Иркутск
25 ноября 12:01 Пресс-конференция

Последние новости

Антон Романов

06:02, 03 дек 2014 г.

Депутат Государственной думы от Иркутской области ответил на вопросы агентства Альтаир и газеты «Байкальские вести».

Коррупция в полный рост

— Антон Васильевич, в августе группа депутатов Государственной думы, избранных от Иркутской области, направила письмо руководителю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину по поводу строительства Ледового дворца в Иркутске. Речь в письме шла о бесконечном затягивании сдачи объекта в эксплуатацию, поглощающего, однако, все новые и новые суммы бюджетных денег...

— Действительно, было такое письмо, подписали его я, а также Сергей Левченко (фракция КПРФ), Иван Грачев и Андрей Крутов (фракция «Справедливая Россия»). Наша обеспокоенность вполне понятна. Во-первых, истрачены большие деньги, 960 млн рублей. А во-вторых, это один из самых знаменитых долгостроев в Иркутской области, он у всех на виду. Идут манипуляции с землей: то ли рынок делать, то ли достраивать... Дошло до того, что дворец в декабре 2011 года якобы даже открыли. Я однажды говорил на эту тему с Антоном Иосифовичем Шлойдо из «Иркутскпромстроя», он начинал строить этот дворец. Шлойдо очень сокрушался, что не удалось его достроить, и отмечал, что конструкции много лет простояли под открытым небом, надо проводить серьезную экспертизу их состояния. Но когда требуют дополнительно 700 млн рублей — это значит, что он там весь проржавел и непонятно, куда эти деньги пойдут.

Нам пришел ответ из Следственного комитета, что возбуждено уголовное дело. Пришел ответ и из правительства Иркутской области, дескать, правительство принимает меры, чтобы все было классно. Будем ждать результата, потому что это вопиющая история. Как сказал Владимир Путин: «Это не недоработка, это жульничество». Компетентные органы разберутся.

Второй наш запрос Бастрыкину был по детским садам. Речь идет о том, что из федерального бюджета выделено 3 млрд рублей на строительство в Иркутской области детских садов. Эти сады стали строить по схеме выкупа готовых объектов, и, как сказал депутат Законодательного собрания области Алексей Красноштанов, а я полностью с ним согласен, это коррупционная схема, которая может привести только к удорожанию строительства. По закону должен быть проведен конкурс на застройку выделенного под строительство участка. Кто выиграл, тот и строит. Если садик площадью 1500 квадратных метров, значит, должна быть государственная экспертиза плюс, по новому законодательству, должна быть экологическая экспертиза. Чтобы обойти государственную экспертизу, строится как бы единый комплекс, но два здания, каждое из которых меньше 1500 квадратных метров. Строят из сэндвич-панелей, которые для использования при строительстве детских садов запрещены. Как представители Общероссийского народного фронта недавно говорили президенту Владимиру Путину: переезжают из ветхого аварийного жилья в новое аварийное жилье.

После того как садик с такими нарушениями построен, объявляют конкурс на выкуп: «нам нужно вот такое здание с такими условиями» — а оно, разумеется, всего одно! По такой схеме строит фирма, которую возглавляет Эдуард Мелконян. Регламента, где расписана процедура выкупа, нет, и все остается на усмотрение чиновников. Мы обратились в Счетную палату, пусть проверят, как расходуются федеральные деньги. На днях в Иркутскую область должна приехать комиссия из Счетной палаты. По целому ряду направлений развития Иркутской области требуется и прокурорская проверка.

— 19 ноября в Улан-Удэ было совещание руководителей Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края с участием полномочного представителя президента России в Сибирском федеральном округе Николая Рогожкина. Все три главы регионов, в том числе Ерощенко, в один голос говорят: главное препятствие для развития экономики Байкальского региона — это озеро Байкал. Ну вот мешает, что ты будешь делать!

Кому мешает Байкал?

