Иркутск

Последние новости

Следствие против закона

22:09, 18 янв 2016 г.

13 января в редакции газеты «Байкальские вести» провели первую в своей жизни пресс-конференцию две иркутянки — Юлия Кибанова и Екатерина Зеленкова. Еще месяц назад такое внимание журналистов не снилось им и в страшном сне. В декабре их мужей похитили прямо на улице сотрудники правоохранительных органов. Всем нашим читателям, кто не зарекается от сумы и тюрьмы, а значит, всем, родившимся и проживающим в России, стоит познакомиться с содержанием состоявшейся беседы. Не будем ручаться за другие регионы, но в Иркутской области, выходит, всегда есть вероятность неожиданно закончить день с пакетом на голове, надетым «чистыми руками»...

Предыстория: «запись может быть маленько смонтирована»

Напомним коротко предысторию. В апреле прошлого года СМИ со ссылкой на пресс-службу регионального следственного управления опубликовали новость: полицейские и следователи накрыли подпольное казино, которое работало в частном доме на улице 2-й Аларской в Куйбышевском районе Иркутска. Сообщалось, что в подпольном заведении в тот момент играли люди — всего около двадцати, они задержаны, изъяты игровые автоматы и деньги.

А в июле в Интернет попали фрагменты видеозаписи этого мероприятия (с камер наблюдения). Анонимный комментатор смонтированного ролика в YouTube сообщил, что факты захвата казино сфальсифицированы, штурмовалось пустое здание, в котором не было охраны и посетителей, а автоматы и столы для рулеток не работали. Проникнув в помещение, сотрудники правоохранительных органов стали ломать мебель, срывать камеры, вскрывать сейфы и игровые автоматы. Кроме того, для видеозаписи явно были сфабрикованы факты задержания «игроков», потому что потом «задержанные» свободно передвигались по салону и дружески общались с сотрудниками МВД, распивали спиртные напитки из бара казино и в качестве понятых подписывали протоколы.

Камеры зафиксировали, как сотрудники правоохранительных органов рассовывали по карманам рации и другие предметы, найденные в коттедже. Также видеокамеры зафиксировали факт кражи денежных средств...

14 июля журналистов собрал руководитель Следственного управления СКР по Иркутской области Андрей Бунев. Глава ведомства укорил некоторых в необъективности, усомнился в полной подлинности опубликованной видеозаписи и зачитал отрывки из материалов, с которыми не согласен, — а именно о том, что штурм казино был фиктивным. Что касается стен, то их ломали по объективной необходимости. Также в эти июльские дни общественность узнала, что во время апрельских штурма и обыска отдельные сотрудники правоохранительных органов и вправду перестарались и местами нарушили закон. Но это было сразу же выявлено самими органами, без помощи всяких анонимов в Интернете — и уголовное дело по факту превышения должностных полномочий и незаконных действий сотрудников было возбуждено еще в мае. Фигуранты уголовного дела уже уволены из правоохранительных органов за нарушение присяги.

— Мы взрослые люди и понимаем, что запись может быть маленько смонтирована, — также заявил 14 июля Андрей Бунев. — Тут две ситуации: либо было желание «лягнуть» правоохранительные органы, либо кто-то хотел «отмазать» казино.

Андрей Бунев подчеркнул, что во время апрельского штурма казино не было пустым. Семь человек не успели покинуть здание. В доказательство была продемонстрирована запись с камер видеонаблюдения. На ней зафиксировано, как посетители и работники казино сворачивают деятельность и уходят, видимо как-то узнав о предстоящих через считанные минуты событиях. Особо было сказано, что вся незаконная «самодеятельность» отдельных сотрудников правоохранительных органов началась уже после того, как с места действия отбыл руководитель операции — заместитель руководителя регионального Следственного управления Алексей Анисимов. Соответственно, его вины в случившемся нет и увольнять его не за что.

Ничего не предвещало...

В августе Алексей Анисимов был уволен по собственному желанию и вышел на пенсию. В том же августе 2015-го прежнее правительство Иркутской области сообщило общественности еще одну громкую новость: в Иркутске планируется создать игорную зону в районе аэропорта, на которой предполагается размещение 11 гостиниц и казино с подземным бункером для хранения наличных денег. После реализации этого проекта в регион должны были хлынуть азартные китайцы, обслуживать которых в процессе игр, видимо, должно будет население Иркутской области (понятно, что по преимуществу молодое). То есть, выходит, какие-то (а именно правительственные) казино с китайцами — правильные и прогрессивные, а какие-то вроде коттеджа на 2-й Аларской — неправильные. Не мудрено, что в таком идеологическом противоречии запутались многие неискушенные, обычные жители Прибайкалья...

