Иркутск
25 ноября 12:01 Пресс-конференция

Последние новости

Виктор Игнатенко

17:05, 27 мая 2013 г.

Председатель избирательной комиссии Иркутской области Виктор Игнатенко ответил на вопросы агентства «Альтаир» и газеты «Байкальские вести».

— Избирком внес для утверждения депутатами Законодательного собрания минимально возможную норму по количеству собираемых подписей для кандидатов-самовыдвиженцев: полпроцента. Конечно, существует и другая точка зрения: слишком простой доступ на выборы имеет свои минусы. Будет слишком много кандидатов, будет много шума, бюллетень для голосования получится очень большим, отпадет возможность использования комплексов обработки избирательных бюллетеней. Но я думаю, что эти издержки носят организационно-технический характер и не могут стать главными в избирательной кампании.

Мы с вами знаем, что честные выборы начинаются с установки честных правил их проведения. Поэтому мы внесли два законопроекта, первый из которых рассматривался на апрельской сессии. Мы просили Центральную избирательную комиссию проэкспертировать наш закон, получили от нее предложения и уже после этого внесли законопроект. По статье 41-й мы вывели вопрос с апрельской сессии, поскольку в Законодательном собрании доминировала точка зрения, что никаких корректив вносить не нужно, чтобы привести региональное законодательство в соответствие с федеральными требованиями. А мы, наоборот, настаивали на этом и провели самые серьезные консультации, вплоть до Конституционного суда РФ.

Я до последнего момента считал, что профильный комитет Законодательного собрания, руководствуясь здравым смыслом, не отвергнет нашу инициативу. Но интенсивные консультации мы проводили для того, чтобы, во-первых, убедиться в собственной правоте и, во-вторых, чтобы понять, что нужно будет предпринять, если депутаты не примут предлагаемые поправки.

Имевшаяся в областном законе норма была мертвой и не соответствовавшей Конституции. Центризбирком четко выразил свое отношение к ней: Иркутская и Ярославская области были подвергнуты жесткой критике за отступление от правовой позиции Конституционного суда. Если бы избирательная комиссия бездумно применяла имеющуюся норму, какие последствия могли бы произойти? Есть одно из оснований признания судом выборов недействительными. Это незаконный отказ в регистрации областного списка. Если суд выносит решение в период избирательной кампании, он обязывает избирком зарегистрировать список. Но процесс может и затянуться: первая инстанция принимает одно решение, Верховный суд – другое, а итоговое решение может быть принято после установления итоговых результатов выборов — тогда результаты выборов в Законодательное собрание могут быть признаны судом недействительными по всей области. Это было бы ЧП всероссийского масштаба. Потому мы и настаивали на замене нормы.

Но даже если бы спорная норма закона осталась прежней, мы ни в коем случае не позволили бы приблизиться к чрезвычайной ситуации. Мы эту норму просто не применяли бы, выполняя предписание Конституционного суда. Его решения обязательны для исполнения судами, госорганами и должностными лицами.

— Все-таки почему большинство депутатов Законодательного собрания области (а это все «единороссы») были так настроены против внесения поправок в закон?

— Это вопрос не ко мне. Я сам был удивлен такой позиции.

— Состоялся координационный совет непарламентских партий, принявший заявление в адрес Следственного комитета, президента и правительства страны. В заявлении написано, что иркутский закон о выборах остается репрессивным, поскольку с списке должно быть не менее 67 кандидатов. В других российских регионах порог существенно ниже: 15 или даже 12 человек.

— Избирательная комиссия не является политическим органом. Мы действуем с точки зрения права. Есть вопросы права, а есть вопросы политической целесообразности. Мы не входим в сферу политической целесообразности, потому что имеется очень много вариантов модификаций избирательной системы. У каждого из них имеются свои плюсы и минусы, а количественные параметры могут быть самыми разнообразными. Вновь повторю: это вопросы политической целесообразности. А политика — это искусство возможного. Идеальных избирательных систем не бывает.

Если вам интересно мое личное мнение, то я бы увеличил количество депутатов нашего Законодательного собрания. Я высказывал эту точку зрения при подготовке проекта Устава Иркутской области.

— По каким мотивам?

— Во-первых, вспомним, что после объединения Усть-Ордынского округа с областью представителям округа предназначалось четыре депутатских мандата. Теперь их число уменьшено до одного.

— Действительно, общественность округа выражает возмущение этим фактом.

