Иркутск
25 ноября 12:00 Пресс-конференция

Последние новости

Алексей Петров

16:45, 05 ноя 2013 г.

Председатель комиссии по культурной политике Общественной палаты Иркутска, руководитель иркутского клуба молодых ученых «Альянс», кандидат политических наук ответил на вопросы агентства «Альтаир» и газеты «Байкальские вести».

На состоявшихся 27 октября в Грузии президентских выборах победу одержал кандидат от коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили. За тем, как проводились выборы, в течение четырех дней, с 25 по 28 октября, наблюдал, находясь в Грузии, руководитель Иркутского регионального отделения движения в защиту прав избирателей «Голос», председатель комиссии по культурной политике Общественной палаты Иркутска Алексей Петров.

— Каковы были цель и условия поездки?

— Я представлял там не ассоциацию «Голос», работающую уже давно, а новую международную организацию — Международное движение в защиту прав избирателей «Голос». В нее вошли десять неправительственных организаций как с постсоветского пространства, так и из Европы — норвежцы, шведы, финны, немцы. Штаб-квартира «платформы» находится в Варшаве. И вот поскольку от России туда вошел «Голос», то был проведен конкурс, и я оказался в числе восьми приглашенных в Грузию. Кстати, ассоциация «Голос» не была закрыта и ликвидирована Минюстом, а только приостановлена до 31 декабря 2013 года. Так что, может быть, мы еще увидим ее возрождение.

Мы наблюдали за подготовкой к выборам, смотрели, как прошло голосование, побывали в штабах двух кандидатов в президенты — Маргвелашвили и Бурджанадзе (в всего было 23 кандидата). Это были первые мирные выборы в Грузии после распада СССР — три предыдущих президента, Гамсахурдия. Шеварднадзе и Саакашвили, приходили на волне гражданских войн и революций. Пусть мирных — так пришел Саакашвили, но выборы были не вполне нормальными. И вот это были первые честные и мирные выборы за 22 года. Два кандидата, правда, в итоге отказались от участия и попросили избирателей голосовать за других кандидатов, но все равно выборы были вполне свободные и открытые.

Победил, как уже известно, Георгий Маргвелашвили, философ, доктор наук, ректор одного из университетов. Его, по сути, протащил лидер «Грузинской мечты» — коалиции из шести партий — глава правительства Бидзина (Борис) Иванишвили. Люди, как я понял, шли на выборы с надеждой, что Саакашвили — это прошлое.

Для грузин, как, наверное, и для многих в России, уход Саакашвили — большой праздник. Мне один из таксистов (а мы там передвигались в основном на такси) рассказывал, что он в пятницу хотел помыть машину, приехал на мойку и обнаружил огромную очередь — весь Тбилиси готовился к празднику прощания с бывшим президентом. «Миша уходит, национальный праздник!».

— Чем же он им так не нравится? Поначалу ведь были «за»...

— Утверждают, что надоел и обманул. В Грузии говорят так: «Он попросил денег у американцев и обещал им построить демократию. Деньги украли, демократию не построили». Второй очень важный момент. Пока Саакашвили был у власти, самое крупное здание, которое было построено в Тбилиси, — президентский дворец. Очень красивое здание. При этом в центре Тбилиси на проспекте Шота Руставели стоят здания, как будто только что пережившие бомбежку.

И что очень сильно испортило отношение к Саакашвили — это война 2008 года. Грузины не хотели воевать с русскими, для них Россия до сих пор самый родной и близкий православный народ. У половины родственники живут в России, и после введения виз они все потеряли личное общение. Почта из России в Грузию не доходит, и те русские, кто едет в Грузию, везут с собой по пачке писем, чтобы где-то в Грузии бросить их в почтовый ящик. Сейчас Россия уже сделала первый шаг и ввела для Грузии безвизовый режим, но они могут попасть сюда только в том случае, если здесь живут мать, отец, брат, сестра, племянники или тетя-дядя уже не считаются близкими родственниками, и приехать нельзя. Один дедушка, выходя с избирательного участка, сказал нам: «Передайте Владимиру Владимировичу, пусть откроет дорогу — Миша ушел». Для них дорога в Россию очень важна, и я не услышал про Россию ни одного плохого слова. И все же Давид Бакрадзе — кандидат от партии «Единое национальное движение» Саакашвили — получил более 20 процентов голосов.