К таким неискушенным жителям можно отнести и героинь состоявшейся 13 января в нашей редакции пресс-конференции — Юлию Кибанову и Екатерину Зеленкову. Их мужья Владимир Кибанов и Вячеслав Грищук в свое время работали именно в неправильном иркутском казино на 2-й Аларской — один занимался вопросами охраны, второй обучал персонал. Хотя в момент штурма здания Владимир и Вячеслав не работали и, соответственно, не фигурируют в числе задержанных либо попавших в кадр видеозаписи, они все-таки заключили договоры с адвокатами сразу после тех апрельских событий. На всякий случай. Потому что бывшие коллеги поделились с ними некоторыми подробностями о методах ведения следственных действий, в том числе случаях насилия. Например, в том же коттедже на Аларской сотрудники СОБРа при молчаливом согласии следователей и оперативников избивали Евгения Чернова, задержанного после штурма казино (сейчас возбуждено и расследуется уголовное дело). Еще одного задержанного в тот же день человека, Михаила Иванова, на следующий день избили следователи и оперативники ОБЭПа на улице Депутатской, 32, а также в гостинице «Пекин» (в отличие от первого, это дело тормозят, хотя есть все доказательства, сам Иванов находится под прессингом). От таких «приключений» и в качестве свидетелей никто не застрахован, как показывает жизнь...

Дальнейшие события мы изложим в хронологической последовательности — так же, как Юлия и Екатерина изложили их на пресс-конференции и в своих обращениях к губернатору Иркутской области. Они признались, что просто смертельно боятся говорить, но ждать каждый день продолжения декабрьского кошмара еще хуже. Отметим, что и неспециалисту ясно: после «общения» с представителями правоохранительных органов девушки находятся в тяжелом психологическом состоянии.

Юлия и Владимир Кибановы

В тот день, 12 декабря 2015 года, Юлия и Владимир Кибановы привезли свою трехлетнюю дочь в бассейн на ул. Советской — занятия начинались в 10.00. Владимир должен был вернуться за семьей через час. Юлия начала звонить мужу ближе к 11 часам. Раз за разом набирая номер, девушка слышала лишь длинные гудки. За годы совместной жизни даже похожая ситуация не случалась никогда. Едва добравшись до дома (в карманах затерялась какая-то мелочь) и оставив дочь друзьям, Юлия до позднего вечера металась между полицией и подразделениями следственного управления. Оперуполномоченный полиции, принявший заявление о пропаже, сообщил, что никаких данных о Кибанове в правоохранительных органах нет. Не доставлялся. Да и на второй день после обеда дежурный прокурор по Иркутской области сообщила, что муж Юлии никем не задерживался.

Уже около 23.00 того же дня в двери их съемной квартиры постучались. Начался обыск. Следователь следственного комитета Анисов, прибывший в сопровождении оперуполномоченных полиции, сообщил, что Владимир Кибанов задержан сотрудниками третьего отдела по ОВД СУ СК РФ по Иркутской области и 14 декабря суд рассмотрит ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Юлия тут же связалась с адвокатом Кирилловой, с которой муж заключал соглашение. Та приехала и передала следователю свой ордер на защиту, но на следующий день выяснилось, что Владимир отказался от ее услуг и согласился на назначенного следователем Тертычным адвоката Сорокина. Кстати, господин Сорокин вопреки профессиональной этике отказался позвонить по просьбе Владимира адвокату Кирилловой. Более того, вместе со следователем допрашивал Кибанова, задавал компрометирующие вопросы...

Кириллова позже увидела Кибанова в суде и рассказала Юлии, что тот в плохом состоянии — и в физическом, и в моральном... Домашний арест назначили с 14.00 14 декабря, а фактически Владимира привезли домой после 23 часов. Юлия вспоминает, как трясущимися руками стягивала с мужа куртку и ножницами разрезала свитер, поскольку его правая рука висела как плеть, на ней были ожоги от сигарет — он ее вообще не чувствовал.

