Иркутск

Последние новости

Системный контроль Дмитрия Чернышова

16:08, 22 мар 2016 г.

Глава аппарата губернатора не боится коррупционеров и сочувствует мэрам

Выходец из Ангарска Дмитрий Чернышов, которому народный губернатор Сергей Левченко доверил контроль за деятельностью регионального правительства, в политике не новичок. За плечами у него две тяжелые предвыборные кампании за пост мэра Ангарска и работа, как он выражается, на земле, в должности заместителя главы города. Жителям своего родного Ангарска он запомнился молодым и бесстрашным, совсем не похожим на типичного чиновника, человеком с обостренным чувством справедливости. К нему всегда можно было запросто попасть и обсудить проблему, за дверями кабинета от людей он никогда не прятался, поэтому остался верен себе, когда без колебания вышел в третий день своей работы к протестующим в защиту скальников Олхинского плато, пришедшим к «серому дому».

Но если Дмитрий Чернышов всегда без проблем находил общий язык с простым народом, то с чиновниками поначалу выходило не так радужно. В здании власти его многие даже побаиваются и пытаются создать о нем представление как о человеке опасном. И не потому, что сразу после своего прихода он лишил представителей высшего эшелона региональной власти возможности поглощать бутерброды и конфеты за бюджетный счет. И не потому, что взялся за создание антикоррупционного управления, которого здесь вопреки поручению президента страны не было. Дмитрия Чернышова вполне оправданно побаиваются из-за того, что глава аппарата губернатора действительно представляет угрозу для тех, кто, пользуясь своим положением во власти, имеет намерение извлекать из этого для себя преференции.

в прибайкалье в масс-медиа.JPGДмитрий Чернышов. Фото Александра Шудыкина

За пять месяцев работы в этой должности, которые, по его собственному признанию, стали испытанием на прочность, Дмитрий Чернышов успел провести достаточно много структурных и, по сути, даже революционных преобразований, которые в корне поменяли управленческие подходы в региональных органах исполнительной власти. И каждый из них, даже тот, что на первый взгляд кажется несущественным, направлен на повышение эффективности управления, а полученный результат по-настоящему может быть оценен только в долгосрочной перспективе.

— Дмитрий Викторович, чем занимается заместитель губернатора — руководитель аппарата губернатора и правительства Иркутской области, каковы его функции, какие задачи необходимо решать?

— Самая главная функция, которую выполняет аппарат губернатора, контрольно-политическая. Что это значит? Прежде всего, аппарат осуществляет контроль за работой правительства, за исполнением поручений губернатора и решением сложных вопросов, которые могут привести к негативному общественному резонансу. Мы должны нащупывать болевые точки в обществе, нивелировать их, заниматься предотвращением конфликтов, в том числе привлекая общественные организации, в первую очередь ОНФ. Функционал правительства очень широкий, начиная от лесной сферы и заканчивая социальным обеспечением, поэтому необходимо за всем этим следить, и чтобы законодательство соблюдалось, и чтобы не возникало конфликта интересов. Вот, к примеру, скальники Олхинского плато, благодаря тому, что у нас состоялся диалог с активистами, которые их защищали, нам удалось сдвинуть вопрос с мертвой точки, а проблема была застарелая, не решалась много лет. В результате губернатор не продлил полномочия бывшему министру природных ресурсов Олегу Кравчуку. Конечно, это не было самоцелью — отправить его в отставку, но вопрос ведь стоит так: либо команда работает в одном направлении, либо это не команда. Здесь ведь не частная лавочка. На меня можно сколько угодно обижаться, но задача все равно будет выполнена, и за это меня здесь многие недолюбливают.

— Это вполне закономерно с учетом функций, возложенных на вас. В такой ситуации решением может быть нивелирование человеческого фактора и применение технологических способов управления. Вам это удается?

— От человеческого фактора при управлении невозможно уйти, если кто-то говорит, что ему это удавалось, это мифы. Многие вопросы приходится решать в ручном режиме, а на это тратится много дополнительной энергии и ресурсов, в первую очередь временных, которые порой стоят дороже, чем финансовые. Поэтому я сторонник того, чтобы система работала. Однако здесь до моего прихода, не хочу никого обидеть, никакой системы контроля выстроено не было. Аппарат губернатора в нашем субъекте превратился в некий огрызок, выполняющий, по сути, организационно-хозяйственные функции. И дело не в персоналиях, здесь нет вины тех людей, которые возглавляли аппарат до меня. Так была выстроена система координат, которую задавал предыдущий губернатор. Поэтому получилось, что люди занимали должности, а выполняли совсем другие функции. К слову, у бывшего губернатора Александра Тишанина был мощнейший аппарат с целым контрольным управлением. И он был эффективен. Такие контрольные управления сейчас есть во многих субъектах и эффективно работают даже там, где не разделены полномочия губернатора и правительства.