Мы побывали в Тбилиси, Телави, Рустави и азербайджанском городке Гардобани. В этом городе азербайджанцы не хотят учить грузинский, и поэтому все учат русский, это язык межнационального общения. Все люди 40 лет и старше говорят на русском. Молодежь, конечно, не в такой степени. В свое время Саакашвили (и это ему, наверное, в плюс) при помощи разных американских структур отправил 20 процентов выпускников школ учиться на год в Америку. В результате молодежь почти вся англоязычная. Но все равно они относятся к России, как правило, лучше, чем к Америке, — особенно те, у кого есть родственники в России.

Мы были в трех русских школах, они сотрудничают с различными московскими структурами, и у них с первого по двенадцатый класс пять часов русского и пять часов грузинского языка в неделю. Многие потом уезжают учиться в Россию, в одной из школ мальчик поступил в Тверской университет как победитель олимпиады. Они этим очень довольны. В одной школе — я даже сфотографировал — висит мемориальная доска Герою Советского Союза, который учился в этой школе; много плакатов советского образца — например, «Учитель, перед именем твоим...». То есть русский язык не забыт.

— Но остается проблема двух непризнанных республик, бывших автономий — Абхазии и Южной Осетии... Говорят, что если бы Саакашвили их все-таки завоевал, то и отношение к нему было бы другое. Да и в НАТО жители Грузии хотят вступить чуть ли не единодушно.

— Об Абхазии и Южной Осетии там очень не любят говорить, избегают этих разговоров. Но очень сильно не любят не только самого Саакашвили, но и тех, кто его активно поддерживал. Например, Вахтанга Кикабидзе: когда он отказался от ордена Дружбы (который ему хотел вручить Путин), говорил мне один тбилисец, мы тут многие решили, что никогда его за это не простим. Кикабидзе получает пенсию от режима Саакашвили, какие-то тысячи лари — и отказался от ордена, символизирующего как раз дружбу народов! «Зачем ввязался в политику? Поешь для людей — и пой дальше».

Я встречался с одной совсем молодой девушкой, лет двадцати, которая по-русски знала только «Здравствуйте» и «До свидания», корреспондентом «Радио Свобода». И даже она, не зная, откуда я (поскольку нас представляли как международных наблюдателей, и в принципе я мог быть из Украины, Латвии, откуда угодно), и работая в таком месте, относится к России достаточно хорошо. Но наверное, надо поставить в заслугу Саакашвили, что он провел честные, нормальные выборы и ушел без всяких конфликтов. Будем надеяться, что теперь отношения Грузии с Россией станут намного лучше.

— Как прошли сами выборы с точки зрения технологий?

— Выборы прошли честно. На мой взгляд, председателю российского ЦИК Владимиру Евгеньевичу Чурову есть чему поучиться. Во-первых, ладони всех проголосовавших маркируют невидимой в обычном свете краской, так что «карусель» устроить не получится. Эта краска держится 24 часа, и каждому, кто приходит на участок, проверяют руки специальным фонариком.

Во-вторых, в каждой комиссии — от центральной до местной — по 13 человек, нечетное число. Никакого сговора быть не может, потому что, кроме председателя и секретаря, до самого дня голосования никто не знает, чем будет заниматься. В день выборов проходят две жеребьевки. После первой кто-то идет встречать избирателей с фонариком, кто-то выдает бюллетени, кто-то маркирует проголосовавших. В 8 часов вечера закрывают участок, снова проводят жеребьевку, и только трое отобранных имеют право считать голоса, все остальные, включая председателя, стоят в стороне и не могут подойти. Зато на избирательных участках есть специальные кабинки для голосования, которыми могут воспользоваться люди с ограниченными возможностями на колясках. У нас нигде такого нет.