Владимир рассказал, как он провел прошедшие трое суток. 12 декабря на улице его автомобиль остановили сотрудники СОБРа и без прелюдий попытались разбить лобовое стекло. Мужчина выскочил из машины. Похитители зажали его с двух сторон на заднем сиденье своего автомобиля, заковали в наручники и куда-то повезли, стараясь побольнее бить локтями и объясняя свои действия тем, что из-за него уволили их начальника. Владимира привезли в третий отдел по ОВД СУ СК РФ по Иркутской области (ул. Марата, 4), где продержали весь день, с утра до вечера, в положении «ноги широко» (то есть почти шпагат) и головой вниз. На его просьбы представиться и позвать адвоката сотрудники и следователь не реагировали. Уже потом следователь отрекомендовался как присланный из Москвы полковник Жданов.

Позже Владимира повозили немного по городу и опять вернули на улицу Марата, но ввели через другую дверь, в кабинет к следователю Тертычному, где находился некий оперативник Артур. Позже туда же явился Жданов, который всеми руководил. Стали требовать от Кибанова рассказать, кто организовал незаконное казино и кто выложил в Интернет видео захвата казино... Они объяснили Владимиру, что из-за этого уволили их коллег, а раз уж он пошел против «системы», придется «за это ответить»...

Кибанову угрожали посадкой в «разработочную» камеру изолятора временного содержания, где к нему применят весь административный ресурс для обеспечения нужного следствию течения событий. Владимир раз за разом повторял, что ему нечего ответить на их вопросы. Протокол задержания Тертычный составил лишь поздно вечером. Владимир отказался его подписывать: его адвоката не было, а время задержания не соответствовало фактическому.

...Спать Владимиру не давали почти трое суток, а всю ночь с 12 на 13 декабря «разработчики» вместе с сотрудниками полиции и следственного комитета пытали его в камере изолятора временного содержания, стараясь опять же узнать, в частности, кто разместил в Интернете видеосъемку апрельского штурма казино на 2-й Аларской улице. Не раз было сказано, что за последовавшее увольнение «хороших людей» и запачканную «честь мундира» должны ответить виновные (в число которых — видимо, по факту своей прошлой работы — попал и Кибанов). Рассказывать под пытками ему было нечего хотя бы потому,что он просто не знал, кто выложил видеозапись в Интернет и кто организовал казино. Тем не менее в изоляторе временного содержания данные из Кибанова выбивали три человека. Связав руки и ноги мокрыми простынями, его прикрутили к нарам. Надев на голову и завязав вокруг шеи полиэтиленовый мешок, били руками и ногами по голове, по кадыку. Владимир несколько раз терял сознание, приходя в себя, прогрызал зубами мешки, которые методично меняли (потом мучители сообразили вложить в очередной пакет скомканную тряпку).

Через некоторое время «разработчикам» принесли водку, и «допрос» продолжился с новым «вдохновением». Владимира перевернули вниз головой, стянув брюки и облив кожу какой-то кислотой, к гениталиям и к пальцам ног подключили электрический ток. На коже правой руки, о слизистую рта и носа тушили сигареты. Это длилось всю ночь, процесс записывали на телефоны и сами истязатели, и какие-то люди, периодически заглядывавшие в камеру. Параллельно «разработчикам» оказывали информационную поддержку, в том числе по телефону: записывали извлеченные из Кибанова сведения, передавали очередные вопросы.

... Утром изможденного пленника привезли в Управление экономической безопасности и противодействия коррупции областного Главка МВД на улице Депутатской, 32, где руководивший всем процессом оперативник Артур явно чувствовал себя как дома, а потом — в морг на освидетельствование. Эксперт описал только синяки на теле, «не заметив» иные повреждения, а молодому человеку, который пытался оценить состояние руки, девушка-эксперт скомандовала: «Только визуальный осмотр!». Писать Кибанов не мог, и его привезли в городскую больницу № 3, где врач отказался давать документы, подтверждающие возможность дальнейшего участия Владимира в допросах. В больнице на улице Волжской невролог констатировал необходимость госпитализации Кибанова в горбольницу № 10. Однако уже в этом учреждении доктору настоятельно рекомендовали дать заключение, что Кибанова можно содержать в изоляторе...

