Иркутск
25 ноября 12:00 Пресс-конференция

Последние новости

Анатолий Стрельцов

15:30, 08 окт 2014 г.


Фото с сайта www.dramteatr.ru

Директор Иркутского академического драматического театра имени Н.П.Охлопкова, сопредседатель регионального отделения Общероссийского народного фронта ответил на вопросы нашего агентства и газеты «Байкальские вести».

— Анатолий Андреевич, вы в свое время добились реконструкции Иркутского драмтеатра. По сути, здание было построено заново, от старого остались только стены. Это была почти непосильная задача...

— 34 года назад я приехал в Иркутск, и с тех пор он стал мне родным. Наверное, каждый город обладает своей аурой, своими особенностями. За свою жизнь я встретил в Иркутске столько хороших, по-настоящему отзывчивых, человечных, добрых людей, что хватит не на одну страницу перечислений. И если вспоминать реконструкцию, о которой вы спрашиваете, а в этом году исполнится ровно 15 лет, как мы после нее открыли театр, то рассказ получится долгим.

С 1981 года началась эпопея составления проектно-сметной документации, когда от нескончаемого круговорота бумаг можно было сойти с ума. Например, мне говорили, что реконструкцию нельзя делать без реставрации, а реставрацию нельзя делать, пока нет постановления правительства. А у правительства не хватало еще каких-то документов, чтобы вынести соответствующее постановление, и т.д. И так из года в год. Конца и края не было видно, а реально ничего с места не сдвигалось.

Тогда я пришел к мэру, которым был в то время Борис Александрович Говорин, и попросил его еще и как депутата взять нас под свой патронат. Только тогда лед понемногу тронулся...

Об этой стройке века я могу рассказывать очень долго. В кратчайшие сроки, за два года, была проведена уникальнейшая реставрация театра! Сколько сюда вложено людских сил, сколько стараний, сколько души! Я признателен горожанам, что они, не жалея времени, приходили и работали для любимого театра. Вот уж поистине, русских людей всегда объединяет и сплачивает общая беда или общее доброе дело.

Во все времена в Иркутске трепетно относились к драматическому театру, начиная от его открытия в XIX веке и до сегодняшнего дня. И я бесконечно благодарен всем людям, которые внесли свой вклад в это строительство, в это второе рождение театра. А ведь время-то было далеко не радостное, конец 90-х, заводы стояли, зарплату не выплачивали. Но люди вкладывали всю свою силу и энергию, чтобы возродить театр. Мало того, они потом пришли на наши спектакли, и каждый, я думаю, вспоминал и рассказывал детям, внукам, друзьям, что в строительстве и ремонте этого театра есть и его маленький вклад. В этом и есть та неповторимая аура, та атмосфера города, которая творится руками его жителей, а потом переходит из поколения в поколение, живет в сердцах.

Я знаю, что многие зрители очень гордятся нашим театром, нашей труппой, и когда к ним приезжают иногородние гости, они приводят их к нам. Вот в этом году, как я уже упомянул, будет ровно 15 лет, как мы запустили этот театр. И я сейчас уже потихоньку начинаю говорить губернатору о том, что износ оборудования три года, а мы все-таки эту цифру перемахнули давно и надо бы уже кое-что из оборудования обновить, поменять...

— И вы находите понимание у власти?

— Сейчас тоже непростое время, но понимание я встречаю. Пока реализацию этого вопроса мы не выработали, но думаю, что до конца года это произойдет обязательно. Вот когда-то Немирович-Данченко сказал, условно говоря, что театр — это артист и коврик. Можно, конечно, и в таком театре играть, можно многим поступиться, но хочется все-таки людям показывать достойное, настоящее, добротное, чтобы они в хороший театр приходили и получали здесь только качественный, условно говоря, продукт и понимали, что здесь их не обманывают. У нас в театре нет ни одного китайского фонаря, ни одной дешевой лампы. Все высшего европейского качества. И зрители привыкли к этому, и мы не должны их разочаровывать. Все приезжающие к нам театры отмечают отличное техническое оснащение, стильность аппаратуры, ее современность. И мы должны поддерживать это качество постоянно.

— Что нового мы увидим на Вампиловском фестивале, который состоится ровно через год?