— Во-вторых, 51 процент мест будет заполнен по пропорциональной системе, а 49 — по мажоритарной. Вполне можно избирать 50 или 60 депутатов. Ведь мест в Законодательном собрании им хватит. И вообще, нельзя правовые решения обосновывать только нехваткой площадей или денег. Денег, как мы знаем, всегда не хватает. Бюджетное финансирование — это всегда вопрос приоритетов. Но мой вывод неизменен: это вопрос политической целесообразности.

— Вопрос от «Гражданской платформы»: какова роль политической партии при распределении мандатов?

— Установлен проходной барьер семь процентов. Та партия, которая набрала менее семи процентов, но пять и более, тоже получит мандат. Этого ранее не было. Появился дополнительный смысл войти в избирательную гонку.

— Вы упоминали про постоянный ремонт российского законодательства, регулирующего выборные процессы. А ведь эта необходимость вызвана монополией одной партии. Или у вас иное мнение?

— Мы занимаемся не политикой, а вопросами права. Мы правоприменительный орган. А вот как ученый я имею свой критический взгляд на процессы. Научно-критический.

— 1 июня «Единая Россия» провела «праймериз», впервые назвав их народными выборами. Облизбирком приветствует такие выборы без его участия?

— Это их внутрипартийное дело.

— Но разве «Единая Россия» не дискредитирует избирательный процесс, когда он идет без контроля за голосованием и подсчетом голосов?

— Я бы не называл «праймериз» выборами в истинном значении. Это отборочные процедуры, форма работы в публичном пространстве. Настоящие выборы проводятся по другим правилам. Мы на выборах исполняем еще и функцию арбитра. Но законом не запрещены и «праймериз».

— Мы все отлично знаем, что такое административный ресурс. Поэтому, как говорится, вопрос в лоб: оказывается ли на вас какое-либо давление? Может быть, со стороны партии власти? И если это случится, какой будет ваша реакция?

— На меня давить очень трудно. Сейчас никто не обращается с просьбами или приказами. Но в жизни все бывает, могут и обратиться. Я всегда всех внимательно выслушиваю, но поступаю по закону. Всегда — по закону.

Были моменты давления в 2008 году, но я об этом заявил публично.

— Это в период работы Сергея Сокола в должности первого заместителя губернатора?

— Да. Тогда было давление. У меня до сих пор сохранился список, директивно выданный Сергеем Михайловичем. Он потребовал отменить регистрацию более 10 человек. Но избирательная комиссия Иркутской области не является структурным подразделением какого-либо органа государственной власти.

За период моей работы было несколько конфликтов. Один из них, в 2000 году, когда месяца четыре мы не могли избрать спикера Законодательного собрания. Был конфликт с губернатором Б.А.Говориным. Он пригласил меня в кабинет и в очень жесткой форме потребовал забрать депутатский мандат у Истомина. Я ответил, что мандат Истомин получил не по усмотрению облизбиркома, а по воле избирателей. Он настаивал: мол, в выборах были отмечены очень серьезные нарушения. Я парировал этот довод: если нарушения выявлены, следует обратиться в суд.

— А как вели себя другие губернаторы области?

— Ножиков был человеком иного стиля: он никогда не давил. Он убеждал и договаривался. У него была хорошая черта: никогда не давать команды юристам. Юристы должны честно сказать: что соответствует закону, а что нет. А руководитель, когда принимает решение, берет на себя все риски.

Тишанин тоже никогда не указывал мне и не командовал, как и лично Есиповский. Другое дело — Сокол: с его стороны было давление.

— Сколько партий смогут принять участие в сентябрьских региональных выборах?

— В нашей области насчитывается 40 отделений политических партий. Мы понимаем, что вновь созданные объединения всегда проходят через возраст политического младенчества и взросления. Чтобы партия стала политической силой, нужно время.

Нужен и опыт, потому мы на семинаре с политическими партиями говорили их представителям: «Если возникнут вопросы, обращайтесь к нам. Мы все расскажем. Это наша задача». У нас — полная информационная открытость, все размещено на сайте. Мы подготовили много методических документов. Мы для партий подготовили памятки, даже компактные диски. И мы не будем молчать, заметив недостатки в документах какой-то партии. Мы на них укажем, и у партий будет время внести необходимые исправления. Но мы понимаем: большие победы одерживают большие профессионалы.

— Какого же размера будет бюллетень для голосования при наличии в регионе 40 партий?

— С бюллетенем проблем не будет. Данные обо всех зарегистрированных областных списках уместятся в нем. Не исключаю, что в будущем бюллетень может быть скомпонован в виде брошюры. Кстати, в проекте федерального закона о выборах депутатов Госдумы такая возможность предусмотрена.

