем: что к нам, жителям страны, обернутся и мы будем лучше жить. Без этой надежды никак.

— А что вы думаете о существующей сейчас идее объединять в Иркутске городские больницы с областными?

— Это глупая идея. Любая реорганизация должна быть продуманной. У нас с детской областной больницей паритет, который выстроился еще с момента их организации. У них своя ниша, громадная. Занимаются детской онкологией, неврологией, кардиологией, пульмонологией. У нас нет проблем, и мы успешно взаимодействуем.

Я вот думаю, что, наоборот, надо строить поликлиники в городе. Городская клиническая больница № 1 была рассчитана на 30 тысяч пациентов, а сегодня там 90 тысяч. А она когда ремонтировалась? Больница № 9 в Рабочем — вообще позор.

Была, кстати, идея у нас в ассоциации детских хирургов России создать несколько мощных медицинских центров в федеральных округах, которые могли бы оказывать все виды помощи детям. Потому что в каждом городе их открыть невозможно, так как нужны команда, дорогое оборудование. Теперь наш собрат, детский хирург Дмитрий Морозов стал председателем Комитета по здравоохранению Государственной думы. Будем этот вопрос продвигать. Я бы, конечно, хотел, чтобы центр заработал на базе нашей больницы. Мы открыли нейрохирургическое отделение, в мечтах — детская кардиохирургия, если бы была возможность, я бы и комбустиологию забрал, то есть ожоги. Сейчас дети с ожогами вместе со взрослыми лежат.

— Если вы в первую очередь детский хирург, зачем вы дважды избирались в думу Иркутска, а в этом году — в Законодательное собрание?

— Я считаю, неправильно, что врачи занимаются политикой. Но в нашей стране без этого невозможно чего-то добиться. Не будучи политиком, вы бы ходили и говорили, а вас никто бы не слушал. Другое дело нажать на кнопку в Законодательном собрании: «Давайте мне еще 30 млн для наших детей». Я не люблю политическую работу, это столкновения интересов, внутри себя что-то рвешь, но я знаю, что без этого я не построю никакую больницу, а я хочу построить.

— К обсуждению идеи создания детского центра губернатора привлечь не хотите?

— Хочу. И Законодательное собрание тоже, но я еще не понимаю до конца, как оно работает. Это разные уровни власти, хотя я не люблю слово «уровень». «О, это такой уровень!» Я понимаю взаимодействия в думе, а как все общаются друг с другом в областном парламенте — еще не до конца.

— В чем разница?

— В думе Иркутска хоть и большая фракция «Единой России», у всех в ней разные взгляды. Дискуссии на заседаниях фракции настолько жаркие, что моя функция как ее руководителя была не допустить, можно сказать, раскола думы, не допустить, чтобы шли стенка на стенку.

— А приходилось вам с начала политической карьеры принимать решение, с которым вы лично были не согласны, или выступать в поддержку чего-то, что внутренне вызывало неприязнь?

— Вы говорите о настоящей политике: когда говоришь одно, думаешь другое. Есть такое понятие «демократический централизм» — про подчинение меньшинства большинству. Вот иногда приходится.

— Расскажите про семью, дома бывать успеваете?

— Да, но когда дети ушли, как-то пусто в доме стало, хотя друзей много бывает. Старшему сыну 34 года, он хирург в отделении портальной гипертензии в областной клинической больнице. Младшему 33, он предприниматель. Старший серьезный очень, а младшего с детства дед называл председателем, он ничего вроде не говорит, но делает так, что все выстраиваются в одну линию. И помогает всем, активный очень. Супруга в первой городской больнице работает, врач ЛФК, реабилитолог. Еще фотографирует, человеку же надо реализоваться помимо работы. Кто-то танцует, кто-то отжимается, кто-то пьет водку. Она вот фотографирует. А я горжусь и помогаю чем могу, отвезти куда-то, например.

— Может, хотите что-нибудь пожелать в преддверии Нового года губернатору, коллегам-депутатам, мэру?

— Я ко всем хорошо отношусь. Хоть у нас разные взгляды, мы этим и сильны. Ведь у нас у всех одна партия — жители Иркутской области. И страна у нас одна. Я бы хотел пожелать и губернатору, и мэру, и вообще всем, чтобы мы меньше занимались политикой и больше занимались собой, городом, областью, нашими детьми. От того, как мы заботимся о наших детях, зависит будущее.

Про «Байкальские вести» хочу сказать, что всегда газета интересная. Даже когда какой-то недобрый материал выходит, он же тоже нужен. Иногда читаешь что-то критическое про себя в СМИ, думаешь: «Елки-палки, какая сволочь это написала?», но потом задумаешься, а может, они правы, а может, мое мнение неправильное. Где истина в этой жизни? Истина в сердце, и надо поступать так, как сердце велит.


Просмотров: 807

Отзывы

28 марта, 17:15

Диплом Татьяны Казаковой все-таки уничтожат

Иркутский областной суд оставил без изменения решение Кировского районного суда Иркутска о признании недействительным диплома о высшем образовании Татьяны Казаковой.

28 марта, 15:47

Кто станет президентом Франции?

Первый тур выборов состоится 23 апреля, второй, неизбежность которого предсказывают все эксперты, — 7 мая. Официально зарегистрировано 11 кандидатов.

28 марта, 13:02

КПРФ: основной кандидат в президенты — Валерий Рашкин, в резерве — Левченко и Локоть

По неофициальной информации, лидер компартии Геннадий Зюганов отказался от выдвижения своей кандидатуры на выборах президента РФ.

28 марта, 12:05

Минобороны РФ согласовало создание военной кафедры в иркутском «политехе»

Коллегия Министерства обороны Российской Федерации одобрила просьбу Иркутского научного исследовательского технического университета о создании в вузе военной кафедры.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (39-52) 95-08-11

 

Кто станет президентом Франции по итогам выборов 23 апреля и 7 мая?