— Часто говорят, что поправки к закону об охране озера Байкал вредят экономике, — продолжает Антон Романов. — Губернатор Сергей Ерощенко подсчитал, что сроки строительства из-за экологической экспертизы увеличатся на 400 дней. Более того, 19 ноября в Улан-Удэ было совещание руководителей Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края с участием полномочного представителя президента России в Сибирском федеральном округе Николая Рогожкина. Все три главы регионов, в том числе Ерощенко, в один голос говорят: главное препятствие для развития экономики Байкальского региона — это озеро Байкал. Ну вот мешает, что ты будешь делать! И экологическая экспертиза — для них главная проблема. А я спрашиваю: чем плоха экологическая экспертиза? Во-первых, она нужна. Во-вторых, я говорил с проектировщиками, и они считают, что это уже вообще не проблема — они столько экспертиз проходят, что еще одна ничего не решает. Что касается сроков и всего остального — это дело исполнительной власти. Вы определитесь, где должна проходить экспертиза, в какие сроки, какие нужны документы. Исполнительная власть должна работать, а не пытаться втихаря губить Байкал.

— Но строители жалуются, главным образом, на то, что требуется экспертиза в Иркутске и в других городах на обычные жилые дома...

— Если вы подаете документы на стандартный дом, вам должны просто поставить печать, и все. Порядок, механизм, требования к экспертизе — это все задачи федеральной и региональной исполнительной власти.

— Еще говорят, что экологическая экспертиза создает непомерную нагрузку на экономику, на промышленность...

— Дело обстоит иначе. Президент Бурятии и руководители двух соседних регионов, включая Иркутскую область, потребовали разрешить сброс промышленных стоков в Байкал, снять ограничения на выбросы в атмосферу, разрешить сплошную рубку лесов, разрешить расширение границ поселений в Центральной экологической зоне Байкала, разрешить перевод земель из лесного фонда в земли поселений, снять ограничения на некоторые виды экономической деятельности, выделить территорию под полигоны твердых бытовых отходов, разрешить промышленный лов рыбы.

Все страны, которые применяют более жесткие экологические требования, перешли на новый, более высокий технологический уклад. А у нас? Президент Бурятии просит разрешить добычу полезных ископаемых в Центральной экологической зоне. Да, там есть месторождения полиметаллов и урана. Ну давайте разрешим обогащение руды методом флотации — стоки в Байкал, а на месте разработки будет пустыня!

Новый технологический уклад дает новое качество жизни населения, требует более высокого образования, дает новый уровень культуры. Нужно не продолжение экстенсивного природопользования, освоение все новых месторождений с нанесением непоправимого ущерба природе, а, прежде всего, техническое перевооружение предприятий. Во-вторых, надо строить на территории у Байкала не полигоны бытовых отходов, а мусороперерабатывающие заводы. В России Иркутская область должна быть пионером в использовании таких технологий, освоенных за рубежом — например, в Швеции, Японии. А мы вместо движения в постиндустриальную эру порой движемся аж в доиндустриальную.

Я говорил со строителями по поводу экологической экспертизы. Посмотрите, что вы понастроили на Малом море! Какие-то коммерческие курятники, бытовые стоки из которых сливаются в выгребные ямы. По идее стоки из выгребных ям должны вывозиться за пределы байкальского водосбора, то есть куда-то за Баяндай. Прикиньте, сколько необходимо «бочек» для откачки выгребных ям. Иркутяне ездят на Малое море достаточно часто — хоть кто-то хоть одну ассенизаторскую машину там видел? Значит, все эти отели льют стоки прямо в Байкал, это все фикция, обман государства и обман людей. С этим надо как-то кончать. Сегодня ведь ни одном муниципальном образовании нет отдела по экологии — ни в Шелехове, ни в Ангарске...Такой отдел должен мониторить ситуацию с выбросами, нарушением ПДК и выписывать штрафы.

Вот говорят про лесную биржу. Не будет никакой биржи, потому что она уже есть — в Северном Китае. У нас один покупатель — Китай. В Среднюю Азию мы не можем продать лес, в Европу не можем, внутреннего спроса нет. Поэтому приходит единственный покупатель — китайский, забирает все, и в итоге у нас внутренний рынок завален китайской мебелью. Нужно вводить государственную монополию на внешнюю торговлю и развивать внутренний рынок, тогда лесная отрасль будет рентабельной.