— Сколько партий будут упомянуты в нашем областном бюллетене?

— Предсказать сложно. Местные (городские, районные) отделения имеются только у 17 партий. Это говорит о различной их силе и потенциале. Не забудем, что выборы всегда требуют финансовой поддержки: нужно сформировать избирательный фонд. А это не всем по силам.

— Будет ли подсчет голосов оперативным? Как только возникает какая-то заминка, сразу же ползут слухи о подтасовках.

— У нас есть регламент работы, который мы никогда не нарушаем. Иногда нас настораживает низкая активность голосования. Мы видим какое-то затишье: народ не идет на избирательные участки. Начинаем выяснять, в чем же дело. В одном случае ливень прошел. В другом мы отметили, что после 18 часов по ряду территорий, расположенных вдоль железной дороги, люди перестали появляться на участках. Стали разбираться, и оказалось, что в это время проследовал литерный поезд, в котором ехал товарищ Ким Чен Ир. Все подходы и проходы были перекрыты. Поезд прошел — народ появился на голосовании.

— Имеется ли какой-то прогноз явки на выборах 8 сентября?

— Мы социологией не занимаемся. Но по опыту прошлых лет обычно на выборы депутатов Законодательного собрания Иркутской области явка колеблется в пределах 30-35 процентов.

— Вы не считаете, что нынешняя дата выборов отнюдь не способствует явке избирателей?

— Может быть, 8 сентября и не очень удачная дата.

— Зато с точки зрения партии власти — удачная.

— Мы выполняем закон. А с точки зрения обоснования даты выборов прежние сроки, мне кажется, были более удобными для избирателей. Если вам интересно мое личное мнение, то март и октябрь я считаю более оптимальными вариантами.

— Нужно ли устанавливать порог явки?

— Если мы вновь говорим о моем мнении, то я бы его установил. Это определило бы у всех более серьезное отношение к выборам. Иногда мы видим, что муниципалитеты отказываются помогать работе избирательных комиссий, хотя этого требует закон. Я бы ввел порог явки, ниже которого выборы считаются несостоявшимися, но не 50 процентов, как это недавно прозвучало из уст одного депутата Госдумы от ЛДПР. Такая норма вряд ли будет обоснованной. На мой взгляд, можно было бы установить его на уровне 20-25 процентов.

— Не пора ли возвратить в бюллетень графу «Против всех»?

— Споры об этом возврате являются резко политизированными с акцентом на текущую ситуацию. Графа «Против всех» имеется лишь в некоторых странах — бывших союзных республиках СССР. Когда эту графу вводили в России, это новшество являлось всего лишь технологией отъема голосов у ведущей оппозиционной партии. Нас тогда очень сильно критиковали юристы и политики Западной Европы.

Это ведь снова вопрос политической целесообразности, но тогда нужно решать проблему финансового обеспечения агитации против всех. А ведь каждая строчка в бюллетене должна иметь механизм агитации. Скажу, что никто пока не нашел такого механизма. Как профинансировать агитацию против всех без нарушения принципа равенства? Разрешить всем избирателям создавать избирательные фонды? Будет благодатная почва для злоупотреблений. Нет и соответствующего зарубежного опыта.

— Кроме выборов в состав Законодательного собрания Иркутской области будут ли еще какие-то выборы в сентябре?

— Муниципальные выборы в Усть-Ордынском Бурятском округе.

— Есть одна совсем неполитическая проблема, но она весьма остра. Большая часть избирательных участков расположена в школах, а нет никакой уверенности, что они будут готовы к началу учебного года. Например, в прошлом году многие школы не были готовы к работе до конца сентября. Как же проводить голосование 8 сентября?

— Любую дату можно выбрать, и всегда что-то не будет к этому сроку готово.

— Речь еще и о том, что 1 сентября является всенародным праздником. А школе будет не до праздников: коллективы будут, как говорится, стоять на ушах из-за неготовности к выборам через неделю.

— Я думаю, выборы мы проведем при любых обстоятельствах. Жизнь покажет, может быть, нужно будет вернуться к другим срокам проведения голосования.

— Если партии власти будет выгодно вернуться, тогда и состоится возвращение. Имеются ли какие-либо проблемы с печатью бюллетеней?

— Их изготовление возможно только при проведении конкурса. И в 2008 году мы столкнулись с весьма серьезной проблемой: такой конкурс выиграла одна контора из разряда «Рога и копыта». Ее офис находился на квартире в микрорайоне Приморском, на счете было 10 тысяч рублей, никакой полиграфической базы не имелось. Они преследовали цель не бюллетени напечатать и даже не деньги заработать. Ими был задуман срыв выборов. Мы смогли отказаться от результатов конкурса, смогли организовать печатание бюллетеней по цене ниже, чем на конкурсе. Это был единственный такой случай в России. Надеюсь, на выборах в этом году таких проблем не возникнет.

