Иркутск
24 октября 4:52 Экономика

Последние новости

Монгольские гидростанции: в поисках общего языка

21:29, 18 мая

18 мая в актовом зале Иркутского научного центра СО РАН состоялся финальный раунд общественных консультаций по предварительному варианту технического задания «Региональной экологической оценки» и «Оценки воздействия на окружающую среду и социальных последствий» проектов Шурэнской ГЭС и регулирования стока реки Орхон на территории Монголии. Необходимость в проведении таких мероприятий обусловлена тем фактом, что реализация этих проектов (а также строительство ГЭС на реке Эгийн-Гол) неизбежно повлияет на объект Всемирного природного наследия озеро Байкал и охраняемую международной Рамсарской конвенцией (посвященной охране водно-болотных угодий) дельту реки Селенги.


Фото: Федеральная политехническая школа Лозанны (Швейцария)

12 альтернатив монгольским ГЭС

Слушания в Иркутске стали уже третьей по счету встречей жителей Иркутской области с инициаторами монгольских проектов и представителями Всемирного банка, который сегодня считается наиболее вероятным инвестором проектов. 16 мая состоялись слушания в Слюдянке, 17 мая — в поселке Еланцы, Ольхонского района. О том, что происходило на этих встречах, 18 мая в ходе небольшой пресс-конференции рассказали Елена Творогова (фонд «Возрождение земли Сибирской»), Сергей Шапхаев (Бурятское региональное объединение по Байкалу) и эксперт по устойчивому развитию гидроэнергетики Артур Алибеков.

Сергей Шапхаев, принимавший участие и в 10 слушаниях, состоявшихся в марте в Республике Бурятия, отметил, что монгольская сторона не сделала должных выводов из предыдущих мероприятий и не проводила предварительную работу с жителями Иркутской области.

— Они даже пытались говорить, что международный язык банковского общения английский, поэтому вот вам материалы на английском и дальше изучайте их как хотите. Мы им доказали, что по правилам Всемирного банка документы должны быть представлены на языке страны, которая проводит слушания, и на языке страны, в которой они проводятся. Поэтому будьте добры — на русском и монгольском. В итоге они так и сделали, но все равно части информации нет. Есть ведь два варианта лжи: когда вы прямо говорите неправду, и когда вы часть информации не разглашаете. Вот тут был второй вариант: они сделали уже некоторые оценки воздействия, но никому их не показывают, потому что в процессе, видимо, деньги украли и за несколько лет работы не сделали того, что должны были. Если они это покажут, то Всемирный банк кредит не даст и потребует вернуть то, что уже давали на предварительные исследования. Никто этого не хочет, конечно, — заявил Сергей Шапхаев.

Елена Творогова обратила внимание на другую сторону проблемы с монгольскими документами: авторы аккуратно обходят главную тему, ради которой затеваются проекты с ГЭС.

— Там ведь главная задача — обеспечение энергией и водой металлургической промышленности, проект MINIS именно об этом. После того, как вода будет использована, она ведь неизбежно загрязнится — и куда она пойдет? Об этом в документах ни слова, а она неизбежно останется там, в водосборной зоне Байкала. Никто не говорит о том, как ее будут очищать, где, к каким расходам это приведет. А ведь если учесть эти расходы, то весь проект станет нерентабельным, — заметила Елена Творогова.

Артур Алибеков акцентировал внимание на альтернативных вариантах развития энергетики Монголии, исключающих необходимость строительства ГЭС на важнейших притоках Селенги.

— Потребности Монголии можно понять: в их энергосистеме есть базовые мощности, но нет маневренных мощностей для регулирования диспропорции потребления, которая возникает в течение суток из-за неравномерности потребления. Кроме того, существует растущая потребность в водных ресурсах. Однако при этом, по моим подсчетам, есть не менее 12 вариантов, которые могут решить задачи развития Монголии, в том числе поставки электроэнергии из России, солнечные, ветряные станции, модернизация ТЭС, ГАЭС и другие варианты в части водоснабжения. В первую очередь, на мой взгляд, целесообразно рассматривать вариант строительства гидроаккумулирующих станций — это такая станция, которая имеет водохранилище, расположенное выше какого-нибудь водного объекта и на время спроса на электроэнергию вода из верхнего водохранилища через гидроагрегаты сбрасывается вниз, а когда спрос естественно падает — вода обратно закачивается в водохранилище в насосном режиме. У нас в России по такому принципу работает Загорская ГАЭС мощностью 1200 МВт — Монголии такой станции хватило бы с запасом, — поделился мнением Артур Алибеков.