Майские указы — общее дело

— Создается впечатление, что в области уже начали сказываться издержки пиара. С одной стороны, как бы ура-ура, строим детские сады; ура-ура — выросла зарплата у учителей и врачей. При этом замалчивается, по какой схеме строятся эти детские сады и что среднюю зарплату учителям платят за полторы ставки, а не за одну...

— Речь идет об исполнении майских указов президента. Это очень важная тема, но я бы обратил внимание на другую ее сторону. Рапортуют об увеличении зарплаты и строительстве детских садов, но главное не зарплата, она лишь итог деятельности регионального правительства, главное — как наполняется бюджет. А если мы берем кредиты в банках на зарплату и загоняем себя в долговую яму, то разве это хорошо? Если смотреть на основу майских указов, то там два пункта: рост промышленного производства и увеличение количества рабочих мест. У нас же производство сокращается и идет отток населения из сферы производства в сферу перераспределения.

Давайте посмотрим цифры. Население Иркутской области — 2,4 млн человек, из них примерно 1,6 млн — трудоспособное население от 18 до 60 лет, из них занято в экономике 793 тыс. В сфере реального производства — промышленность, сельское хозяйство, энергетика, транспорт и связь — 320 тысяч. Остальные занимаются кто чем — «воруйлес», «воруйметалл» и так далее. Это не федеральные тенденции, это просчеты региональной власти.

Нужно вернуть муниципальным образованиям первого уровня право заниматься хозяйственной деятельностью, создавать муниципальные предприятия. Считается, что в Подкаменную должен приехать предприниматель и все сделать — огороды пахать, колодцы копать, людей хоронить... Люди, которые писали эти законы, абсолютно оторваны от реальности. Предприниматель может в село приехать только с паленой водкой. Сейчас ушлые главы поселений берут и покупают трактор или там бульдозер для клуба. От имени клуба оказывают услуги населению и с ужасом ждут проверки. Если отдать контроль за лесопользованием муниципальным образованиям, то они сами решат все проблемы: сами будут контролировать вырубки, сами утилизируют все отходы, люди будут заняты полезным делом.

Дела бюджетные, дела кадровые

— Меня часто просят прокомментировать бюджет области на 2015 год, — говорит депутат. — Но бюджет — это просто бухгалтерия, важно же не сколько пошло на ту или иную статью, а чего мы этим хотим добиться. У области нет программы социально-экономического развития. Предприятия там что-то написали, но они точно так же могут и отменить. Изменилась конъюнктура на мировом рынке! Поэтому второй вопрос: кадровая чехарда в областном правительстве. Я всегда говорю: кадровая политика — это производная от политики социально-экономической.

Вот город Братск. Если мы хотим его развития, то надо ставить людей, которые будут строить жилье, подтягивать экономику, развивать производство и так далее. Если мы хотим город закрыть и вести дела вахтовым методом, то нужны ликвидаторы. Если у нас нет программы социально-экономического развития, то мы просто ничего не знаем и не понимаем, кого назначать. Что будет через пять лет в Братске? Что будет в Усолье? Никто не знает. Происходит подбор кадров по принципу личной лояльности, а в экономике наступает застой, область не развивается.

— У нас уже несколько губернаторов подряд проводят такую политику, что приезжают 30-летние мальчики из Москвы —например, Литвин или Торопов, и творят какие-то свои дела...

— Совершенно верно. Я говорил Сергею Владимировичу Ерощенко, что первое, с чем губернатор должен прийти в Законодательное собрание, — это программа развития области. Не так, как у нас работали ребята из компании «Северо-Запад», которые при Мезенцеве написали какую-то бумагу, «содранную» с программы развития Карелии. Даже в одном месте забыли поменять Карелию на Иркутскую область. Эти программы писались для освоения бюджетных средств, чтобы получить деньги за их составление, — а там хоть трава не расти. А надо было спросить у каждого мэра: вот есть программа президента по созданию 25 млн рабочих мест, на Иркутскую область приходится 500 тысяч, на твой район столько-то. Что тебе для этого нужно? И в соответствии с ответами строить программу: кадрового обеспечения, финансового и так далее. Когда это было бы сверстано, была бы реальная программа, всем понятная.

