Иркутск

Последние новости

«Прошу оказать содействие»

20:36, 04 Февраля

40.jpg

Редакция «Байкальских вестей» сочла невозможным пройти мимо ситуации, о которой рассказано в обращении Дмитрия Матвеева. И дело не только в ряде моментов судопроизводства. Дмитрий Геннадьевич – инвалид, передвигается в коляске. И ему не предоставили возможности присутствовать на заседании суда, которое провели на четвертом (!) этаже, причем здание не оборудовано ни лифтом, ни пандусами для людей с ограниченной мобильностью (!!?). И это в случае с Матвеевым – предпринимателем, человеком состоятельным! Что уж говорить об инвалидах с меньшим достатком, а таких явное большинство! Им, видимо, нечего и соваться в суды – всё решат без них и за них. Поэтому дело, о котором идет речь, имеет, на наш взгляд, куда большее, общественно важное значение, чем это может кому-то показаться на первый взгляд.         

Председатель Иркутской региональной общественной организации развития гражданского общества Клуб «Губерния», инвалид  первой группы столкнулся с нарушением своих прав в судебных учреждениях

Депутату Законодательного собрания
Иркутской области Матиенко В.А.

Уважаемый Владимир Александрович!

Сложная ситуация, в которой я оказался, вынуждает меня обратиться в Ваш адрес с просьбой оказать содействие и направить соответствующие запросы в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, Верховный суд по фактам грубого нарушения моего права на судебную защиту.

Занимая активную гражданскую позицию, управляя бизнесом, поддерживая и развивая различные социальные проекты в моем родном регионе – Иркутской области, для меня стал неожиданно неприятным тот факт, что мне доведется столкнуться с дискриминационными проявлениями в свой адрес в системе правосудия. В результате произошедшей несколько лет тому назад аварии я стал инвалидом, не могу самостоятельно передвигаться и страдаю эпилепсией. Поэтому не все двери для меня открыты из-за состояния здоровья.

В силу сложившихся жизненных обстоятельств, которые касаются ведения бизнеса и личных отношений с моей бывшей супругой, мне пришлось защищать свои интересы в судебном порядке.

В настоящее время в производстве судов общей юрисдикции города Иркутска и Иркутской области находится ряд дел, участниками которых являюсь я, Матвеев Дмитрий Геннадьевич, и моя бывшая супруга Казакова Татьяна Васильевна.

Дела рассматриваются в разных судах г. Иркутска. Считаю, что при рассмотрении ряда дел судьями допускаются грубейшие нарушения порядка ведения процесса.

***

Вот только некоторые примеры подобных ситуаций:

Кировским районным судом г. Иркутска с февраля 2016 г. рассматривалось дело № 2-1156/2015 по иску Матвеева Д.Г. к Казаковой Т.В., Койсман Д.И. о признании недействительными сделок, истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Дело является сложным: оно состоит из пяти томов, по делу допрошены десятки свидетелей, проведены две экспертизы (психолого-психиатрическая и почерковедческая). Дело последовательно рассматривалось тремя судьями: первоначально дело рассматривалось судьей Мухаметовой С.И. Однако в связи с ее уходом в отставку дело было передано судье Тимофеевой А.М. Затем, в связи с болезнью судьи Тимофеевой А.М., дело передано в производство судье Бакановой О.А.

Судья Баканова О.А. приняла дело к производству 19.12.2016 г. При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ГПК РФ рассмотрение дела производится с самого начала. На 27.12.2016 г. было назначено судебное заседание по адресу: г. Иркутск, ул. Сухэ-Батора, д. 17а, 4-й этаж, каб. 3, в здании Кировского районного суда г. Иркутска, которое не оборудовано пандусом, лифтами и абсолютно не приспособлено для беспрепятственного доступа любого физически нездорового человека, а тем более инвалидов-колясочников.

В связи с этим для участия в судебном заседании 27.12.2016 г. я направил своего представителя и письменное заявление на имя судьи, в котором указал, что желаю участвовать в рассмотрении дела и судебное заседание по делу прошу провести в другом здании Кировского районного суда г. Иркутска по адресу: г. Иркутск, ул. Желябова, д. 6, куда обеспечен доступ лицам с ограниченными возможностями.

Судебное заседание 27.12.2016 г. состоялось, судья Баканова О.А. отказала моему представителю в удовлетворении всех ходатайств, направленных на доказывание нашей позиции по делу (о допросе специалистов, о вызове и допросе свидетеля, о вызове экспертов для дачи пояснений по экспертному заключению, о назначении дополнительной (повторной) судебной психолого-психиатрической экспертизы).