Дело в том, что любой орган исполнительной власти самодостаточен, является распорядителем бюджетных средств и проводит собственную политику в своей сфере, поэтому контролировать его деятельность необходимо. Моя задача эту систему контроля выстроить как можно в более сжатые сроки, хотя процесс это непростой, и в идеале на него нужны годы. Вот одним из таких инструментов контроля стал проект «Открытое правительство», который позволяет мне контролировать работу министров через открытые обращения граждан.

Еще одним таким инструментом должно стать введение централизации крупных закупок, потому что в действующей системе распределения бюджетных средств я вижу порочность. Вот, к примеру, одно из лечебных учреждений, то есть больница, закупила у единственного поставщика на 250 млн рублей чего-то там материально необходимого, мы не знаем, по какой цене, у кого, чего ради. Такие подходы необходимо менять, я за то, чтобы правила для всех были одинаковы. Для этого необходимо централизовать все крупные закупки министерств, а затем установить единые правила для областных учреждений. Это архисложная задача. Противников у этого нововведения будет тьма, пусть даже скажу крамольную вещь, но это ведь чей-то незаконный заработок. Я прекрасно понимаю, что у меня в результате этого появится еще больше недоброжелателей, потому что Чернышов у кого-то что-то забрал, что на протяжении долгих лет кем-то рассматривалось как свое, хотя это совсем не свое, а государственное. Вряд ли в результате всего задуманного и предпринятого мне стоит ожидать чиновничьей любви, но я к этому готов.

— Ходит много слухов о ваших столкновениях с членами правительства, о внутренней борьбе, которая якобы имеет место между различными группами, сформированными по географическому принципу. Строят версии, считают, сколько в правительстве людей Чернышова, а сколько Битарова, рисуют схемы влияния и делают выводы, что это не на пользу имиджу губернатора. Как вы к этому относитесь?

— Все это такая конспирологическая развлекуха для узкого круга лиц. Жителям области ведь совершенно безразлично, какой министр и почему то или иное министерство возглавил и по какому поводу поспорил Чернышов с Битаровым [Александр Битаров, председатель правительства Иркутской области]. Для них главное, чтобы были созданы условия для нормальной жизни, чтобы власть работала не в своих интересах, а в интересах граждан. Не скрою, порой мне не хватает гибкости, но, несмотря на это, у нас с Александром Битаровым за это время даже серьезных конфликтов не было. Да, мы можем спорить, в процессе принятия решений у нас могут быть разногласия, но мы всегда находим компромисс. Более того, мне абсолютно искренне, по-человечески Александр Битаров симпатичен. Ему не откажешь в решительности. К примеру, в тяжелейшей ситуации бюджетного кризиса, в который мы попали в конце 2015 года, Александр Битаров занял жесткую позицию экономии и сокращения расходов. И тогда это было правильно, потому что времени у нас не было, хотя я являюсь сторонником более деликатного распределения бюджетных средств.

Вот, к примеру, у нас есть министерства, которые вообще работают, как на передовой, минздрав, к примеру. От его работы зависят жизни людей, поэтому нельзя этому министерству бюджетные лимиты наравне со всеми доводить. Здесь острая нужда, ценой формального подхода может стать человеческая жизнь, поэтому учетный способ распределения средств в данном случае недопустим. Губернатор уже дал соответствующее поручение председателю правительства по этому вопросу.

Надо понимать, что во власти есть два блока. Это правительство, выполняющее управленческо-хозяйственные функции, и аппарат губернатора, который его контролирует. Есть два руководителя, у которых могут быть разные точки зрения на проблему и в процессе работы неизбежно появляются противоречия, и это нормально. Единомыслие создает высокий риск принятия неправильных решений. На самом деле мы с Александром Битаровым встречаемся больше десятка раз за день, обсуждаем каждый спорный вопрос и практически всегда находим консенсус. Вероятно, кому-то выгодно наши единичные противоречия раздувать до мифических конфликтов.

— Может быть, все эти слухи рождаются из-за того, что люди как раз привыкли к единомыслию и им непривычен такой всплеск демократии, когда на месте властного монолита вдруг родилось такое нестандартное правительство?

— Главное, чтобы все члены правительства выполняли задачи, которые ставит губернатор. Стратегическая цель любой власти — это улучшение качества жизни людей. Мы привыкли ее измерять в показателях, в рублях, тоннах, койко-местах, но самое главное во всем этом человек. А он стал жить лучше? Мы забываем об этом, считая валовые показатели, смотрим, сколько освоили денег в бюджете и как выполнили ту или иную программу, и забываем ответить на вопрос, а стали ли лучше лечить, учить и как человек себя вообще ощущает. Это должно быть мерилом.