— Фестиваль имени Александра Вампилова — наша особая гордость, и он ценен именно тем направлением, которое выбрал с самого начала, курс русского психологического театра, и он с честью его несет. Он ценен еще и тем, что мы сразу добились его областного финансирования. В России подобного фестиваля практически нет больше нигде. Ну кто, скажите, поедет из-за одного спектакля с фурой декораций из другого конца России к нам на фестиваль, даже при всей огромной любви к Вампилову, к Байкалу? Ведь это колоссальные расходы! И если мы хотим иметь хороший фестиваль, то нужен серьезный подход, необходимо финансирование. И когда мы начали этот фестиваль, губернатор Борис Говорин и его тогдашний заместитель Владимир Матиенко пошли навстречу. Вопрос был решен. Теперь к нам приезжают ведущие столичные театры: Малый, МХТ, ермоловский, вахтанговский, Таганка, Малый драматический из Санкт-Петербурга...

Уже сейчас идет активная подготовка к предстоящему фестивалю, ведутся переговоры с театрами, присылаются и будут вскоре просмотрены диски с записями спектаклей для отбора на фестиваль. Мы хотим осуществить интересную задумку полукинофильма-полуспектакля по вампиловской «Утиной охоте». Есть предложения поставить его же «Дом окнами в поле». Думаю, что будет обязательно что-то новое и интересное, у нас без этого не бывает, приедут лучшие театры и лучшие актеры, известные театральные критики, пройдут мастер-классы, творческие встречи, круглые столы и лаборатории...

— Театр — это прибыльное дело?

— Ни один театр в мире не бывает прибыльным. Это всегда дело затратное. В театр необходимо вкладывать деньги, и власти это должны понимать. На особом финансировании у нас в стране, конечно, Большой театр, МХТ, Малый театр. Мы тоже получаем государственную дотацию, потому что театр не обязан зарабатывать деньги. Это не завод по выпуску деталей. Театр должен воспитывать, просвещать людей. Как сказал Станиславский: " Если бы театр занимался только развлечением, то не стоило бы на это тратить столько сил«.

Чем больше государство вкладывает денег в культуру, тем меньше оно будет тратить денег на тюрьмы, на вытрезвители и еще на какие-то исправительные учреждения. Театр воспитывает душу и чувства. Людей нужно воспитывать на хороших спектаклях, на хорошей музыке, на хорошей литературе. Это государству будет выгоднее и дешевле, чем потом заниматься их перевоспитанием.

Прошу не путать театр с антрепризой. Они тоже называют себя театром, но то, чем они занимаются, очень далеко от искусства. Это просто выкачивание денег, так же, как сериалы, которые тоже искусством не назовешь. Любой настоящий театр мира имеет либо государственную поддержку, либо поддержку какого-то мецената. Хотя, конечно, дух меркантилизма в последнее время ощутим, и в связи с этим напомню известные слова: «На сцене играют и зарабатывают деньги, но не играют, чтобы зарабатывать деньги».

— Далеко не все могут попасть на спектакли и вашего театра, и других иркутских театров потому, что не могут приехать в областной центр...

— Существует проект «Деятели культуры и искусства — жителям Иркутской области», в рамках которого театры и филармония выезжают не только в города, близкие к Иркутску, но и в глубинку. В рамках этого проекта мы побывали, и не раз, в Бодайбо, Братске, Зиме, Жигалово, Магистральном. Особо скажу об очень хороших отношениях нашего театра с Усть-Илимском. Мы отыграли там практически все свои премьерные спектакли.

— Что нового нас ожидает в театре имени Охлопкова?

— 2015-й объявлен Годом литературы. Сейчас Владимир Толстой, советник президента, совместно с музеем «Ясная Поляна» проводит всемирное чтение «Анны Карениной». Мы тоже решили предпринять нечто похожее. Я поговорил с Валентином Григорьевичем Распутиным, и мы уже дали объявление, что хотели бы вот так же прочитать его «Прощание с Матерой». Хочу, чтобы простые люди поучаствовали в этом интересном проекте, не обязательно только артисты с поставленными голосами. В этом помогут и ребята, которые каждый год принимают участие в конкурсе «Звучащее слово». Это очень интересная задумка.

Кроме того, мы открываем Молодежно-театральный центр. В этом сезоне на нашей студенческой сцене мы будем показывать спектакли разных вузов города. И на этой же сцене мы хотим организовать молодежно-дискуссионный клуб. А темы для дискуссий всегда найдутся. Например: «Есть ли сегодня место в обществе для вампиловской Валентины?». Или дискуссия о Родионе Раскольникове. Мне кажется, что если мы будем говорить с молодежью на такие серьезные темы, то может получиться какое-то интересное и нужное дело.