Отказано также было и в отложении судебного разбирательства с целью обеспечения мне возможности участия в судебном заседании. Судья решила и открыто заявила под аудиозапись, что я злоупотребляю своими правами: то есть то, что я прошу провести заседание в помещении, куда мне, как инвалиду, возможен доступ, – злоупотребление правом.

Считаю такие действия судьи Бакановой О.А. грубейшим нарушением норм российского и международного права, дискриминирующим человека по признаку инвалидности.

При этом ст. 3.1 Закона о социальной защите инвалидов запрещено установление любых различий, исключений или ограничений по причине инвалидности, целью либо результатом которых является умаление или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с другими всех гарантированных в Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой иной области.

Недопустимость дискриминации инвалидов является также одним из основных принципов Декларации о правах инвалидов, принятой Генассамблеей ООН 09.12.1975 г., Стандартных правил обеспечения равных возможностей для инвалидов, принятых Генассамблеей ООН 20.12.1993 г., а также Конвенции о правах инвалидов, принятой Генассамблеей ООН 13.12.2006 г. и ратифицированной Российской Федерацией в 2012 году.

В итоге дело было рассмотрено в одном судебном заседании, которое продолжалось с 14.00 до 18.45, в результате было вынесено решение об отказе мне в иске.

Указанный пример является вопиющим случаем нарушения моих конституционных прав не только как гражданина Российской Федерации, но и как человека с ограниченными возможностями.

Полагаю, что объективное и законное расследование по данному факту позволит не только привлечь к ответственности виновных лиц, но и напомнит отдельной категории служителей закона, что государством действительно гарантируется обеспечение прав и свобод инвалидов, в том числе права на судебную защиту.

***

Октябрьским районным судом г. Иркутска в составе судьи Амосовой Н.Л. рассматривалось дело №2-1691/2016 по иску Матвеева Д.Г. к Казаковой Т.В., Фаломеевой О.А. (матери Казаковой Т.В.), Голубкиной М.А. (сестре Казаковой Т.В) о признании сделок недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Правовое основание для оспаривания сделок – ст. 177 ГК РФ. В соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ от 24.06.2008 г. № 11 по категории дел об оспаривании сделок на основании ст. 177 ГК РФ необходимо назначение судебной психиатрической экспертизы. В данном деле определениями суда 16.05.2016 г. и от 22.06.2016 г. экспертиза была назначена, однако в поступивших в суд заключениях № 2650 от 14.07.2016 г. и № 2651 от 14.07.2016 г. эксперты не ответили на поставленные судом вопросы.

Из заключения экспертов и пояснений, данных экспертами в судебном заседании 30.08.2016 г. и 31.08.2016 г., следовало, что они установили факт наличия заболевания у меня в момент совершения сделок и в настоящее время, характеризующегося расстройством личности органической этиологии в связи со смешанными заболеваниями, то есть установили, что у меня имеется психическое расстройство (заболевание).

На второй вопрос (о способности Матвеева Д.Г. понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения договора) эксперты ответить не смогли. При допросе в судебном заседании указали, что при моем диагнозе я в принципе  мог при подписании документа не осознавать значения своих действий, не понимать, что подписываю, но категоричный вывод эксперты сделать не смогли ввиду отсутствия документов на дату подписания обжалуемых договоров дарения. Это произошло, в первую очередь, по причине неразъяснения мне судом того объема и перечня документов, которые необходимы для всестороннего и объективного исследования экспертами. Проходя в свое время лечение в десятках клиник и у десятков врачей, я в своей жизни первый раз столкнулся с необходимостью судебного освидетельствования и поэтому не мог представить, какой именно объем медицинских документов необходим экспертам для полного исследования вопроса.

***

Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.06.2008 г. № 11 императивно предписывает назначение судебно-психиатрической экспертизы и, как следствие, получение ответов на поставленные экспертами вопросы. Только при таких условиях у суда будет возможность принять законное и обоснованное решение по данной категории дел. В материалы дела мной были представлены дополнительные документы, свидетельствующие о состоянии здоровья на момент совершения оспариваемых сделок.

Однако судья Амосова Н.Л. отказала в назначении и дополнительной, и повторной экспертизы, вынесла решение по имеющимся доказательствам, так и не получив от экспертов ответа на вопрос, мог ли я понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения оспариваемых сделок. При этом судом проигнорированы были материалы судебной практики, сформированной Верховным судом РФ по схожим делам.