Сергей Шапхаев дополнил картину альтернативных вариантов. Одна из наиболее очевидных альтернатив — если уж говорить только о проблеме энергоснабжения — состоит в том, чтобы увеличить пропускную способность ЛЭП из России в Монголию, а затем подключить эти ЛЭП не только к Гусиноозерской ГРЭС в Бурятии (как это сделано сейчас), но и к ГЭС Ангаро-Енисейского каскада. Один из вариантов допускает подключение к ГЭС в Иркутской области, другой — к Саяно-Шушенской ГЭС в Хакасии. Понимая, что эти варианты вполне реальны, собственник Гусиноозерской ГРЭС (компания «ИнтерРАО»), по информации представителей монгольского правительства, уже выразила готовность снизить стоимость киловатт-часа для Монголии. Российские СМИ пытались получить комментарий у представители компании, но эту информацию пока не подтверждают.

Планы Монголии, альтернативы российской науки

Председателем общественных консультаций в ИНЦ был избран академик Игорь Бычков. Открывая слушания, ученый напомнил о многолетнем двустороннем сотрудничестве между Монголией и Россией, а также между Монголией и Иркутской областью. Этой же линии поведения придерживались и все выступающие с монгольской стороны: уверений во взаимном уважении и благодарностей за сотрудничество было гораздо больше, чем конкретики по проектам. Лишь третий оратор в списке перешел к хоть каким-то фактам и сообщил, что энергетика Монголии страдает от двух проблем: она зависит от сотрудничества с соседями и не имеет «горячего» резерва для маневрирования при возникновении пиковых нагрузок. Отчасти представленные в Иркутске проекты должны решить и другие проблемы страны: обеспечить водоснабжение населения и промышленности в страдающих от недостатка воды районах — для этого планируется построить водопровод протяженностью более 700 км.

Особенно «порадовали» российских участников мероприятия требования к фирме или организации, которой монгольская сторона хотела бы поручить подготовку документов РЭО и ОВОС: международный опыт и опыт работы над энергетическими проектами сопоставимых размеров. Однако одного этого мало, контракт будет выставлен на конкурс и «кто победит, тот и победит». Тот факт, что фирма-победитель может не иметь никакого опыта работы на Байкале и Селенге никого, видимо, не смущает.

Когда от презентаций перешли к вопросам, Елена Творогова, являющаяся также членом Общественной палаты Иркутской области, попросила рассказать, каким было мнение общественности в Монголии. Выяснилось, что в стране были проведены семь раундов народных обсуждений, в ходе которых часть жителей страны — те, кто живет и работает в зоне затопления — высказывали опасения, а жители Гоби спрашивали, почему проект задерживается, и торопили со строительством ГЭС и водовода. Более того, по проекту Шурэнской ГЭС в Монголии запланированы повторные слушания по уточненному проекту. Представитель Российского социально-экологического союза Марина Рихванова попросила рассказать, где, кем и как определены пороговые значения воздействия на экосистему озера Байкал, о которых говорится в представленных монгольской стороной документах. Ответ был довольно странный: пороговые значения будут определены в документах Всемирного банка, причем непонятно кем и когда.

— Я вижу, что ответы идут уклончивые, — прокомментировал этот ответ Игорь Бычков.

Профессор Сергей Босхолов попросил рассказать об обходных сооружениях для идущей на нерест рыбы. Монгольская сторона заверила, что рыбоходы будут. Представитель Лимнологического института отметил, что в документах, представленных в Иркутске, сообщается о нескольких водохранилищах на Орхоне — в то же время все выступающие говорят всего об одном; объем водохранилища указан в тысячах кубометров — что сопоставимо с объемом бетона, который будет уложен в плотину. Трудности перевода привели к долгому спору о том, что имели в виду авторы документа: площадь или объем? Профессор Валерий Синюкович указал проектировщикам на грубую ошибку: если объем именно такой, какой записан в документах, то всего за сутки водохранилище будет сработано до дна и ГЭС придется остановить. Монгольским специалистам ничего не оставалось, как признать — российский ученый заметил то, что пропустили авторы и редакторы сборника документов.