Продолжились допросы. Исполняющий обязанности руководителя третьего отдела Николаев еще раз напомнил, что увольнение его коллег и начальника с рук виновным не сойдет... Правда, в ночь на 14 декабря от пыток Кибанова все же избавили, но он все равно не спал — болело все тело. От своего адвоката он в конце концов отказался. Что угодно, лишь бы домой... Кроме того, весь этот день и вплоть до суда, куда Владимира привез следователь Фурсов и оперативники Артур и Евгений (последний кстати, был на нашумевшей видеозаписи), мужчину каждый из следователей и оперативников «обрабатывал» и внушал: «Владимир, ты не вздумай на суде что-нибудь выкинуть, а то поедешь в СИЗО», «Откажись от адвоката!» «Ты понял?! — мы же договорились?». Эти фразы звучали неоднократно от всех оборотней.

Вячеслав Грищук

Бывший коллега и знакомый Владимира Кибанова Вячеслав Грищук пережил двое таких суток. Его похитили на пересечении улиц Карла Либкнехта и Трилиссера вечером того же 11 декабря. Четыре человека, один из которых был в форме СОБРа, трое других — в гражданском, без слов трижды ударили его по лицу и шее, хотя Грищук и не думал сопротивляться, по требованию сразу положил руки на капот машины и расставил ноги. Накинув на голову шубу и вытащив из его кармана телефон, затолкали в свою машину...

В Следственном комитете на улице Марата, 4, минут сорок Вячеслав в наручниках стоял лицом к стене практически на шпагате, все с той же шубой на голове. Затем его завели в кабинет. Один из двоих находившихся там мужчин сказал, что приехал из Москвы по делу казино на Аларской, и предложил сотрудничать. Вячеслав и не отказывался, но попросил своего адвоката. «Москвич» в ответ сообщил, что «Кибанов и все другие» арестованы, сейчас они арестуют жену Грищука Екатерину, а их сына отдадут в приют... Дали час на раздумья в той же позе на шпагате. В протокол задержания внесли время намного позже реального, в адвокате следователь отказал...

В изоляторе Вячеслава поместили в «разработочную камеру». Один из двоих сокамерников тут же кинулся душить Грищука. Когда тот очнулся связанным простынями, сокамерники стали требовать, чтобы он рассказал, кто является организатором казино на 2-й Аларской, кто «крышевал» заведение, кто выложил видео «со ссылкой на «губера». Вячеслав отвечал, что ничего не знает, но ему снова и снова наносили удары кулаками и большой пластиковой бутылкой с жидкостью по голове, по лицу, шее и телу... От одного из ударов в правый висок он снова потерял сознание. Едва очнулся, как сокамерники сунули ему ручку и лист бумаги, потребовав изложить показания. Вячеслав вновь отказался. Один из этих людей периодически выходил из камеры, а возвращаясь, задавал новые вопросы. Второй тряс своим половым членом, угрожая изнасилованием, говорил, что все снимается на видео, что они «пустят слух на тюрьму», а потом еще «повесят убийство китайцев и посадят на десять лет». Угрожали изнасиловать и жену Вячеслава Екатерину.

...Утром Вячеслава развязали и велели молчать: мол, сейчас приедет следователь с адвокатом, на услуги которого надо согласиться, подтвердить все, что скажет следователь, иначе им «займутся» и на следующую ночь. Один из сокамерников постучал в окошко двери, кто-то открыл и забрал бутылку и кипятильник, которым тоже угрожали Грищуку. В кабинете его закрыли в клетку. Пришли следователь по фамилии Иус и назначенный адвокат, которая периодически выходила из кабинета, пока Вячеславу задавали вопросы, в том числе о нашумевшем видео, поясняя, что он за него ответит. И все ответят...

Потом Иус сказал, что жену Грищука также задержали, и потребовал, чтобы он передал ей пожелание сотрудничать. Вячеслав сказал Екатерине в поднесенный к губам телефон все, что требовали...

Следующую ночь — на 13 декабря — пленник провел в другой камере. Раньше даже не знал, что такое артериальное давление, но в этом месте умеют быстро организовать гипертонию... На следующий день перед допросом Вячеслава повезли в морг на освидетельствование. Во время осмотра молодой человек в белом халате стал трогать голову и шею пострадавшего — тот застонал. Находившаяся там же женщина железным голосом одернула молодого: «Осмотр только визуальный!». Жаловаться Вячеслав не стал — боялся за жену. Около 11 часов Кировский суд избрал меру пресечения — домашний арест, но домой Грищук вернулся только ближе к ночи...

Екатерина Зеленкова

История Екатерины Зеленковой оставляет самый темный осадок в душе, если здесь вообще можно провести какую-то градацию.