У нас в области есть проект «Народные инициативы». Я спрашиваю: почему «Единая Россия» в Законодательном собрании отвечает только за эти 2 млрд из 100 млрд бюджета? Партия пришла к власти, у нее почти все депутаты, мэры — а отвечает только за эту каплю в море. Это же просто самодеятельность! А остальные средства никто не обсуждает, никто не контролирует, все делается мозаично и фрагментарно.

Задайте вопрос любому мэру: где твоя программа? Мне они говорят: какая программа, у нас бюджет с дефицитом, мы работаем с колес, денег едва хватает на текущие, сиюминутные нужды. Разве может так регион развиваться? Ведь если главная задача — выбить деньги из областного бюджета, то нужнее всех лоббисты. А самые эффективные лоббисты — это те, кто дают откаты. Деньги выделены из федерации, пришли в область и перераспределены между московскими фирмами, представители которых сидят в правительстве. В итоге эти мальчики возвращаются домой в Москву, в Израиль, на Украину, а область остается с «потемкинскими деревнями» — теми же садиками, в которых нельзя находиться детям. Этих ребят из Москвы и других городов подбирают по одному принципу: полному отсутствию морали. У них просто этого органа нет.

У нас создана Корпорация развития Иркутской области. Кто ее возглавляет? Какие-то непонятные москвичи, которые ничем не управляли. Работают два года, на их работу выделено 2 млрд рублей. Где результаты? Ау! Говорят, есть какие-то 35 проектов... Это блеф, ничего там нет! Отчитайтесь хоть как-нибудь!

Вот они носятся с идеей игорной зоны в аэропорту. То есть там будет такая территория, где не действуют законы России и других стран, строить будут корейцы, туда будут прилетать бизнесмены из Китая, играть на 12 столах и потом улетать обратно. Вокруг этого будут стоять три тысячи охранников и десять тысяч проституток, туда же подтянется китайская преступность. Мы от этого не получим ничего, кроме криминала и наркотиков.

Игорная зона — только одна из версий, зачем нужна передача аэропорта в собственность области. Есть и вторая: аэропорт построят в Поздняково, а здесь 300 гектаров отдадут под коммерческую застройку. Тоже неплохо!

О ситуации в строительной отрасли

— Действия областного правительства здесь, очевидно, неправильные. Вместо того чтобы помогать местным застройщикам, выделять земельные участки, подводить инфраструктуру, инженерные сети, налаживать производство строительных материалов, восстанавливать панельное домостроение, делают другое — меняют правила застройки, продвигают компании из других регионов. В итоге цены на жилье высоки, а основным покупателем являются те, кому интересна последующая перепродажа квартир по еще более высокой цене.

Для «мажоров» настанет форс-мажор

— В следующем году предстоят выборы мэра Иркутска, идут разговоры про досрочные выборы губернатора. Как вы считаете, будут ли эти выборы и нужен ли муниципальный фильтр, когда условием выдвижения даже партийного кандидата в губернаторы является определенное число подписей муниципальных депутатов в его поддержку?

— Сама по себе идея муниципального фильтра неплоха, — считает Антон Романов, — если бы только она работала в режиме развития территории, по вкладу кандидата в экономику области. А если главы ценятся по лоббистским качествам, то и все рычаги в руках области, в руках действующей власти. Хорошая задумка — порочное исполнение.

В связи с фильтром надо вспомнить про Ангарск и район. Состоялось два референдума — один за выделение Ангарска, второй за полное слияние всех муниципалитетов в единый городской округ. Оба дали положительный результат! Это говорит о том, что проблема объединения надуманная, проблема совсем в другом. Отток молодежи, стагнация производства, экология, рост заболеваний — вот проблемы, а административные шероховатости, «двоевластие» — не проблема. Когда в Ангарске работали промышленные предприятия, вся область туда ездила за товарами — вот и надо добиваться, чтобы промышленность возрождалась. Без этого хоть объединяйся, хоть делись — лучше не станет.

В 2016 году состоятся выборы в Государственную думу. Их результаты прямо зависят от результатов работы губернатора и областного правительства — насколько губернатор управляет политическими процессами и насколько население поддерживает этот курс. На мой взгляд, у нас тут не все нормально. При внешних успехах — выборы в Законодательное собрание, выборы в городскую думу, выборы мэров Братска и Ангарска — все эти процессы отдают реваншизмом. Не выбрали Серебренникова в Иркутске — мы его выдвинем в Братске; не выбрали Петрова в Ангарске два года назад — мы все равно его продавим; в Шелеховском районе будет Модин, а самого сильного конкурента — Алексеева — сняли и затоптали.