Я сейчас веду переговоры с Москвой. Очень хочется, чтобы мы поставили «Братьев Карамазовых», и думаю, что к весне мы это сделаем. Есть мысли по предстоящим «Литературным вечерам», хочется провести их в честь Валентина Яковлевича Курбатова.

В следующем году у нас запланированы гастроли в Крым. В свой предыдущий приезд мы получили столько благодарностей и поздравлений, что решено поехать туда снова. К слову, помню, как десять лет назад, в рамках гастролей нашего театра в Киеве, мы встречались с послом России Виктором Черномырдиным. И тогда в ходе беседы он сказал, что мы потеряем (слово Виктор Степанович использовал, разумеется, другое) Украину. Мы удивились: как так, не может быть! А у меня, говорит Черномырдин, в российском посольстве 40 сотрудников, а в американском посольстве в Киеве — в десять раз больше.

— О творческом потенциале театра. Проще растить артистов самим или приглашать из других регионов?

— Мы недавно выпустили щукинский курс — иркутских ребят, окончивших Театральный институт имени Щукина. С ними работали и наши педагоги, и московские. Такой курс был набран впервые в Иркутске на базе нашего театра, и опыт оказался очень эффективным и успешным. Эти десять ребят, приехавшие из глубинки — кто из Олонок, кто из Чуны, кто из Хомутово, проучившись четыре года, получили диплом об окончании московского вуза. Получив нашу поддержку, они с первого курса начали выходить на сцену, их занимали в спектаклях театра, они работали с мастерами, с ведущими актерами, перенимая опыт, наблюдая за ними. Они сразу начали получать зарплату, а не стипендию. Все обучение наш театр вел из собственных доходов, никто на образовательный процесс денег не давал. Поэтому образование — удовольствие дорогое и для театра затратное. Но я считаю, им очень повезло. Недавно ребята ездили в столицу на конкурс самостоятельных работ, посвященный столетию института имени Щукина, и показали там «Грозу» Островского. Получили очень хорошие оценки у столичной критики. Это к вопросу воспитания собственных кадров.

И вот другая история. Хороший артист работает, к примеру, в Красноярске. Он востребован, у него там квартира. А что есть у меня, чтобы предложить ему приехать в наш театр? Квартиры у меня нет. Куда я его приглашу? Поэтому стоит продолжать практику воспитания своих кадров. Кстати, со «Щукой» про это мы недавно вели переговоры насчет продолжения схемы, которую мы придумали. Это наше ноу-хау, и пример оказался заразительным. После нас ту же схему обучения на месте взяли в Калуге и Туле.

Что касается кадров для театра, меня больше беспокоит другой вопрос — проблема технических цехов. Я бы предложил где-то при техникуме или энергоколледже открыть экспериментальное отделение театральных художников по свету. Это редкая и очень нужная профессия. Или профессия бутафора. Театр — это ведь очень специфический организм, люди в нем работают штучные, а зарплата невелика. Надо просто очень любить театр, чтобы при таких условиях в нем работать, и не просто работать, а отдавать ему часть своей души.

— Анатолий Андреевич, как вы стали сопредседателем регионального отделения Общероссийского народного фронта?

— С подачи Натальи Владимировны Протопоповой — известного, уважаемого человека, врача, общественного деятеля. Она предложила мне войти в это общественное движение, я долго отказывался, потому что никогда ни в каких партиях не состоял, но на это она еще более уверенно ответила: «Так это и хорошо. Нам такой и нужен». Я думал, что этим разговором все и закончится, но... меня выбрали председателем. И уж если выбрали и доверили, нужно работать. Я не могу по-другому. И наше движение работает, кое-что уже сделано.

Вот есть, например, программа «О переселении из аварийного и ветхого жилья». Мы провели мониторинг. В июне выезжали с проверкой в бамовские поселки Казачинско-Ленского района. Если бы вы видели, что предстало перед нашими глазами! Мы видели, как бедных бабушек выселяли в недостроенные дома, как в Сибири построили дом, который вообще непригоден к холодному климату. Как построили детский сад, пищеблок которого находится в другом здании, и детям в 40-градусные морозы, чтобы поесть каши на обед, нужно идти туда. Мало того, построили на болоте, где постоянно сочится вода. Кроме того, в подвалах построили серьезную коммуникацию, чтобы брать воду, а она оказалась непригодной для питья. И все эти безобразия творились на бюджетные деньги! Мы написали письма в соответствующие инстанции, и сейчас к делу подключилась Москва.