Супруг Екатерины Вячеслав Грищук уехал из дома 11 декабря около 17.00 и пропал. Ночь на 12 декабря она провела за телефоном: «Слава и на час никогда не пропадал, причем так, что дозвониться нельзя, а тут — ночь!». В середине дня 12 декабря вместе с адвокатом, с которой Вячеслав заключал соглашение на оказание юридической помощи, они поехали в отдел полиции № 7 «Октябрьский» г. Иркутска. Оттуда Екатерину направили в отдел полиции № 9, расположенный в Солнечном. Дежурный зарегистрировал заявление и попросил девушку подождать оперуполномоченного для описания внешности пропавшего мужа.

Адвокат осталась ждать внизу, а Екатерина с оперуполномоченным поднялась на второй этаж. Оперуполномоченный сообщил, что Вячеслав Грищук никуда не доставлялся и не задерживался. Екатерина стала составлять описание внешности супруга, а оперуполномоченный куда-то ушел с ее паспортом. Минут через пять в кабинет зашел незнакомый мужчина, который, сев за стол, забрал со стола сотовый девушки. В руках у него уже был ее паспорт. Екатерина в растерянности оглянулась и увидела позади еще троих мужчин. Севший за стол представился все тем же следователем Ждановым, специально присланным из Московского управления Следственного комитета для расследования уголовного дела по казино.

Жданов сообщил, что ее муж в СИЗО, так же как и его «подельники», все они «дают показания», и что она тоже должна «начать сотрудничать». Потом потребовал показать содержимое сумочки — Екатерина общаться без адвоката отказалась, а сумку прижала к коленям. Жданов, разозлившись, пообещал посадить ее к зэкам, которые «научат, как себя вести», а ее десятимесячного сына определить в приют. Екатерина снова попросила адвоката. Жданов скомандовал остальным задержать Зеленкову и вышел, вернувшись с телефоном: «Слава, поговори с Катей!». Супруг спросил Екатерину: «Как Федя?» (сын), опять вызвав раздражение Жданова. После окрика Жданова: «Слава, не говори лишнего, а скажи, что ей надо делать!» — Вячеслав попросил ее дать «им» все показания, которые «они хотят»...

Жданов сразу же выключил телефон. Девушка сказала, что подпишет все, что требуют. Все это время на ее телефон звонила и присылала смс-сообщения адвокат Юдина, которая ждала Екатерину внизу. Стали решать, как бы вывести девушку из здания незаметно. Прочитав сообщение, что адвокат ненадолго отъедет по делам, следователи набрали ответ: «Позвоню, как освобожусь». Пленницу спрашивали все о том же: о работе в казино, о начальстве, кому платили взятки, кто выложил нашумевшее видео в Интернет... Потом оперуполномоченный по фамилии Суворов подогнал машину к входу в отдел, и в этот момент Катя увидела выходящую из магазина напротив Юдину. Голову девушки с силой рукой пригнули за переднее сиденье... Ее привезли в здание Следственного комитета по улице Марата, 4, завели в кабинет следователя Кудрявцева, тот начал допрос Зеленковой «пока» в статусе свидетеля. Она соглашалась на все. Дома были пожилая мама-сердечница и десятимесячный сын, а время шло...

Допрашивали девушку всю ночь, записывая на видеокамеру. До того как начать съемку, ей зачитывали вопросы, которые будут заданы, и ответы, которые надо дать. К утру от нервного и физического напряжения и стресса она отключилась на стуле... После этого девушку повезли на освидетельствование, где заставили полностью раздеться: ее осматривали двое нетрезвых мужчин, женщина, сидевшая за столом, ехидно улыбалась. На улице Марата ее снова закрывали на ключ то в одном, то в другом кабинете...

В какой-то момент Катя услышала крик матери, которая находилась где-то рядом с постом дежурного. Она каким-то образом проникла в здание, хотя накануне дежурному дали команду закрыть дверь и общаться с приходящими только через микрофон, а то «попрут адвокаты». «Где моя дочь? Я знаю, что она здесь! Немедленно покажите! У нее маленький ребенок, который постоянно плачет! Верните ее!»... У запертой в кабинете Екатерины началась истерика. Пожилую женщину выпроводили из отдела, а девушку принялись снимать на видео, чтобы показать матери, что ее никто не бил. Екатерина никак не могла успокоиться...