Да, опираясь на авторитет, на свои возможности, губернатор может провести любого кандидата. Но когда поддержка потребуется самому губернатору — на кого он сможет опереться? В области продолжается миграционный отток, занятость сокращается, качество жизни падает. Зарплата вроде бы растет, но при этом инфляция съела весь прирост. Надо свое производство развивать, а мы импортеров замещаем. Не импорт замещаем своим производством, а импорт из Европы меняем на импорт из Китая. И люди, которые сейчас во власти, ничего не могут с этим поделать, потому что они не умеют управлять производством, они выросли на приватизации. Они умеют только перераспределять бюджетные потоки.

— После ухода Бориса Говорина Иркутскую область в течение семи лет возглавляли приезжие губернаторы, «варяги» — Тишанин, Есиповский, Мезенцев. Многим казалось, что возвращение губернатора из местных — это ключ к решению всех проблем. И вот регионом уже два с половиной года руководит Сергей Ерощенко, из местных. Ну и?

— Губернатор из местных — это хорошо, но явно недостаточно. Смотря какой местный, какую политику проводит, что и как делает в экономике, в социальной сфере, какие кадры подобрал, не погряз ли в коррупции. Помню, как местный губернатор Борис Говорин пытался передать государственный пакет акций Иркутскэнерго местной компании «Истлэнд», которую, кстати, возглавлял Сергей Ерощенко. Радует лишь то, что эту операцию удалось не допустить, причем мне довелось принять участие в ее предотвращении.


Просмотров: 3664

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Татьяна04 дек 2014
По приезде аудиторов СП РФ,прошу проверить строительство Детского сада в п.Мегет.Его поставили в середину карьера,на дне которого много лет,бьёт очень сильный ключ.Когда начинали строить,там постоянно откачивали воду,строили откачивали воду.И сдать не могли в августе по этой же причине.На дворе декабрь,но когда сдадут? Никто не знает.Поэтому жители его нарекли именем:ПОПЛАВОК.Прежде чем строить,я думаю:надо было провести изыскательские работы,но никто ничего не делал.В Ангарске по упомянутым Вами проектам построили 2 садика,в.ч.в Мегете.В Ангарске есть бассейн,в Мегете-нет.При скрупулёзной проверке,там много можно чего найти.Проект один,а построили по-разному.Этот садик долго не простоит.В представленном мне ответе указан :разработчик проектной документации д\\с в п.Мегет: ООО\"ВестЛайн\" г.Иркутск.Разработчик проектной документации д\\с №29 г.Ангарске ЗАО\" Базилик\" г.Красноярск.
23:16, 24 ноя 2017 г.

Андрей Лабыгин высек себя и «Единую Россию»

Вице-спикер Законодательного собрания, председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Андрей Лабыгин, три года назад ставший инициатором отмены прямых выборов мэра Иркутска, выступил с очередной инициативой.

20:24, 24 ноя 2017 г.

«Рекорд» выиграл кубок России! «Сибскана» — третья!

В подмосковном Обухово завершается розыгрыш Кубка России по хоккею с мячом среди женских команд. Командам предстоит сыграть еще один тур, который состоится завтра, но уже сейчас известны обладатели всех занятых мест.

16:03, 24 ноя 2017 г.

Ректором ИрГУПС стал Сергей Каргапольцев

На выборах руководителя университета за единственного кандидата проголосовали 87 человек, против были восемь, один бюллетень признан недействительным.

14:46, 24 ноя 2017 г.

Владимир Путин: вероятность выдвижения 90 процентов, но остаются еще 10...

«Ну когда же наконец?», — с тревогой спрашивают одни. «Хватит ломать комедию, сочинять интригу там, где ее нет, все равно ведь выдвинется», — отмахиваются другие.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какие из пока нереализованных проектов на территории Иркутской области за 80 лет ее существования являются наиболее актуальными?