К большому моему разочарованию, в апелляционной инстанции Иркутского областного суда 10.01.2017 г. данное дело было рассмотрено за 20 минут. Коллегия судей, несмотря на мое личное участие в процессе, не сочла доводы убедительными. Проходившее 10 января 2017 г. судебное заседание носило формальный характер, без учета того, что мною даны соответствующие пояснения, что сделка совершена между близкими людьми и супруга, как никто иной, длительное время проживая с инвалидом, была прекрасно осведомлена об особенностях моего психического здоровья, чем и благополучно воспользовалась. Судебный акт был заранее изготовлен судьей-докладчиком, мои пояснения не имели никакого значения для суда.

Этот случай также подтверждает, что в деятельности судов имеет место нарушение прав и законных интересов граждан Российской Федерации, в том числе лиц с ограниченными возможностями.

***

Как указано ранее, я являюсь предпринимателем. Развивая гостиничный, туристический, ресторанный бизнес в Иркутской области и г. Иркутске, наша компания создает все необходимые условия для комфортного и активного отдыха всем гражданам без исключения, в том числе и лицам с ограниченными возможностями. Также данной проблематике уделяется большое внимание и Иркутской региональной общественной организацией гражданского общества Клуб «Губерния», председателем которой я являюсь.

К сожалению, несмотря на наличие обширной нормативной базы в сфере защиты инвалидов, на особое внимание к данной проблеме президента Российской Федерации Путина В.В., люди с ограниченными возможностями продолжают сталкиваться с нарушением их прав и дискриминацией.

Так, президент РФ, обращаясь с поздравительной речью к сотрудникам прокуратуры в честь ее 295-летия, указал, что «реальную помощь должна оказывать прокуратура социально уязвимым категориям граждан: пожилым людям, инвалидам, несовершеннолетним. В сложных жизненных ситуациях такая поддержка просто незаменима…».

Из описанных выше фактов следует, что я на личном примере столкнулся с дискриминацией по признаку инвалидности и, как следствие, с грубейшим нарушением одного из основных конституционных прав – права на судебную защиту.

Я понял, что лицо с ограниченными возможностями зачастую является препятствием в судебном процессе, это вызывает негативное отношение к инвалидам со стороны судей, ведь для обеспечения инвалидам гарантий, предусмотренных действующим законодательством, они вынуждены совершать, как они считают, ненужные, лишние для них действия, необоснованно затягивающие отправление правосудия. 

***

На основании изложенного прошу Вас в рамках имеющихся полномочий обратить внимание на указанные мной случаи грубого и откровенного нарушения действующего законодательства в сфере защиты прав инвалидов и оказать содействие в принятии необходимых мер для предотвращения указанных нарушений и привлечения виновных лиц к ответственности, направив соответствующие запросы в адрес Генеральной прокуратуры РФ и председателю Верховного суда РФ.

Мое обращение связано не с целью изменить исход конкретных судебных дел, а направлено, прежде всего, на изменение ситуации, которая складывается в региональной системе правосудия Иркутской области, которая позволяет некоторым судьям относиться к людям с ограниченными возможностями как к людям «второго сорта». А также направить деятельность судей на полное, объективное, беспристрастное, независимое от каких-либо внешних факторов рассмотрение дел.

Надеюсь, что мое обращение не останется без Вашего внимания и совместными усилиями мы сможем переломить эту ситуацию.

Дмитрий Матвеев, председатель клуба «Губерния»

От редакции «БВ». Считая тему доступности и беспристрастности судопроизводства крайне важной, мы будем следить за дальнейшим развитием событий.


Просмотров: 1814

Отзывы

Для добавления отзыва авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

23:18, 28 мая 2017 г.

Корпорация «Иркут»: первый полет МС-21 прошел в штатном режиме

Первый полет нового пассажирского самолета МС-21-300 прошел 28 мая в штатном режиме, сообщает пресс-служба корпорации «Иркут».

14:50, 28 мая 2017 г.

В сети появились видео первого полета МС-21

Сразу несколько любительских видео, запечатлевших первый полет самолета МС-21, появились в сети 28 мая, в частности, это сам момент отрыва машины от взлетной полосы аэродрома Иркутского авиазавода.

20:07, 26 мая 2017 г.

Главврачи выступают против кадровой «реформы» Андрея Лабыгина

Документ с изложенной и лично удостоверенной главврачами позицией поступит и министру здравоохранения региона Олегу Ярошенко.

18:20, 26 мая 2017 г.

Сергей Шеверда ответил на обвинение в бездействии

Министр лесного комплекса Иркутской области на брифинге 26 мая заявил, что в регионе принимаются все необходимые меры для тушения лесных пожаров.

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из 17 политических деятелей России вызывает у вас наибольшую поддержку в событиях 1917 года?