Иными словами, сколько бы члены правительства между собой ни спорили, задача у всех одна, а окончательное решение всегда остается за губернатором. К примеру, губернатор принял решение с 1 апреля работу министерства юстиции прекратить. В правительстве было несколько мнений по этому поводу. На мой взгляд, расформирование министерства и переформатирование его в главное правовое управление дешевле и эффективнее, ведь подобные министерства существуют в основном в национальных республиках. Даже в администрации президента правовое сопровождение осуществляется государственно-правовым управлением.

— Жесткое сокращение бюджетных расходов, на которое действующему правительству приходится идти, вызывает недовольство в муниципалитетах. Так, председатель Ассоциации муниципальных образований Иркутской области, мэр Черемхово Вадим Семенов уже высказал публично свои претензии правительству. Как решать эту проблему?

— Дело в том, что мэры попали в очень сложную ситуацию. Предыдущее правительство приучило их работать определенным образом, и в результате сложился порочный стереотип. Им говорили, чтобы они делали за свои деньги проектно-сметную документацию, готовили экспертизы на социальные объекты, и чем больше они таких смет выполнят, тем больше средств из регионального бюджета получат. Мэры на это рассчитывали, а в итоге оказалось, что денег в таком объеме изначально не было, отсюда и недовольство. И что еще хуже, мэры не только поверили, что деньги у них будут, но и пообещали эти объекты жителям. И как вот теперь объяснять, что от многого придется отказаться? Как смотреть людям в глаза? Положение — не позавидуешь. Это одна, как говорится, сторона медали, но есть и вторая. В результате такого подхода мы теперь в сельской местности имеем избыток детсадов и не знаем, что с ними делать. Как, например, детский сад в деревне Алужино, который к тому же еще и построен с нарушением санитарных норм.

Вот этот путь, на который мэров направили, это путь в никуда. Мэр он ведь руководитель территории, он должен исходить из того, что людям действительно нужно, а не так, чтобы просто деньги из бюджета освоить. Поэтому правительство будет проводить ревизию всех недостроенных объектов и выбирать для финансирования те, что действительно жизненно необходимы. К слову сказать, в Черемхово тот недостроенный детсад, о котором беспокоится Вадим Семенов, действительно нужен. Поэтому региональная власть, без сомнения, будет помогать мэрам, исходя из принципов реальной необходимости и адресности.

— Как вы оцениваете сложившийся политический ландшафт в регионе?

— Он сложнейший и для России уникальный. В этом ландшафте мы имеем губернатора с определенной партийной принадлежностью, мэров в территориях и депутатов Законодательного собрания также с определенной партийной принадлежностью. Кроме того, в нем присутствуют реваншисты, которые внушили себе, что могут вернуть утраченные позиции. Эта нестандартная обстановка накладывается на нестабильную экономическую и финансовую ситуацию, в которой приходится работать действующему правительству. Согласитесь, подобный расклад сил чрезвычайно выгоден оппонентам губернатора, потому что его команде приходится принимать непопулярные решения. Права на популизм ни Сергей Левченко, ни его правительство не имеет, потому что это приведет к краху. И в этой ситуации, на мой взгляд, не имеет значения партийная принадлежность. Во главу угла всеми участниками политического процесса должны быть поставлены не личные амбиции и политические интересы, а интересы жителей Иркутской области. А этого можно добиться при слаженной работе исполнительной и законодательной ветвей власти и непосредственном участии руководителей муниципальных образований.

Светлана Батутене, «Московский комсомолец — Байкал»


Просмотров: 2467

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

22:50, 20 ноя 2017 г.

Моральная нищета Натальи Дикусаровой

19 ноября проездом из одного региона в другой Иркутск посетил и. о. секретаря генерального совета партии «Единая Россия» Андрей Турчак.

16:34, 20 ноя 2017 г.

Фильшин, Винокуров и другие, или Почему экономические программы остаются на бумаге

Можно ли  существенно сократить численность чиновников, не меняя в принципе роль государства, не меняя политическую систему?

15:36, 20 ноя 2017 г.

«Вы его ковыряйте, ковыряйте!»

И. о. секретаря генсовета «Единой России» Андрей Турчак в ходе визитов в регионы посетил Иркутскую область, которую возглавляет коммунист Сергей Левченко.

12:52, 20 ноя 2017 г.

Минприроды Прибайкалья и «Иркутскгеофизика» подписали договор по ликвидации отходов БЦБК

До конца 2017 года Росгеология завершит инженерные изыскания по восьми накопителям шлам-лигнина.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Какое событие на территории Иркутской области до и после ее образования в наибольшей степени способствовало развитию региона?