В-третьих, все члены комиссии носят специальные накидки зеленого цвета, а у наблюдателей огромные бейджи — и никаких посторонних людей на участке, включая полицию, быть не может. Полиция находится где-то рядом, потому что она сопровождает бюллетени, но на участок не заходит. И никакой местный мэр, председатель колхоза или депутат никуда не придут и не вмешаются. Бюллетени выдаются с конвертом, потому что урна прозрачная, а какой человек сделал выбор, никто знать не должен. Это, правда, очень замедляет процедуру подсчета, но зато каждый бюллетень всем показывают и читают вслух — за того, за этого... Я не знаю, нужно ли нам перенимать это, но если от КОИБов (электронных комплексов по обработке избирательных бюллетеней) решили отказаться, то почему бы нет?

Ситуация в Грузии, конечно, очень сильно изменилась после парламентских выборов прошлого года. В избирательных комиссиях появились представители от оппозиции. Говорят, что в селах, где сохранились у власти сторонники Саакашвили, могли быть нарушения и даже вбросы, но мы туда не попали. Председателем ЦИК Грузии недавно стала женщина, которая до этого руководила общественной организацией — аналогом нашего «Голоса».

— А сколько всего в Грузии избирателей?

— По официальным данным, около 3,5 млн., еще 1 млн. находится за пределами Грузии. У них на каждом участке были две цифры: зарегистрировано на участке столько-то, находится на территории Грузии столько-то — и всегда цифры отличались на 200—300 человек. Большинство отсутствующих, разумеется, в России, и это очень повлияло на результаты голосования. Дело в том, что в России не организовывали участки для этих выборов, а все считают, что электорат Нино Бурджанадзе («Демократическое движение — Единая Грузия») находится именно в России. Ее в Грузии называют «любимицей Путина». Бурджанадзе смогла занять только третье место, у нее чуть больше 10 процентов голосов.

Явка была не очень высокой (47 процентов), и Иванишвили заранее сказал, что если они не наберут 60 процентов, то от участия во втором туре откажутся. Бурджанадзе обрадовалась — мол, в таком случае во второй выйдут сторонник Саакашвили Бакарадзе и я. Но у них такой закон, что во втором туре может быть и один кандидат, а Маргвелашвили в итоге набрал больше 62 процентов. Правильнее, наверное, сказать, что это Иванишвили набрал, потому что он в этом году купил всем детям школьные учебники; за свой счет сделал для всех детей бесплатные детские сады, платит зарплату всем силовикам и полиции — не из бюджета заплатил, а из своего фонда. Бизнес у него в России и большей частью в Европе, а в Грузии он вот так поступает. Не знаю, сколько он сможет так делать, но пока он такое маленькое государство в себе и уже заявил, что уходит с поста премьер-министра. Несмотря на то что у них изменилось законодательство и полномочия премьера становятся больше, чем у президента.

— Как обстоят дела с политической рекламой и процессом агитации?

— По сравнению с нашей реклама очень примитивная. В основном это фотографии кандидатов, в основном в газетах. Баннеры для агитации использовала только Бурджанадзе, а сын Иванишвили, как оказалось — известный певец, за день до выборов устроил большой бесплатный концерт. Мне так показалось, там были в основном подростки лет 15—17, но все с флагами с символикой партии Иванишвили. Агитация, как мне сказали, разрешена даже в день выборов, главное, чтобы не на избирательном участке.

— Что происходит на выборах в других постсоветских странах, можно ли это сравнивать с Грузией?

— В 2010 году я был на выборах президента Украины, но это, конечно, совсем другая культура. Грузия более прозрачна, а в 2004 году в Донецке Януковичу накидали 106 процентов, и было очень стыдно. На Украине очень яркая агитация: шарфы, диски с эстрадными агитационными песнями — а Грузия беднее, и агитация скромнее.

— Можно сделать по каким-то признакам вывод об уровне жизни в Грузии?

— Грузия — бедная страна, даже судя по Тбилиси. Казалось бы, климат позволяет, десять месяцев в году работай, выращивай, но вот все какое-то неухоженное. Виноград возле домов какой-то чахлый, такое ощущение, что давно пора вырубить и обновить лозу. С нами была наблюдательница из Астрахани, так она все удивлялась: у меня, говорит, на даче виноград лучше был. Тут дело даже не в больших инвестициях, а просто нужно приложить руки.