Дружба дружбой, а киловатты врозь

Представители Иркутского научного центра указали монгольским гостям на грубую ошибку в подходе к проектам: в состав группы, занимавшейся предварительной подготовкой, не были включены ни эпидемиологи, ни специалисты по качеству воды. Не смогли монголы объяснить и заявления о том, что их ГЭС спасет Улан-Удэ от наводнений: «Может быть и получится, может быть и спасет»... Также неуверенно и коротко монгольские специалисты отвечали на все остальные вопросы — о сейсмичности районов строительства, о рассмотрении альтернативных вариантов, о сотрудничестве с российской стороной в рамках двусторонней комиссии под руководством министра природных ресурсов РФ Сергея Донского.

В какой-то момент российские участники встречи предложили прекратить задавать вопросы, потому что ученым — некоторые из которых работали над этими же проектами в советское время по соглашению с монгольской стороной и прекрасно знают тему — все было предельно понятно. Игорь Бычков отказался от этого предложения, пояснив, что для того и собирались, чтобы каждый мог высказаться и неясностей не оставалось. Сразу же после этого монгольские представители не смогли сказать ничего конкретного о том, кто, как и по каким методикам будет изучать вечную проблему всех водохранилищ — размывание берегов при заполнении и сезонной сработке водохранилищ. На вопрос, как строительство ГЭС в Монголии повлияет на работу ГЭС на Ангаре, последовал краткий и четкий ответ: вернемся к этой теме через два года, когда будут проведены работы по РЭО и ОВОС, а в техническое задание на эти работы вопрос уже вписан.

Заместитель министра природных ресурсов Иркутской области Нина Абаринова задала монгольской стороне и представителям Всемирного банка самый, вероятно, неприятный вопрос: как будет производиться оценка социальных последствий? Монгольские эксперты пообещали единый документ для Монголии и России.

— Мы не можем с этим согласиться, — заявила Абаринова, — потому что последствия для граждан Монголии, жителей Бурятии и Иркутской области будут совершенно разные.

Нина Абаринова еще раз смогла поставить в тупик монгольскую сторону, напомнив, что в документах прописано проведение «полевых исследований» — но осталось всего два года, за это время нельзя накопить «многолетние данные», без которых проект нельзя считать полностью проработанным. Монгольские представители с большим трудом согласились: часть данных по многолетним наблюдениям за бассейном Селенги придется запрашивать в научных учреждениях России.

По итогам встречи, сообщил Игорь Бычков, будет составлен итоговый протокол, который подпишут председатель и секретарь слушаний, а затем документ передадут монгольской стороне. Все участники встречи и даже те граждане Российской Федерации, кто следил за событиями вокруг проектов издалека, могут написать свои замечания и отправить их инициаторам слушаний — документы и адреса есть на сайте Иркутского научного центра СО РАН. На протяжении предстоящих двух лет Монголии нужно будет убедить Всемирный банк или другого потенциального инвестора в том, что реакция жителей Иркутской области и Республики Бурятия позволяет начать работы над РЭО и ОВОС; затем нужно будет провести весь комплекс исследований и после этого снова проводить слушания — уже по результатам проделанной работы.


Просмотров: 971

Отзывы

Для добавления комментария авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

17:46, 23 окт 2017 г.

Корпуса школы № 19 в Иркутске возведут к середине ноября

После этого строители приступят к обустройству кровли.

15:17, 23 окт 2017 г.

Собчак в лучах Навального

Информационный взрыв практически во всех СМИ, за исключением федеральных гостелеканалов, в связи с решением Ксении Собчак выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента России, породил множество сюжетов, как взаимодополняющих, так и противоречащих, исключающих друг друга. 

14:49, 23 окт 2017 г.

Дрожь земли под Молодежным

В понедельник, 23 октября, началось очередное судебное заседание по делу, в рамках которого Иркутский государственный аграрный университет пытается защитить права на один из участков своей многострадальной земли.

13:51, 22 окт 2017 г.

Виновница очередного ДТП в Иркутске, где пострадал ребенок, пытается избежать ответственности?

«Молодая женщина сначала извинилась, внешне переживала, даже предложила деньги. Но вдруг на следующий день спокойно заявила, что на самом деле это ребенок сам на нее наехал (мальчик был на роликах)».

По вопросам рекламы и сотрудничества звоните
+7 (914) 895-08-11

 

Кто из родившихся или работавших в Иркутской области (губернии) внес наибольший вклад в ее развитие?