— Еще один неполитический вопрос. В Иркутске есть микрорайоны, не имеющие ни школ, ни больниц, ни клубов. Или там вообще негде голосовать, или один-единственный участок приходится на огромное количество избирателей. На улице выстраивается очередь. Это тоже отпугивает людей от голосования.

— Мы не можем за все нести ответственность. Помещения выделяют главы муниципальных образований. Выборы — это забота всех. Конечно, выборы — это еще и лакмусовая бумажка всех наших проблем. В нашем избиркоме действует телефон горячей линии, он на самом деле накаляется. Мы отлично знаем температуру нашего общества: люди недовольны ценами, отсутствием нужных лекарств, работой почты и транспорта. Мы стараемся решить проблемы как можем, хотя это не наша обязанность. Информируем местную власть, ведь зачастую это ее обязанность решать эти проблемы. Бывает, что после наших обращений где-то траншею засыплют, где-то электропроводку заменят.

Приведу один пример. На думских и президентских выборах выявилась серьезная проблема с одной воинской частью, расположенной на территории нашей области. У членов семей военнослужащих были проблемы с пропиской и доступом в лечебные учреждения. Они во все инстанции писали жалобы, но ничего добиться не смогли. Командир части пришел ко мне на прием. Я предложил воспользоваться выборами, хотя забота об улучшении условий службы — не моя задача. Мы добились через разные инстанции нормальной прописки людей и решения различных их бытовых проблем. И люди пошли на выборы.

— Планирует ли областная избирательная комиссия какие-либо действия, направленные на повышение юридической грамотности избирателей, на информирование жителей нашего региона о сентябрьских выборах?

— Конечно, мы будем заниматься информационным обеспечением выборов и разъяснением сложных юридических моментов избирательного законодательства. Мы всегда не упускали это важное направление работы. Вот и наша сегодняшняя беседа, с которой познакомятся читатели «Байкальских вестей», — это одно из действий такого направления работы.

Будут задействованы многие каналы информации: АИСТ, ИГТРК, радио, другие газеты. Мы обязаны информировать о выборном законодательстве, тем более что оно довольно часто изменяется, мы обязаны отвечать на возникающие у избирателей и партий вопросы. Запланированы мероприятия по привлечению внимания избирателей к самому факту сентябрьских выборов. Например, совсем недавно у нас состоялся фестиваль молодых избирателей. В рамках наших возможностей мы будем проводить подобные мероприятия.

Мы подготовили комментарий к закону Иркутской области о выборах. Получился объемный труд в 900 страниц, содержащий анализ, пояснения, обобщающий судебную практику. Мы издадим этот комментарий, на сайте областной избирательной комиссии выложим его текст, чтобы каждый желающий смог пополнить свои знания выборного законодательства.

С гордостью могу сказать, что мы, наша комиссия, — единственные в России, кто подготовил такой комментарий. Мы затратили полгода упорного труда, зато все проанализировали и сами многое глубоко осмыслили.


Просмотров: 819

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

23:16, 24 ноя 2017 г.

Андрей Лабыгин высек себя и «Единую Россию»

Вице-спикер Законодательного собрания, председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Андрей Лабыгин, три года назад ставший инициатором отмены прямых выборов мэра Иркутска, выступил с очередной инициативой.

20:24, 24 ноя 2017 г.

«Рекорд» выиграл кубок России! «Сибскана» — третья!

В подмосковном Обухово завершается розыгрыш Кубка России по хоккею с мячом среди женских команд. Командам предстоит сыграть еще один тур, который состоится завтра, но уже сейчас известны обладатели всех занятых мест.

16:03, 24 ноя 2017 г.

Ректором ИрГУПС стал Сергей Каргапольцев

На выборах руководителя университета за единственного кандидата проголосовали 87 человек, против были восемь, один бюллетень признан недействительным.

14:46, 24 ноя 2017 г.

Владимир Путин: вероятность выдвижения 90 процентов, но остаются еще 10...

«Ну когда же наконец?», — с тревогой спрашивают одни. «Хватит ломать комедию, сочинять интригу там, где ее нет, все равно ведь выдвинется», — отмахиваются другие.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какие из пока нереализованных проектов на территории Иркутской области за 80 лет ее существования являются наиболее актуальными?