Средняя пенсия недавно повысилась со 150 до 180 лари (1 лари — 19 рублей), то есть стала около 3500 рублей. Зарплата не намного больше. Цена килограмма винограда — два лари, яблок — полтора, то есть 40 и 30 рублей. Но это все там растет повсеместно. Мясо — 120—140 рублей. В целом продукты подешевле, но у них там в себестоимости нет отопления коровника зимой, например. Обратили внимание, что в Тбилиси стоят пяти- и девятиэтажные дома советской постройки, а во дворах — поленницы дров. В окнах стоят стеклопакеты, в них прорезаны отверстия и выведены печные трубы. Один раз мы специально прокатились на маршрутке — в пересчете на рубли получается 15—16 за одну поездку, то есть чуть дороже, чем в Иркутске.

— Про грузинскую полицию после Саакашвили рассказывают что-то совсем уж чудесное?

— Во-первых, полиции очень много. Во-вторых, все здания полиции во всей стране прозрачные, и в любой момент можно видеть, кто чем занят. Даже здание министерства перестроили. Саакашвили ведь в свое время уволил всех полицейских и набрал совершенно новых людей. На низовом звене это (и еще система «одного окна» для регистрации гражданских актов, которая действительно работает) решило проблему коррупции. Дать какому-то полицейскому денег считается неприлично, и об этом немедленно напишут сто всяких некоммерческих организаций. Лучше официально заплатить штраф 100 лари (1 лари — 19 рублей), чем давать какие-то взятки. Это не значит, что коррупции нет вообще, и с правами человека в Грузии, как все знают после истории с пытками в тюрьмах, тоже все не так просто, но на том уровне чиновников и государственных служащих, с которыми сталкиваются обычные люди, коррупции не встретишь. Меня друзья спрашивали: можно ли гулять по Тбилиси в три часа ночи? Насчет трех часов не знаю, но в полночь мы гуляли и даже посетили тот самый концерт — все было нормально.

— Был ли разговор о Сталине?

— Да, несколько раз. Один раз в центре Тбилиси в магазинчике я видел даже бюст Сталина. Отношение к нему очень хорошее: мол, он не допустил развала СССР, он скрепил страну. Согласно социологии, в Грузии очень хорошо относятся к Сталину именно потому, что он грузин. Знают про репрессии, про убийства, но все равно относятся хорошо.

— Возвращаясь к работе «Голоса», — будет ли продолжена его деятельность?

— Да, ведь 30 октября «Голос — Сибирь» выиграл дело в Новосибирском областном суде, и суд не признал ассоциацию иностранным агентом. 31 октября подана заявка на получение президентского гранта на правозащитную деятельность — там всего 200 млн. рублей, «Голос» претендует на часть этих средств. Будем продолжать работу, будем обучать наблюдателей и участвовать в выборах. Ближайшие — уже в 2014 году, в думу Иркутска и Братска. Может быть, к тому времени решится и вопрос о выборах мэра Братска.


Просмотров: 1349

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

23:16, 24 ноя 2017 г.

Андрей Лабыгин высек себя и «Единую Россию»

Вице-спикер Законодательного собрания, председатель комитета по здравоохранению и социальной защите Андрей Лабыгин, три года назад ставший инициатором отмены прямых выборов мэра Иркутска, выступил с очередной инициативой.

20:24, 24 ноя 2017 г.

«Рекорд» выиграл кубок России! «Сибскана» — третья!

В подмосковном Обухово завершается розыгрыш Кубка России по хоккею с мячом среди женских команд. Командам предстоит сыграть еще один тур, который состоится завтра, но уже сейчас известны обладатели всех занятых мест.

16:03, 24 ноя 2017 г.

Ректором ИрГУПС стал Сергей Каргапольцев

На выборах руководителя университета за единственного кандидата проголосовали 87 человек, против были восемь, один бюллетень признан недействительным.

14:46, 24 ноя 2017 г.

Владимир Путин: вероятность выдвижения 90 процентов, но остаются еще 10...

«Ну когда же наконец?», — с тревогой спрашивают одни. «Хватит ломать комедию, сочинять интригу там, где ее нет, все равно ведь выдвинется», — отмахиваются другие.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какие из пока нереализованных проектов на территории Иркутской области за 80 лет ее существования являются наиболее актуальными?