Организовали очную ставку с измученным Владимиром Кибановым, который кое-как подписывал документы левой рукой. Перед этим Катя мельком увидела супруга в коридоре — Вячеслав за эти два дня похудел и как-то постарел... Разговаривать им не разрешали, велели не привлекать внимания.

Опять куда-то возили, велели писать заявления, что она не против обыска, что опасается за свою жизнь и просит оставить ее на ночь в отделе, что она не против проведения судмедэкспертизы... Следователи все говорили о том, что всех накажут за видео, за увольнения «хороших сотрудников».

... Домой Екатерина приехала около 22 часов 13 декабря, пробыв в руках полиции более суток. Маленький сын находился все это время на руках пожилой матери Кати, которая даже не знала, какие из необходимых лекарственных препаратов и когда ему нужно дать. Муж вернулся домой примерно через час. На его долю выпало двое суток правоохранительного кошмара.

Месть мундира?

Формат газетной статьи не позволяет изложить все подробности и привести все фото телесных повреждений (а порой этого не позволяют соображения деликатности). Все изложено в обращениях к губернатору. Семьи Юлии и Екатерины надеются только на него — их жалобы «наверх» по существующему порядку вернулись в областное Следственное управление, а все помнят поговорку про вороньи глаза. Они никакие не героини и не собирались воевать — просто их приперли к стенке. Они боятся выходить из дома, боятся за свою жизнь, и вариант тут один — предать дело огласке. Юлия Кибанова сообщила со слов мужа, что над ним издевались оперативные сотрудники, которых он узнал и на той самой видеозаписи, размещенной в Интернете.

...Вячеслав и Владимир находятся под домашним арестом и могут проходить только амбулаторное лечение, хотя у первого (молодого человека!) постоянно держится высокое давление и диагностирована закрытая черепно-мозговая травма, а у второго не действует правая рука и диагностирован ушиб кадыка, не говоря уж об электрических и термических ожогах и ушибах всего тела. Какими будут отдаленные последствия сильнейшего стресса для всех, включая маму Екатерины, предсказать и вовсе нельзя.

Эти люди — самые обычные жители Иркутской области, кстати, не судимые, не наркоманы, не тунеядцы, не склонные к асоциальному образу жизни, в основном молодежь, для которой хорошо бы создать рабочие места более приличные, чем в международном казино в игорной зоне (хотя понятие прав человека распространяется и на бомжей, если что).

Не дай бог никому, чтобы кто-то из близких попал в подобную ситуацию, а ведь, судя по всему, от этого никто не застрахован! И зарекаться не приходится... Это что — опричнина? Причем в самом плохом варианте, когда опричники действуют по личной инициативе и в любой момент, по малейшему поводу — или без — средь бела дня могут схватить человека и сделать его физическим или моральным инвалидом, унизить и выкинуть на улицу...

Разумеется, после всего, что рассказали пострадавшие женщины, хотелось бы услышать комментарий от руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области генерала А.Ю.Бунева, чьи подчиненные обильно фигурируют в этой публикации. На «художественную» самодеятельность «нижних чинов» это не похоже, но в любом случае руководитель следственного ведомства должен быть в курсе действий своих сотрудников и нести за эти действия ответственность.

Анна Рыбакова, специально для «Байкальских вестей»


Просмотров: 4158

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

22:50, 20 ноя 2017 г.

Моральная нищета Натальи Дикусаровой

19 ноября проездом из одного региона в другой Иркутск посетил и. о. секретаря генерального совета партии «Единая Россия» Андрей Турчак.

16:34, 20 ноя 2017 г.

Фильшин, Винокуров и другие, или Почему экономические программы остаются на бумаге

Можно ли  существенно сократить численность чиновников, не меняя в принципе роль государства, не меняя политическую систему?

15:36, 20 ноя 2017 г.

«Вы его ковыряйте, ковыряйте!»

И. о. секретаря генсовета «Единой России» Андрей Турчак в ходе визитов в регионы посетил Иркутскую область, которую возглавляет коммунист Сергей Левченко.

12:52, 20 ноя 2017 г.

Минприроды Прибайкалья и «Иркутскгеофизика» подписали договор по ликвидации отходов БЦБК

До конца 2017 года Росгеология завершит инженерные изыскания по восьми накопителям шлам-лигнина.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое событие на территории Иркутской области до и после ее образования в наибольшей степени способствовало развитию региона?