Или вот, например, другой очень серьезный вопрос. Сейчас каждый месяц люди будут отчислять деньги в созданный Фонд капитального ремонта многоквартирных домов. Я встречался с группой Тимура Сагдеева, который эту организацию возглавил, и сказал: «Вы готовы только деньги с людей собирать». Нет, я, конечно, не против этого фонда, но все нужно делать с головой, по-человечески. Объясните людям толком, повесьте в каждом подъезде объявление: «Товарищи жильцы, с 1 сентября в силу вступает такой-то закон. Ваш дом оценен во столько-то, дефектная ведомость такая-то, с вас будет собираться столько-то, и ориентировочно ваш дом мы отремонтируем в таком-то году». Но ведь этого нет! Никто из жильцов ничего не знает. Оценку домов никто не сделал, а под шум волны потом начнется: дом под снос, а его включили в капитальный ремонт...

Гражданское общество должно за этим следить, что мы и делаем. Идея создания Народного фронта очень позитивна, но только в том случае, если в нем будут честные люди, которым не нужно при помощи этого Народного фронта делать что-то лично для себя, для своего обогащения.

— Но все же Общероссийский народный фронт пока не очень развернулся, его почти никто не боится, чиновники не трясутся от ужаса...

— Всему свое время. О работе, проведенной в Казачинско-Ленском районе, уже сейчас можно прочитать на нашем сайте. И другие вопросы постепенно решаются. Например, мы написали в правительство письмо, где спрашиваем: почему в Кемеровской области под пять процентов годовых и без первичного взноса молодым специалистам даются кредиты на покупку жилья, а в Иркутской области этого не сделано?

Вы правы, хотелось бы больше сделанных добрых дел, но на сегодня Народный фронт проводит мониторинги по многим проблемам — например, по здравоохранению. Почему Иркутская область занимает много лет подряд одно из первых мест по заболеванию туберкулезом? Если мы ставим вопрос перед иркутским правительством, но оно его не решает, то документы уходят в Москву, и федеральный штаб фронта отправляет их в правительство и на стол лидера Народного фронта Владимира Путина.

— На сессиях Законодательного собрания области неоднократно поднимались вопросы о высокой коррумпированности в регионе, связанной с распределением земли, со строительством дорог, жилья. Много критических замечаний в адрес министерства строительства, дорожного хозяйства Иркутской области...

— Вся страна, и в том числе Общероссийский народный фронт, включилась в кампанию «За честные закупки». В нашей организации есть группа людей, которые занимаются плотно этими вопросами. И это лишь один шаг из многих. Очень хотелось бы, чтобы в этой сфере был наведен порядок.


Просмотров: 1966

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

23:16, 24 ноя 2017 г.

Андрей Лабыгин высек себя и «Единую Россию»

Вице-спикер Законодательного собрания, председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Андрей Лабыгин, три года назад ставший инициатором отмены прямых выборов мэра Иркутска, выступил с очередной инициативой.

20:24, 24 ноя 2017 г.

«Рекорд» выиграл кубок России! «Сибскана» — третья!

В подмосковном Обухово завершается розыгрыш Кубка России по хоккею с мячом среди женских команд. Командам предстоит сыграть еще один тур, который состоится завтра, но уже сейчас известны обладатели всех занятых мест.

16:03, 24 ноя 2017 г.

Ректором ИрГУПС стал Сергей Каргапольцев

На выборах руководителя университета за единственного кандидата проголосовали 87 человек, против были восемь, один бюллетень признан недействительным.

14:46, 24 ноя 2017 г.

Владимир Путин: вероятность выдвижения 90 процентов, но остаются еще 10...

«Ну когда же наконец?», — с тревогой спрашивают одни. «Хватит ломать комедию, сочинять интригу там, где ее нет, все равно ведь выдвинется», — отмахиваются другие.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какие из пока нереализованных проектов на территории Иркутской области за 80 лет ее существования являются наиболее актуальными?